ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сытный ужин в трапезной за княжьим столом стал последним ударом - ребята явственно заклевали носом. Андрей не стал томить заслуживших отдых людей и отправился к себе в покои, предоставив им допивать вино и укладываться, кому где покажется удобным.
Но, поднявшись в светелку, он, к своему удивлению, обнаружил в ней яркую масляную лампу на три фитиля. Печка снова трещала сосновыми поленьями, на открытой крышке бюро лежали три спрятанных в конверты письма. Из опочивальни доносился слабый шум. Даже не задумавшись о своем поступке, просто из въевшейся в плоть и кровь осторожности, Андрей положил руку на рукоять сабли, чуть вытащил клинок, бесшумно скользнул к двери - но увидел всего лишь хлопочущую у постели Варю.
- Я думал, ты в трапезной осталась. - Князь отпустил саблю, снял пояс и повесил его на стену в изголовье.
- И рада бы, да хлопот еще изрядно. В доме ведь вроде и тепло, ан стены, шкафы и постели еще не отогрелись. Простыни, перина, одеяло, какими были, такими и остались. Не класть же тебя на сырые простыни, батюшка. Вот угольницы собрала. - Приказчица приоткрыла край одеяла и показала широкую медную грелку, похожую на две плотно сложенные друг на друга сковородки.
- Какой я тебе «батюшка»? - хмыкнул Андрей. - Уж кто бы так называл.
- Письма до тебя приносили, Андрей Васильевич, - отвернувшись, снова расстелила одеяло приказчица. - Я их там, на стол писчий выложила.
- Ты, никак, обиделась на что-то, Варя? - подступил к ней ближе Андрей. - Голос сухой, как астраханская вобла.
- Не мне, простой холопке, на князя своего обиду держать… - с невероятным смирением ответила та.
- Холопке, - вскинул брови князь. - Нечто и надпись закупная есть? А я и запамятовал!
Андрей шагнул вперед, норовя сгрести женщину, но та вывернулась, отскочила:
- Не тронь! И думать не смей! Я тут одна уже полгода, ровно тать в порубе, сижу, каждую копейку тебе считаю, каждое полено берегу, а ты зараз меня в том же и попрекаешь! И дом тебе холодный, и двор не чищен! А кому чистить? Нечто не ведаешь, что серебра от тебя уж не помню, когда получала? Нечто не ведаешь, что княгиня холопов всех и дворню в имение отозвала?
Андрей только рассмеялся:
- Вижу, вижу. Послушание холопье со всех щелей так и прет.
- А что? Неправду сказываю? - несколько сбавила тон Варвара.
- Правду, правду, - признал Андрей, уходя обратно в светелку, к бюро. - И забрали, и берегли на всем, на чем могли. Два года последних, Варя, словно обиделся Господь на нас всех. И весна поздняя выходила, и дожди все лето хлестали, и заморозки ранние. Хлеба, почитай, не уродилось вовсе. Токмо репу и гречиху собрать получилось. И в лесах ягода вся погнила и грибов почти не выросло. Тут не то что прибытка - с голоду не опухнуть, и то счастье. У нас в княжестве хорошо хоть озер много. Смердам рыбу ловить позволили невозбранно. Что в Ладоге, что на лесных малых протоках. Тем и продержались до сей зимы. У отца же таковой отдушины нет, ему и холопов своих кормить нечем оказалось, ко мне всех отослал. Крепостные людишки голодают, оброка нет. Кто бессемейный - так в бега ударились. Прочие пухнут, кору и лебеду жрут, нового урожая дожидаясь. Еще и мор в Лисьином случился… Теперь, похоже, половина удела вовсе непаханой останется. Тут, сама понимаешь, не до дворца столичного. Души бы, что под моей рукой оказались, не сгубить, и то хорошо. Большего и не надо. Еще и нынешний год столь же ненастным станет. Но теперь я хоть упредил, чтобы рожь не сеяли. Только репу да брюкву. Она летних заморозков не боится, с ней погреба по крышу забьем. Не сладко, да хоть не голодно.
Он переставил лампу на крышку бюро, поднял один из конвертов, сломал печать.
- О, про меня вспомнил барон Тюрго! Интересно… - Андрей пробежал письмо глазами. - Похоже, у них смута случилась, и он своих обещаний исполнить не сможет. Знамо дело, соседи. Коли у нас неурожай - стало быть, и у них голод. А это матушка… Благодарит за возвращение отца. Господи, как же давно это было? Я ведь с нею даже встречался после того, как она о его приезде отписала. Кто еще про меня вспомнил? Надо же, князь Воротынский! Вел себя так, ровно немилость царская ему безразлична, ан о моем обещании все же напомнил. Это славно. Я ведь как раз ради него в Москву и отправился.
- В Москве хлеб за последние два года тоже втрое вздорожал, - из-за самой спины добавила Варя. - Неурожай.
- Потому холопов и отозвали, - повернулся князь, - что в имении их прокормить проще. Каша, репа, рыба свои, да еще и ловить помогут. В столице же все за серебро покупать приходится. А доходов без урожая нет. Токмо государево жалованье и спасает.
- У тебя ведь, сказывал, корабельщики трудятся?
- А все едино… - Сложив письмо, спрятал его обратно в конверт Андрей. - Коли в землях неурожай, так и на товары спроса нет. Нет спроса - ладьи и струги без надобности. Без работы сидят мои корабельщики. Чего-то продали минувшим летом, но и им только концы с концами сводить хватает.
- Ой, горит что-то!!! - метнулась Варя в опочивальню, отшвырнула в сторону одеяло, ловким движением сгребла сразу все грелки: - Нет, вроде обошлось. Нигде не обуглилось.
- Зачем так с одеялом-то? - с усмешкой попрекнул Андрей, подбирая его с пола, кинул на постель. И так получилось, что лица их в это мгновение сблизились так, что он даже ощутил дыхание приказчицы. И даже коснулся ее губ своими губами. Равновесие было окончательно нарушено, и оба вместе упали на горячую и влажную постель…
…Впрочем, когда они стали способны это заметить - белье уже успело и остыть, и просохнуть.
- С приездом тебя, боярин, - с улыбкой поцеловала его Варя спустя пару минут после окончания бурной и сладкой схватки. - А то ведь и не узнать поначалу было.
- Здравствуй, Варенька… - Андрей перекатился на нее, топя в перину, посмотрел в глаза, медленно склонился, крепко поцеловал в губы. - Сокровище мое.
- Уж какая есть, - усмехнулась та. - Теперь пусти, княже. Идти мне надобно. Хлопот много.
- Какие у тебя могут быть хлопоты, коли я здесь? - укоризненно поцокал языком Андрей. - Али не мне ты служишь?
- Малой хитростей сих не разумеет, княже, - покачала головой женщина. - Он мамку первый завсегда требует. Подать ее сюда, и все тут!
- Что за малой? - отодвинулся князь.
- Сын у меня по осени родился, боярин. - Приказчица села, оглянулась по сторонам. - Эк одежду-то разметало. Ровно ураган.
- Он и был. Чей сын-то?
- Знамо дело, мой, - оглянулась через плечо женщина, поднялась, взяла с подоконника и встряхнула, расправляя, платье. - То вам, мужикам, сего не в жисть не угадать. Мы же своих детей завсегда точно знаем.
- Ну да, ну да… - Разумеется, это был дурацкий вопрос. Но Андрей все же попытался наскоро посчитать в уме: «Осень, минус девять: получается зима…»
Это где же он тогда был? Мог - в Москве. А мог - и в дороге. Стараниями царскими о прошлом годе поноситься по городам и весям пришлось изрядно. Но зиму вроде бы он пару раз застиг здесь… Или нет?
Знать бы заранее - хоть метку бы какую в бумагах поставил!
Варя уже забралась в платье и завязывала платок.
- Подожди! - отбросил одеяло он. - С тобой хочу сходить. Хоть гляну, кто от меня первую любовь отнимает.
Варя вздрогнула, резко повернула к нему голову… И промолчала. Жизнь успела научить ее и смирению, и разумности, и фатализму. Теперь она даже не пыталась намекнуть на то, кто именно является отцом ребенка. Приказчица хорошо понимала, что родовитый князь никогда не признает своей связи с холопкой. И не получится ничего хорошего, если раздувать конфликт там, где проросли семена искреннего чувства.
- Коли интересно, пойдем. Мальчик уродился крепким.
Андрей натянул шаровары, влез в рубашку, опоясался - чисто по привычке, без недобрых мыслей. Нагоняя стремительную Варвару, спустился на первый этаж и вскоре оказался в небольшой комнатенке, зажатой между кухней и печыо княжьих покоев. Здесь, у бревенчатой стены, разгораживающей помещения, и покачивалась подвешенная к потолку плетеная колыбелька. Чуть дальше, под темным окном, стоял узкий топчан с соломенным тюфяком.
- Ты б его еще в чулане спрятала! - полушепотом попрекнул Андрей. - Нечто во всем дворце места поприличнее не нашлось?
- Ты, боярин, может, и князь, - насмешливо хмыкнула Варя, - а все едино мужик бестолковый. На кой ляд ему твои горницы расписные, коли самое теплое и уютное место завсегда здесь, где от кухни тепло, а от печи не жарко? Далеко печь, в трех шагах. Даже когда топишь, все едино не жарит.
- Тепла тут много, а свежего воздуха нет, - парировал Андрей. - Дыра-то над постелью, небось, вовсе не открывается.
- Свежий воздух летом хорош… - начала отвечать приказчица, но князь отвлекся на румяные щеки крепыша, что посапывал в колыбели, и на его плотно сжатые розовые кулачки, высунутые из-под одеяльца.
- Как назвала? - спросил он, склоняясь над ребенком с глупой незваной улыбкой.
- В монахинях не бывала, святцев не помню, - ответила Варя. - Крестить стану - скажут.
- Меня крестным отцом позови, - твердо приказал Андрей, толком еще не успев понять своего отношения к младенцу. Он не мог быть родителем безродного ребенка. Но стать его крестным князю не запрещали никакие законы и обычаи.
Такая доброта знатных людей к потомкам простолюдинок встречалась сплошь и рядом.
- Андрей обидеться может… - неуверенно отказалась Варя.
- Не обидится. Я с ним поговорю, - шепотом пообещал Андрей, и осторожно, одними губами, коснулся лба ребенка. Отступил. - Постель, смотрю, одна. А где мальчишка-то спит?
- Сам сказываешь, дворец большой, - улыбнулась приказчица. - Теперь ступай, мне кормить надобно. Тебе же отдыхать после дороги.
- Да мне и здесь тепло.
- Ступай, княже, - покачала головой она. - Не смущай. И место тут токмо для одной…
Малыш многозначительно зачмокал пухлыми губками.
- Ладно, корми, - смирился князь. - Ныне он здесь хозяин. Будем надеяться, и впредь не подведет.
Князь Сакульский поднялся в свои покои, подбросил в печь еще пару поленьев, перешел в опочивальню и поперек перины упал на постель.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики