ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Как вы здесь очутились, товарищ майор? – удивился Галин.
На усталом лице майора только мелькнула короткая улыбка.
Скоро подошли несколько парашютистов. Разделившись на группы, они обследовали все вокруг. Но никто ничего не обнаружил. А дождь шел и шел в тишине. Чуть шелестели листья под каплями. Куда ни взгляни, все в серой дымке дождя – дремучий лес, горы, овраги, головокружительные пропасти.
Впавшие в уныние люди собрались вокруг Захарова. Он задумчиво смотрел на гору, отвесно поднимавшуюся над родником. Примерно на высоте двух с половиной метров Галин увидел выступ, на котором задержались свалившиеся с высоты камни.
Едва Захаров показал рукой на этот выступ, светлолицый парень с атлетическим телосложением проворно вскарабкался наверх. Один из камней привлек его внимание. Он отодвинул его и воскликнул:
– Здесь пещера! Разрешите обследовать, товарищ майор?
– Обследуйте.
Через минуту начали поступать сообщения:
– Пещера становится шире.
– Включил фонарь… Внутри грот. Тут имеется углубление, как колодец… В нем вода.
Дальше никакого хода нет.
– Осмотреть колодец! – приказал Захаров.
– Дно колодца – белый известняк. Вода чистая, прозрачная. Глубина более двух метров. Под водой на стене колодца видна брешь.
– Поднимемся и мы, товарищ Галин, сказал Захаров и начал карабкаться. Он остановился у входа, наклонился и что-то поднял
– Обрывок шнурка от ботинка.
Галин вспомнил башкирскую пословицу. «Где конь валяется, там шерсть остается».
Захаров о чем-то долго думал, глядя в колодец, и качал головой.
– Вызвать водолазов! – наконец распорядился Захаров. И прибавил: – Немедленно.

ПЕЩЕРНЫЕ РИСУНКИ.

Сегодня ребята вернулись в «берлогу» чуть пораньше, чем обычно.
– Зете и сам устал, – сказал Махмут. -Небось, не придет сюда.
В эту ночь пробивать «Дорогу Свободы» была его очередь. Поэтому Махмут решил вздремнуть часок-другой, а Шариф взял на себя всю работу на кухне.
Но Андрей раскричался:
– Один будет на кухне, а другой – в саду.
– Обоим хватит дела! Нечего лентяйничать!
– Дядя Андрей! До завтра сад никуда не убежит. Я очень устал. Завтра все сделаем.
– Смотрите-ка, как стали разговаривать!
– Вам только жрать да спать! Что стоите? Ну!.
Махмут хотел возразить, но вдруг увидел, что из-за яблонь выходит Зете. Вот так «устал»!
– Пойдем-ка со мной! – Зете указал пальцем на Шарифа и увел его с собой.
– Видел? – сказал Андрей Махмуту и многозначительно кивнул головой в сторону закрывающейся двери.
Махмут не ответил и молча отправился на кухню. Ребята часто замечали, что оставаясь наедине с Махмутом, Андрей становился более откровенным и разговорчивым. Но сегодня у Махмута не было никакого желания болтать с ним. Андрей покашливал.
– Если уж Зете сам уведет, то он даст работенку! Что молчишь? Подумаешь, устал… Ты еще не знаешь, какие тут бывают работы… А что сегодня делали?
– Да, были там же… – нехотя отвечал
– Махмут. – Военную базу строили.
– Базу? Военную? А кто тебе сказал, что она военная? А, может быть не военная?
– Нет уж, дядя Андрей. Мы знаем. Сам
– Зете рассказал.
– Сам Зете? А не врешь?
– Спросите у него.
– А для чего нужна база, он тоже рассказал?
– Рассказал.
Для чего?
– Ну, для чего военные базы строят? Известно. Только я не понимаю, что можно делать при помощи всего лишь нескольких снарядов.
– О! Ты, оказывается, не знаешь, какие это снаряды!
– Знаю. Которые полетят без помощи пушек.
– Вот. Их будет вполне достаточно, чтобы в нужный момент поднять страшную панику.
– Уж мы их выпустим, миленьких! Эх, как они обрушатся на города!… – Андрей так закашлял, что на его глазах выступили слезы. – Осталось ждать не так уж много. Совсем немного…
Махмут метнул на Андрея ненавидящий взгляд.
– А ты не беспокойся! – Андрей, по-видимому, заметил, что Махмуту не по себе. – Пока ты со мной, тебе ничего плохого не будет.
– А что мне может быть? – спросил Махмут, посмотрев Андрею в глаза.
– Э-э! – многозначительно произнес Андрей и перешел на шепот: – Не говори так!…
Ты забыл про Зете?.. Пусть он думает, что я глупый! А я о его махинациях все знаю! Дай только срок, я с ним посчитаюсь!
– Какие махинации, дядя Андрей?
Андрей встрепенулся, кашлянул, сплюнул:
– А тебе какое дело? Раз не понимаешь, молчи!
А Шариф в это время находился в кабинете Зете. Это была довольно большая комната. На многоярусных полках стояли какие-то аппараты, вольтметры и амперметры, многокнопочные щиты, напоминающие пульт управления, всевозможные катушки, конденсаторы, маленькие станки для изготовления мелких деталей.
Зете посадил Шарифа на свободный стул у двери.
– Работы много. Так много, что даже поговорить по душам некогда. Тебя ведь Шарифом звать? Ну, как вы себя чувствуете у нас?
Шариф молчал.
– Понимаю, понимаю… Скучаете по дому, по родителям, это естественно. Но вы уже не маленькие, понимаете, что дела идут успешно, и как только завершим их, отвезем вас домой. Ваши родители все знают. Они живы и здоровы… Ну вот!… А пригласил я тебя вот по какому делу. Изредка мы выходим на землю. На прогулку. Выходит тот, кто хорошо работает, чем-то отличился. На этот раз такое счастье выпало мне и еще… Максимычу. Правда, его иногда называют другим именем. Ведь здесь собрались люди разных национальностей. Так вот я рекомендовал и тебя включить в компанию. Ты неплохо трудился. Ведь вы здесь уже больше месяца? Ну, как это тебе нравится?.. Будем отдыхать целый день в лесу. Разведем костер, приготовим что-нибудь охотничье…
Что угодно готов был услышать Шариф, только не это. Не желает ли Зете взять его с собой на разведку, о которой говорил Рестон? Вот было бы хорошо! Может быть, удалось бы сбежать или дать знать своим…
– Ну, почему молчишь?
– Если так надо, разве я могу отказаться?
– В лесу сейчас хорошо! В Белой вода теплая!… Конечно, если нет желания, я не настаиваю. Это я просто так. Хотел, так сказать, доставить удовольствие. Чем-то ты мне нравишься. Наверно, тем, что в молодости я сам немножко был похож на тебя… Да, кстати, на днях на досуге я ваши пластинки проявил и многие отпечатал.
Зете достал кипу фотографий. Это были не очень отчетливые снимки рисунков, найденных в пещере.
– Так нельзя, – продолжал Зете, – почти все снимки пронумерованы вот в этом твоем блокноте и отмечены на плане, а вот эти не пронумерованы и не отмечены в плане, он
неторопливо перелистывал блокнот. – К тому же план пещеры не очень точен.
«Вот оно что! – подумал Шариф. – Тебе нужно знать, где сняты эти рисунки!»
– Когда же было доделывать? – Шариф старался говорить с обидой в голосе -Вы же сами прервали работу!
– Жаль… Но пока еще не поздно. Начали вы хорошо, надо дело довести до конца.
Вошел Миллер и сделал вид, что удивлен встречей с Шарифом.
– Возьмем его с собой?
– Конечно, Максимыч. Шариф пойдет со своим ружьем.
Зете вынул из шкафа ружье и посмотрел в ствол.
– Эх, молодежь! Разве так обращаются с оружием? Надо же почистить, если стрелял!
– А вот твои часы. Я догадываюсь, это память об отце? Старинные. Дорогая реликвия. На, бери…
Зете встал, походил по комнате и, вспомнив о чем-то, остановился, взял со стола несколько фотографий и хитро подмигнув Шарифу, покатал Миллеру.
– Могу спорить, -сказал он торжественно, вы не сможете определить, что это за фотоснимки. Ну, уж ладно, подскажу Вот здесь вы видите рисунок медведя.
– Медведя?
– Да, рисунок медведя. Не верите? Когда выйдем, мы покажем вам его И другие рисунки покажем. Правда, Шариф?
Шариф не успел ответить.
– А разведка? – спросил вдруг Миллер на немецком языке. – Не отменили?
– Нет, – также по-немецки ответил Зете. – Завтра выйду. Если все спокойно, думаю, что на обратном пути можно будет покончить с рисунками. Боюсь, мальчишка может заупрямиться. Кажется, что-то подозревает.
– Скажу прямо: я сомневаюсь, Зете, что эти беспорядочные линии и пятна могут быть какими-то рисунками.
– Я просматривал газеты. Не только местные, но и московские газеты уже пишут об этих рисунках. Оказывается, их обнаружили еще несколько месяцев назад. Академия наук, кажется, хочет направить в пещеру Карякэ специальную комиссию. О сроке ее прибытия мне не удалось узнать. Среди ученых, очевидно, есть такие, которые относятся к рисункам с сомнением. Например, одна из статей озаглавлена: «Памятники каменного века или шутка природы?»
– Все же странно: для чего нашему хозяину понадобилось уничтожить их?
– Уместный вопрос. После получения радиограммы я тоже подумал об этом. Теперь понимаю. Это политика, Миллер! Если память мне не изменяет, еще в тридцать третьем году в Германии были выпущены альбомы рисунков, сделанных людьми каменного века на стенах пещер. Я помню и специальный кино» журнал на эту тему. Цель была в том, чтобы сказать: «Вот смотрите! Еще наши пращуры сотни веков тому назад умели творить такие произведения искусства. Обратите внимание на то, что эти рисунки имеются только в пещерах Западной Европы, на территории, где всегда жили арийцы. Там, где живут другие расы, их нет. А мы – арийцы, люди высшей расы.
Оставленные нашими пращурами произведения древнего искусства являются одним из бесспорных доказательств того, что арийцы стоят несравненно выше других народов!» Вот как был поставлен вопрос!… И вдруг там, где жили какие-то неизвестные азиаты, тоже находят рисунки и кричат на весь мир: «Погодите-ка, господа! Такие рисунки рисовали и наши пращуры! Более того, эти рисунки еще древнее, чем рисунки в пещерах Запада». Теперь понятно, в чем зарыта собака, Миллер?
– Вот как!
– Одного часа достаточно, чтобы от азиатских рисунков ничего не осталось. – Зете рассмеялся. – Важно и то, что мой счет увеличится на несколько тысяч!… -он вдруг взглянул на Шарифа: – Ну-ка, скажи, школьник, на каком языке мы говорим?
– Не знаю, – пожал плечами Шариф.
– Эх, – покачал головою Зете, – плохо еще в наших школах изучают иностранные языки. Кстати, Шариф, укажи-ка на своем плане в блокноте, где вы фотографировали рисунки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики