науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Слушаю, Андрей Алексеевич.
– Сволочи... – прошептал он.
– Не понял вас. Повторите команду.
Андрей долго посмотрел на Стива и, склонившись к панели, сказал:
– Пилотам – отбой.
* * *
– Здравствуйте, Виктор, – проговорила Ксена.
Человек в мониторе поднял глаза и обреченно посмотрел на нее. Президент Единства заметно сдал: если во время первого контакта он был сдержан и сохранял достоинство, то сейчас Виктор Ф. Кастель напоминал больного воробья.
Воробьев Ксена пока не видела – ни больных, ни здоровых, этот образ пришел из учебного курса. Теперь она имела о них некоторое представление.
– Отбор в «Каменном Чертоге» закончен, – сказала она. – Мы освобождаем пять человек.
– Я принял к сведению, – тихо ответил Президент. Она просмотрела отчет по Северной Америке.
– В «Алькатрасе-2» мы выбрали троих.
– Понятно, – произнес Кастель. – Вы назовете их имена?
– Не раньше, чем будет сформирован полный список амнистированных
– Судя по адресам вашего... – он поджал губы, – турне, вы ищете самых отъявленных негодяев, людей без морали, без души. Где и когда нам ожидать вспышек насилия?
– Они не причинят вреда человечеству. Каждый из них получит новую внешность и новые документы.
– И новую душу?..
– Второй отряд Миссии отправляется в Неваду, – объявила Ксена, проигнорировав его реплику.
– Особый лагерь «Скай Фикшн», – печально заключил Президент. – Зачем вы мне это сообщаете?
– Вы дадите команду местным властям оказывать нам содействие. – Ксена вспомнила подходящую конструкцию и не преминула ею воспользоваться: – Это было во-первых.
– И во-вторых? – без удивления произнес Кас-тель.
– Во-вторых, Миссия лояльно относится к государству Единство. Не в наших интересах конфликтовать из-за пустяков. И не в ваших тоже.
– Я свяжусь с тюремной администрацией. От меня все равно ничего не зависит. На вашу деятельность я повлиять не могу.
– Виктор, вы совершенно правы. До свидания.
Закрыв терминал, Ксена откинулась в кресле и некоторое время рассматривала ногти.
– У вас что-то новое, Стив? – не оборачиваясь, спросила она.
– Сомнения, – отозвался тот, заходя в каюту. – У меня сомнения, Ксена. Очень большие.
– У вас?! – Она толкнула кресло и, откатившись от стола, с любопытством взглянула на Стива.
– Вы велели предупредить объект о внедрении...
Он замялся, подбирая адекватный перевод. Схожих понятий на Земле не было, соответственно не было и слов. Стив уже хотел перейти на родной язык, но Ксена его опередила, снова по-русски:
– «Автономная квазиинтеллектуальная симбиотическая система», примерно так. Пустой звук. К тому же слишком длинно. Давайте будем называть эту систему просто симбионтами, как она была представлена объекту. Ну и что вы собирались мне сказать? В чем ваши сомнения?
– Было ли это столь необходимо?
– Наши сотрудники должны чувствовать, что они максимально защищены. Это во-первых, – добавила она не без удовольствия. – И во-вторых. Они должны быть максимально уязвимы для нас. Почему я вам это рассказываю, Стив?
– Я о другом. – Он осторожно присел на стул. – Если учитывать неопределенность ситуации и свойства самих кандидатур, то частичное переподчинение их организмов необходимо. Однако нужно ли их об этом уведомлять?
– У нас остается все меньше времени, – ответила Ксена. – Это во-первых. И во-вторых, – сказала она, повысив голос. – Напоминаю, что критика моих решений не входит в ваши обязанности.
– И все же меня кое-что смущает.
– Сначала сомнения, а теперь и смущение, – язвительно отозвалась она. – Вы прогрессируете. Далек ли тот день, когда вы начнете употреблять алкоголь и табак?
– Не угрожайте мне. Мы одинаково отрезаны от Родины, и ответ на ваш рапорт придет не раньше, чем ответ на мой, – через двадцать лет. Ваши полномочия могут быть сколь угодно широкими, но...
– Фотонного порога они не отменяют, – согласилась Ксена.
– Здесь его принято называть «световым барьером».
– Ладно, Стив. Я не посылаю рапортов. Вы правы, это бессмысленно. И разрушать наши отношения я тоже не собираюсь. Вам действительно необходимо что-то обсудить?
– Меня кое-что смущает, – повторил Стив. – Никакие программы обучения не погрузят нас в чужую культуру полностью, но я чувствую, что Волков находится вне социальной нормы.
– Ну вот, теперь вы еще и «чувствуете», – беззлобно вставила Ксена.
– В Волкове слишком многое неестественно или, по крайней мере, нешаблонно, вы сами это отметили. В частности, его прошлое.
– Оно асоциально, как у многих кандидатов. Это и есть наше основное требование.
Стив удрученно помолчал и наконец поднялся.
– Десять из ста, что Волков будет нам полезен.
– Вы забыли уточнить: «мне так кажется». Вам так кажется, Стив.
– Ах вот как? – Он остановился у двери. – Всем известно, что ваше участие в экспедиции имеет особое значение. Но я не думал, что ваша персональная миссия настолько далека от общей.
– Что же вы думали?
Стив вопросительно взглянул на Ксену.
– Кроме основной задачи... – сказал он и вновь умолк. – В отряде догадываются, что вы направлены сюда с целью...
– Проверки работоспособности симбионтов?
– Именно, – произнес он с облегчением от того, что ему не пришлось первым говорить это вслух. – Полевые испытания. Отладка новой системы на близком биологическом виде.
– Знаете, Стив... – Ксена вновь принялась разглядывать ногти, аккуратно подстриженные, но не накрашенные. – Я могла бы ответить «да» и тем самым снять вашу проблему. Это действительно хорошая версия. Даже странно, что мое начальство не позаботилось о ее продвижении.
Стив отошел от двери и напряженно замер.
– Тем не менее, я отвечаю «нет», – продолжала она. – Симбионты – всего лишь средство, призванное облегчить работу с нашими местными помощниками. Этот проект довольно опасен, и руководство хотело бы опробовать его вдали от дома.
– Мы покинули Колыбель более десяти лет назад, и если мы отправим сообщение прямо сейчас, оно будет идти еще десять лет. Какую бы информацию мы ни добыли, фактически она уже устарела.
– Даже вам и Трайку, командирам отрядов, сообщили не все. Вы оба это знаете. Также вы знаете, что у меня есть особое поручение. Возможно, рано или поздно я буду вынуждена обратиться к вам за помощью. Просто потому, что я здесь единственный представитель контрразведки. Это во-первых. И во-вторых, задание У нас не только сложное, но и... как бы получше выразиться... абсолютно неопределенное, Стив. – Ксена помедлила. – Иначе кто бы поручил его женщине?
* * *
Андрей проснулся от страха и первым делом дотронулся до лица. Он ожидал, что голова будет забинтована в десять слоев, как подушка, но повязки не оказалось. Небритые щеки, сухие слипшиеся губы, нос...
Он вскочил и бешено огляделся.
Нос был не его, это Андрей понял даже на ощупь. Немного длиннее, немного шире... Что может быть ужасней чужого носа? Только чужое лицо.
Зеркало висело напротив кровати: большое, чистое, с боковой подсветкой. Лампочки, желтые, как в ювелирном или в булочной, горели – их зажгли специально для него. Чтобы не искал, не сгорал от любопытства. Чтобы сразу – либо обморок, либо...
Ничего, нормально.
Андрей осторожно пригладил макушку. Волосы были темнее его собственных. Брюнет, почти жгучий. Покрасили? Едва ли.
Он приблизился к зеркалу. Нормальное лицо, нормальное. Больше всего изменились нос и подбородок. Если честно, в лучшую сторону. Глаза... Про глаза Андрей ничего сказать не мог. Просто – чужие. Почему-то карие.
– Неплохо выглядишь, мужик, – буркнул он. – Только где-то я тебя видел, кажется. Ах, да. Я видел тебя на фотке, морда. Теперь будем видеться часто.
Отойдя, он внезапно обернулся и щелкнул пальцами.
– Поймал?! Нет, не поймал. А где же мой...
Креста на груди не было. От татуировки не осталось ни шрама, ни пятнышка.
Он провел рукой по скулам – щетина тянула на трехдневную. Или он долго спал, или этот тип чертовски быстро обрастает.
Андрей заглянул в ванную – станок и крем лежали на самом виду.
– Ну что, морда... давай знакомиться?
Он улыбнулся новому зеркалу, но вместо улыбки получилось что-то дурацкое. Физиономия человека, пытающегося казаться умнее и беззащитнее.
– Тебе это не идет, – заметил Андрей. – Ты морда мужественная, тебе надо как-то по-боксерски, что ли ... – Он попробовал оскалиться. – Тоже не фонтан. Или ты вообще не улыбаешься? Не умеешь? Волков Андрей Алексеевич. Дебил.
Он еще не закончил бритье, когда в каюте появились Ксена со Стивом. Проснувшись голым, Андрей так и не оделся. Во взгляде Ксены читалось одобрение: если в прошлый раз она рассматривала его как обычные мандарины, то теперь как мандарины отборные.
– Ничего, что я босиком? – спросил Андрей. Она молча села на его неубранную кровать и повернулась к Стиву.
– Нам не нравятся процессы в вашей психике, – произнес тот.
– Серьезно? –брякнул Андрей.
– Вы сознательно маргинализируете свое отношение к действительности. Это опасный симптом. Мы наблюдали ваше пробуждение. Вы разговаривали вслух.
– У вас микрофоны?! Черт, а я тут пукал, и вообще... – Андрей покосился на Ксену и обернул вокруг бедер полотенце. – Ладно, вас трудно смутить. Но в психи меня записывать не нужно.
– Вы называли свое лицо мордой, – сказала она.
– Свое – никогда!
– Теперь это – ваше. Привыкайте к нему, начинайте его любить.
Андрей почесал горло:
– Я постараюсь.
– У вас не так много времени, – напомнил Стив. – Несколько суток.
– И я проведу их в этой консервной банке?
– Нет, конечно, – ответила Ксена. – Вам необходимо социализироваться, на борту это невозможно.
– Э-э-э, барышня... э-э-э... то есть Ксена. Выражайтесь попроще, а? С такой мордой... с таким лицом, как у меня...
– Мы всего лишь изменили вам внешность. Мы не вторгались в ваше сознание.
– А зачем туда вторгаться? Там ничего хорошего. – Андрей поймал себя на том, что не может прекратить дурачиться. Так ему было легче. Чуть-чуть.
– Возьмите себя в руки, Волков, – проговорил Стив. – Если не желаете, чтобы испытательный срок завершился, не начавшись.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики