ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Вероятно, Катя знает об истории с конфетами «День варенья»? – спросила я.
Юра не успел ответить. В дверь каюты осторожно постучали. Шумаков открыл, и я увидела краснощекого потного юнца в милицейской фуражке. Воротничок его рубашки был слишком широк для шеи, смахивающей на перо зеленого лука, китель явно достался молодцу с чужого плеча, а может, для подобных малявок вообще не шьют форму. Плечи кителя стекали вниз, рукава прикрывали часть ладоней, зато голос у бравого борца с преступностью оказался по-сельски зычным.
– Невзоров! – заорал он. – Прибыл в поисках майора Шумакова!
Юра сделал рукой приглашающий жест:
– Ты его нашел, заходи, чувствуй себя как дома.
– Где труп? – не сбавляя тона, спросил Невзоров.
Шумаков схватил дурака за плечо, втянул его в каюту, затворил дверь и сердито спросил:
– Ты идиот?
– Я Невзоров, – неожиданно ответил гроза местных преступников.
Мне стало смешно. Интересно, сколько лет пареньку и кто догадался принять на службу юношу, чей размер шеи меньше моего, а объем бицепса составляет пять сантиметров? Невзоров не сможет даже поднять пистолет – упадет под его тяжестью. Думаю, он и бегает со скоростью беременной черепахи. Ни один преступник не испугается, столкнувшись с таким представителем закона и порядка.
– Как тебя зовут? – поинтересовался Юра.
– Андрюша, – по-детски непосредственно представился юноша, но тут же спохватился: – Андрей Павлович. Я заведую райотделом в Паново.
Я вытаращила глаза, а Шумаков, сохраняя самый серьезный вид, воскликнул:
– Так ты начальник! Поскольку наши отчества совпадают, мы можем забыть про них и обращаться друг к другу попросту. Я Юра. А на кровати сидит самая лучшая писательница России Арина Виолова, надеюсь, ты читал ее детективы.
– Не-а, – честно сообщил Андрей. – Я больше кино люблю, в Волынск за дисками катаюсь. Далековато, правда, зато там дешево и у пиратов офигенный выбор.
Услышав последнее заявление, Юра крякнул, но милый Андрюша не понял, какую глупость сморозил. Он вещал дальше:
– Вообще-то я неделю как работаю. Паново типа деревня, жителей немного, в основном старики, живут за счет туристов. Здесь теплоход может причалить, река глубокая и пристань есть. Вот Райкино – большой город, там несколько тысяч населения, но им не повезло, в том месте отмели, кораблю не пристать. Прежний начальник Возюков Алексей Михайлович помер, меня на его должность поставили. Пока привыкаю.
– Отлично, – весело заулыбался Юра. – Все когда-то начинали. Тебя предупредили, что ты поступаешь в мое распоряжение?
Андрюша снял фуражку и почесал макушку, покрытую короткими кудрявыми волосами.
– Из Москвы телефонограмма в Вакулово пришла, – наконец сказал он, – там наше начальство сидит. Мне сам Федор Евгеньевич звякнул и велел: «Невзоров, не упади в навоз носом. Сам Виталий Матвеевич тебе приказывает майору Шумакову помогать. Он столичный ферзь, еще наболтает потом, что в Панове и Вакулове тетехи служат. Не опозорь!» Но я сомневаюсь насчет беседы Федора Евгеньевича с Виталием Матвеевичем. Баранов больно высоко сидит.
Юра похлопал ладонью по креслу:
– Садись, Андрюша. С Виталием Барановым я учился в одной группе, мы с тех пор приятели. Вот и велел ему подыскать в Панове понимающего человека.
Невзоров, успевший умоститься в кресле, выскочил из него, как струя из фонтана, и замер навытяжку.
– На булавку угодил? – прикинулся простачком Юра. – Располагайся.
– Я лучше постою! – заорал Андрюша.
– Сесть! – гаркнул Шумаков.
Андрюша спелым яблоком упал на сиденье.
– Шикарно, начинаем договариваться, – восхитился Юрасик. – Итак. Трупа нет!
– Куда ж он подевался? – поспешил с вопросом Андрей.
– Лежит в каюте.
– Ваще ничего не понял, – заныл паренек. – То тела нет, то оно в спальне.
– Перевозка здесь? – спросил Юра.
– На причале, как велено, – отрапортовал Невзоров.
– Молодец, возьми с полки пирожок, – буркнул Шумаков, вынул мобильный и вышел в коридор.
Мы остались вдвоем.
– Здрасте, – прервал тишину Андрюша. – Вы стихи пишете?
– Нет, детективы, – уточнила я.
Невзоров чихнул.
– Извините. Романы в стихах?
– В прозе, – пытаясь сохранить невозмутимый вид, ответила я.
– Типа «Евгений Онегин»?
Я сделала глубокий вдох.
– Типа «Три мушкетера».
– Прикольно, – оживился Андрюша. – Я люблю про животных, у нас дома у мамки кролики есть, куры и корова.
Я решила, что симпатичный, но не разбирающийся в литературе милиционер перепутал мушкетера с мустангом, и решила просветить собеседника:
– Три мушкетера – это люди, мужчины.
– Я знаю, – сказал Андрей. – Но у них была собака!
– Что-то не помню, – вырвалось у меня.
– Ну как же! – оживился начальник из Панова. – Она у них продукты тырила, в лодке безобразничала!
Я растерялась еще больше:
– В лодке? Атос, Портос, Арамис и д’Артаньян не путешествовали по воде.
– Они кто? – простодушно спросил Андрюша.
– Мушкетеры. Неужели ты кино с Боярским не видел?
– А-а-а! – протянул Невзоров. – Там еще песня про седло. Ничего киношка, но сериал про ментов лучше. Я его посмотрел и профессию выбрал, пошел учиться, чтобы с преступниками бороться. Так это вы написали про Боярского?
– Роман вышел из-под пера Александра Дюма, и в тексте нет упоминаний о псах, – терпеливо разъяснила я.
– Я про другую книгу говорю, смешную, там мужчины и фокстерьер! – улыбнулся Невзоров.
– «Трое в лодке, не считая собаки»? – осенило меня.
– Почему же псину считать не надо? – с укоризной спросил Андрейка. – Он там за главного. Значит, вы написали эти книжки?
Я сделала вид, что не слышу вопроса. Боже, помоги Шумакову! С таким помощником он точно горы свернет. От злости.
– Первый раз живого писателя вижу, – разоткровенничался Невзоров. – В Вакулове дядя Игорь Гаврилов живет, но он вроде как ненастоящий, работает в парикмахерской, а в свободное время шансы сочиняет! Их в газете печатают, про любовь.
Паренек явно перепутал слова. Наверное, Пушкин местного розлива вдохновенно строчит стансы. Поправлять Андрюшу мне не хотелось.
– А где пирожок? – неожиданно спросил новоиспеченный милицейский начальник.
Вопрос был странный, и я опешила.
– Вы хотите есть? Думаю, на кухне найдется что-нибудь перекусить.
– Так мне на камбуз надо переть? – закручинился Невзоров. – Где он тут?
– Наверное, в подвале, – предположила я. – Или как там называется помещение на корабле, расположенное ниже ватерлинии.
Андрей озабоченно спросил:
– А какую полку он имел в виду? Я только-только на службу пришел, не хочется опростоволоситься. Надо было спросить у Шумакова, да я сконфузился. Еще посчитает меня у.о.
Я окончательно потеряла нить беседы.
– Кем? У.о.?
Невзоров с превосходством посмотрел на меня:
– Неужто не знаете? «Умственно отсталый», так в документах пишут, чтобы человека вежливо идиотом назвать. Ну лады, я почапал к коку, авось он про полку с пирогами в курсе.
– О какой полке ты говоришь? – не удержалась я от вопроса.
Андрей моргнул.
– У нас в милиции – как в армии, коли приказано, надо выполнять и не рассуждать. Старший по званию всегда прав. Юрий майор, мне до таких погон еще служить и служить, а еще он из Москвы, с самим Виталием Матвеевичем корешится. О-хо-хо! Вы разве не слышали, как Шумаков мне сказал: «Молодец. Возьми с полки пирожок». Вот только где, не уточнил. Наверное, хочет проверить мою сообразительность.
На секунду мне показалось, что он потешается, потом я посмотрела на простодушное лицо и поняла: Андрей на самом деле собрался идти на поиски выпечки. Нужно тактично объяснить балбесу: Юра пошутил. Я опустила глаза и сказала:
– Не ходи на кухню. Не надо.
– Почему? Пирожки не там?
– Их нет, – промямлила я. – Юра вел речь о шаурме, которую Лиза съела вчера на речном вокзале.
– Аха! – заулыбался Невзоров. – Типа, надо туда съездить, найти ларек и жрачку у них на анализ взять? Вдруг кура с гриппом была? Я вот никогда ничего готового не беру. У меня сестра Ленка в столовке работает, так я понаслушался от нее, чего они там в фарш пихают, чтобы из кило мяса тонну котлет сделать. А кто мне командировку оплатит? В столицу дорого ехать, за один день мне не управиться, ночевать придется. У нас в Панове бюджет маленький, даже на электричество не хватает, и машины нет, а велосипед у меня сломался, я пока пешком хожу.
Я попыталась подавить рвущийся наружу смех и весьма успешно изобразила кашель. Не знаю, сколь долго мне удалось бы маскироваться, но тут дверь приоткрылась, и в каюту заглянул Юра.
– Эй, пошли, только не орать!
Невзоров нахлобучил на макушку фуражку, и мы сплоченной группой выбрались на палубу. Два парня осторожно спускали по трапу носилки, на которых лежало тело, прикрытое до шеи застиранным темно-синим одеялом. Рядом шла женщина, которая держала в высоко поднятой руке капельницу. Длинная прозрачная трубочка, тянувшаяся от пластикового мешка, уходила под покрывало.
– Это кто? – ткнул пальцем в процессию Невзоров.
– Елизавета Суханова, – ответил Юра. – Ты сядешь в машину «Скорой помощи» и отвезешь девушку в морг, в Вакулово.
– Не понял! – нахохлился Андрюша. – Живых в морозильник не отправляют.
– На носилках труп, – тихо объяснил Шумаков. – Но мне надо, чтобы все на борту считали Елизавету живой, поэтому я и устроил спектакль с врачами. О’кей?
– Я ваще прибалдел, – затряс головой Андрюша. – Если она жмурик, то за фигом капельница? А если живая, то нельзя в морг!
Шумаков с мольбой посмотрел на меня. Я схватила Андрея за костлявое запястье, потащила по уже свободному трапу на причал, поставила около машины с красным крестом и попыталась вразумить.
– Слушай меня внимательно. Это спецоперация!
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики