ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нет, здесь берег высокий и очень крутой, местами даже выступает карнизом над рекой Только лишь в одном месте имеется узенький спуск к реке. Но там очень глубоко Значит, брода здесь нет. А если груз перевозили на лодке, ребята заметили бы ее. Может быть, здесь был готовый плот, и на нем уплыли? Плот почти с двухтонным грузом мог бы дойти только вон до того переката на повороте реки и там надолго задержался бы.
Не лежит ли этот странный груз под водой? Несмотря на большую глубину, утренние лучи солнца хорошо освещали дно этой прозрачной, как морская вода, реки, и нельзя было не поверить тому, что, кроме крупных белых камней, там ничего нет.
У Махмута уже пропал интерес к этим бесплодным поискам. Он достал свой фотоаппарат. Сейчас света было достаточно, чтобы фотографировать не только на открытом месте, но и в лесу. Он поднялся на высокий выступ скалы.
Какая вокруг красота! Как бы обгоняя друг друга, чем дальше, тем выше поднимаются горы. Недвижимы кудрявые березы, светло-зеленые липы, стройные сосны на берегах Белой.
Терзавшие ребят подозрения исчезли. Вокруг такая изумительная свежесть, такая прелестная природа – может ли быть в ней место каким-то тревожным сомнениям!
Через видоискатель своего фотоаппарата Махмут смотрел то на склоны гор, где лениво висят туманы, так похожие на стада фантастических животных, то на сосны на каменистых скалах Белой, то на Шарифа, который все еще ходил по берегу.
«Замечательные кадры для первых страниц альбома!».
Щелкнув последний раз затвором фотоаппарата и осторожно закрыв крышку объектива, Махмут обратился к Шарифу:
– Брось свою палку! Позавтракаем! Я как волк голодный.
– Вот странно! – Шариф еще раз осмотрелся по сторонам и, словно желая прогнать замучившие его мысли, откинул ногой валявшийся камень. – Будто в воду канули…
Разбрызгивая мыльную пену, долго мылись.
Развели костер Скоро в чайнике закипела вода. Достали из рюкзака кружки, сахар, пирожки.
– Вот это чай! Сроду не пил такого чая. Махнут, растянувшись, лег на спину, раскинул руки, с наслаждением сделал глубокий вдох. - Я действительно не знал вкуса чая. Не раз слышал, как другие говорят: вкусный чай. А для меня никакой разницы.
– Проголодались мы. Вот и кажется все вкусным.
– Не в этом дело… например, в прошлом году на Кавказе… Слушай, поверишь ли? Если бы я знал, что здесь так хорошо, еще в прошлом году приехал бы с тобой. Зря не слушался тебя…
Спокойный человек – Шариф. Пустяками трудно его удивить. А все же ему приятно слушать эти признания своего друга. Да еще из чьих уст эти слова! Из уст Махмута, человека, который может спорить с тобой нередко даже и тогда, когда сам понимает, что он неправ.
– Честное слово! Там на Кавказе летом, ой, народу как много. В столовых большие очереди. Поэтому мать часто готовила обед на квартире. Но каково было мне! То ей разведи огонь, то следи, чтобы не подгорело, то сбегай за продуктами. Пообедаешь – опять: мой посуду!
– Э, дружок, без этого и здесь не обойтись.
– Возьми-ка чайник и кружки, а я эти…
После того, как все было убрано, вымыто и сложено в рюкзаки, Шариф спросил: Не поспать ли нам немножко?
– Что ты! – возразил Махмут. – Я днем никак не могу уснуть.
Стали готовиться в путь.
Бревна, годные для кашмяка, они нашли чуть выше по течению реки, в овраге, который им пришлось обходить ночью. Здесь много бревен застряло во время весеннего лесосплава. Таскать их, скатывать по большим камням и гниющим деревьям было очень трудно. Но зато кашмяк получился хоть куда! Принесли много веток с сухими листьями и постелили на кашмяке, сделали два весла, приготовили несколько длинных шестов…
Отчалили от берега, кашмяк дошел до середины реки, и сильное течение плавно понесло его вперед.
– Ура! Салют! Салют! Шариф, не пожалей одного патрона! Дай салют!
Шариф, хотя и считал такое излишество не совсем уместным, – но так счастливо сияло в эту минуту лицо его друга, – достал ружье, зарядил и отдал Махмуту.
Выстрел благодаря эху, многократно повторенному крутыми берегами, сообщил о начале путешествия двух молодых друзей по чудесной реке Белой.

НА КАШМЯКЕ.

Шариф вытащил попавшуюся на удочку рыбку и оглянулся назад: что Махмут на это скажет?
– Махмут…
Ответа не последовало А\, он же спит. Спит сладким младенческим сном. «Ну и любит хвастаться, – про себя улыбнулся Шариф. – А ведь еще утром говорил, что днем никак не может уснуть».
Шарифу хотелось поговорить с Махмутом о секретах рыбной ловли, о планах на ближайшие дни. Но Махмута он не разбудил.
… Ехать в деревню Акбаштау он приглашал Махмута не раз. Еще в позапрошлом году, когда учились в седьмом классе, они договорились после сдачи экзаменов поехать туда. Однако мать Махмута не дала на это согласия. А в прошлом году его родители, получив отпуск, решили отдыхать на Кавказе. Какое может быть сравнение между Кавказом и Акбаштау. Кавказ – это же Кавказ! Сколько людей едут туда отдыхать, лечиться, сколько о нем говорят, пишут книги, показывают в кино! Сколько выпускается открыток с видами Кавказа! А про Акбаштау редко увидишь даже на страницах областных газет, где уж там писать книги!
– Правда, – сказал тогда Махмут, прикидываясь будто шутит, – ты Акбаштау очень расхваливаешь. Но все же на Кавказе поинтереснее.
Итак, Махмут поехал с родителями на Кавказ отдыхать «диким способом». «Дикий способ» – это, оказывается, поехать без курортной или даже туристской путевки по своей инициативе и по своему усмотрению.
Обиженный Шариф больше уже его не приглашал. Однажды, еще в начале прошлой зимы, Махмут показал Шарифу интересную статью в журнале, где рассказывалось о рисунках, сделанных десятки тысяч лет назад пещерными людьми. Побыть в такой пещере для Махмута, говоря его же словами, «был бы класс».
– Вот ты, – сказал он Шарифу, – говоришь о пещерах в окрестностях Акбаштау. Но ведь там ничего интересного нет Эх, если бы там были рисунки!
– Как это «ничего интересного?!» – возмутился Шариф. – Если бы ты видел, какие там поразительные подземные залы, какие чудеса!.. А рисунки… Там они тоже могут быть
– Если хочешь знать, мне рассказывали, что будто мой дед поговаривал о каких-то рисунках в пещере Карякэ.
– Не может быть! О них бы уже писали
– А может быть, кроме моего деда, больше никто их не видел? Кто будет писать? Мой дед не был ученым. Он был неграмотный башкир, простой охотник. Кто в те времена придавал значение словам такого старика.
Но ты же говоришь, что сам побывал в пещере Карякэ? Разве ты не обратил бы внимания на рисунки, если они имелись?
– Это не так просто. Ты даже не представляешь, как там трудно.
– Шариф! Бери меня летом с собой, а?
– А, нет уж, друг мой! – нарочно дразнил Шариф, – В прошлом году ты тоже хотел ехать, а потом передумал.
– Я в тягость не буду, не думай. Возьми уж, а? Может и рисунки найдем…
Махмуту долго пришлось умолять своего друга. Шарифа же в пещерах интересовали не только рисунки.
Каждый раз, когда он приезжает в Акбаштау, ему рассказывают удивительные истории о его деде Тимербае. Судя по рассказам, дед был замечательным охотником, много времени проводил в горах и лесах. У него была своя тайна: он знал место, где можно найти алмазы В свое время об этой тайне ходили всякие слухи. Один из приказчиков крупного уральского капиталиста не раз пытался выпытать тайну у старика. Чего только он ни обещал Тимербаю, но старик отшучивался: «Все это пустая болтовня, я ничего не знаю».
Однако в голодный год, когда люди умирали, как мухи, старик не вытерпел: «Ждите меня, – сказал он аксакалам. – Будет конец голодухе».
Перед тем, как отправиться в путь, он показал сыну – будущему отцу Шарифа – несколько алмазов.
– Еду поменять их на лошадей, на продукты, – и добавил, что нашел алмазы в какой-то пещере.
Старик уехал и больше не возвратился. По-разному толковали. Некоторые говорили, что узнав, с каким богатством он едет, его убили грабители. Другие уверяли: за то, что он не сообщал, где достал драгоценные камни, его обвинили в краже и отправили на каторгу в Сибирь.
Кто из них был прав – об этом Шариф не знает. Мать рассказывает о деде, ссылаясь на слова отца. Но отца-то давно уже нет в живых. Он умер от ран, полученных на гражданской войне. Шариф тогда был еще очень маленьким. Даже не помнит отца. Вот если бы отец был жив!
Алмазы! Где только их ни применяют в нашей промышленности. Найти хотя бы такое место, где алмазов немного – и то какая бы это была польза для родной страны!..
И вот они с Махмутом в пути к пещере Все идет очень хорошо, даже лучше, чем задумано Предаваясь этим приятным воспоминаниям, Шариф, однако, не забывал вытаскивать то и дело клевавших рыбок. Вдруг он вздрогнул: Махмут вскрикнул неестественным голосом. Его укусил невесть откуда прилетевший овод.
– Вот проклятый! Смотри-ка, сколько успел испить крови! – жаловался Махмут, растирая лоб. – Как я мог уснуть? Времени сколько? Посмотри-ка на часы. Впрочем, я только что бодрствовал. Прошло, наверное, не более пяти минут.
– Еще бы! «Пять минут!» Вон сколько ты проспал! – Шариф показал свой улов.
От удивления у Махмута смешно расширились глаза:
- Ну и ну! Когда же ты успел столько наловить? А ну-ка, почистим. Ух, какую вкусную уху сейчас сварим! Варить уж я мастер.
– Пока достаточно, – сказал Шариф, сматывая удочки, и, бросив взгляд в сторону Махмута, приступившего к чистке рыбы, крикнул: – Что ты делаешь?
– Не видишь, что ли? Дрова колю, – пошутил Махмут.
– То-то! Дрова колешь! А надо бы рыбу чистить. Кто так чистит рыбу? Дай-ка сюда ножик! Вот так надо держать и вот как скоблить чешую. А эти штуки не бросай, это же жир, а не кишки.
– Гм… Вот, оказывается, как…
– Вот так, дорогой, рыбных дел мастер.
– Не смейся, не смейся! Если бы я не уговорил тебя поехать на кашмяке, ты бы сейчас тащился пешком с грузом на спине, – сказал
– Махмут.
– Ну, конечно! Ты ведь у нас гений
- А вот что! Видишь на берегу вон тот выступающий камень? – Махмут взял в руки палку. – Можешь попасть, как я?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики