науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но самое главное, он разрешил тебе возвращаться домой без промедления и начинать работать, если хочешь…
— О нет, я не могу, — запаниковала Луиза. — Саул…
— Саул повез Тулу знакомиться со своими родителями, — спокойно проговорила Кэти.
— Я не хочу возвращаться, — сердито отрезала Луиза. Но, заметив, что Кэти почему-то вдруг занервничала и отвела глаза, решила поубавить пыл. — Что это с тобой происходит? Что ты наделала? — спросила она, интуитивно предчувствуя, что сестра чего-то недоговаривает.
Кэти покраснела.
— Скажи мне! — приказала Луиза. — Говори же, Кэти…
— Понимаешь… Когда профессор пришел ко мне, он спросил… про Саула…
— Что? И что ты ему ответила? — в бешенстве взвилась Луиза.
— Я старалась… уйти от ответа, Лу, — виновато пролепетала сестра. — Пожалуйста, постарайся понять… Я думала, он все знает. Думала, ты ему все объяснила…
— Что ты ему сказала, Кэти? — перебила ее Луиза, не позволяя запудрить себе мозги. Голос ее стал подозрительно спокойным.
— Я сказала, как много значит для тебя Саул. Я сказала… сказала, что ты любишь его, но он… — Кэти замолчала и отвернулась. — Прости меня, Лу, но он так настаивал, и я… — Она покачала головой. — Когда он сообщил, что ты больна, я так испугалась, что…
— Выложила ему про все мои чувства к Саулу, мои личные чувства. Да ты предала меня… проговорила Луиза пустым, монотонным голосом.
Лучше бы взорвалась и накричала, подумала Кэти. Несвойственное сестре поведение повергло ее в еще большее уныние.
— Я думала, он в курсе… Он вел себя так, словно все знает. И только потом до меня дошло… я догадалась… Лу, куда ты? — взволнованно спросила Кэти у сестры, вскочившей с кровати и направляющейся к двери.
Но Луиза не отвечала. И, только уже стоя в дверях, обернулась к сестре.
— Когда я вернусь, чтобы тебя здесь не было. Поняла? — сказала она лишенным всяких эмоций голосом.
Это была самая серьезная ссора сестер.
Больше не глядя на Кэти, Луиза хлопнула дверью.
Как она могла? Как посмела выболтать столь интимные подробности? И кому? Ненавистному Гарету Симмондсу! — негодовала Луиза, заливаясь слезами.
Гарет Симмондс… На какой-то момент девушка чуть не поддалась искушению ворваться в квартиру преподавателя и высказать ему все, что она о нем думает. Но прохладный ветер из открытого окна, голодный желудок и смесь отвратительных эмоций остудили ее пыл. Тело и без того била дрожь, а в глазах рябило.
Глава 3
Чтобы как-то прийти в себя, Луиза резко встряхнула головой. За время, пока она плутала в лабиринте своих невеселых мыслей, ее кофе успел остыть, и пришлось заваривать новый.
Ожидая, пока закипит чайник, Луиза занялась разглядыванием коллекции камней, украшавших навесную полку. Взяв в руки один из них, Луиза провела пальцем по его гладкой поверхности.
Великолепная коллекция была подарена ей братом Джоссом. Этот камень — его любимый. Именно он обладал целебным свойством успокаивать расшалившиеся нервы.
Мальчик нашел его, прогуливаясь с тетей Руфью, тоже обожающей прогулки на свежем воздухе.
Луиза грустно улыбнулась и, вбирая пальцами целебную энергию камня, постепенно успокаивалась. В такие минуты нередко давала о себе знать и ее уязвленная гордость. Мысль о том, что совсем еще юный братишка Джосс с такой легкостью распознал эту наименее привлекательную черту ее характера, ущемляла ее самолюбие, как бы она ни пыталась с этим бороться.
Луиза ненавидела свой неустойчивый характер. Она всегда старалась видеть в себе спокойную, уравновешенную девушку, способную контролировать свои чувства. Ведь только так она могла убедить себя в том, что больше никогда не устроит подобного спектакля с подростковыми стенаниями по Саулу.
Воспоминания о брате вызвали у нее улыбку. Мальчуган вобрал все добродетели, не доставшиеся его старшему брату Максу. Луиза восхищалась цельностью его натуры. Будучи еще совсем маленьким, братишка демонстрировал невероятную проницательность и безошибочно угадывал настроения окружающих. А его мудрость и способность к состраданию даже вызывали зависть.
Положив камень на место, Луиза переключилась на свой маленький, вывешенный на стене живописный набросок. Деревенский пейзаж Тосканы был сделан ею во время выходных. Они выезжали туда всей семьей летом. Девушка прикусила губу и резко отвернулась.
Казалось бы, ссора с сестрой, которую Луиза обвинила в предательстве, должна была положить конец вмешательству Гарета Симмондса в ее личную жизнь. Но не тут-то было.
Луиза закрыла глаза. С тех пор она ни разу не ездила в Тоскану, хотя и проводила много времени в других областях Италии. По мнению родителей, она просто выросла из неприхотливых семейных радостей. Каждое лето они снимали огромную, просторную виллу в маленькой, неприметной деревушке и знали по именам всех ее обитателей. Но на самом деле родители ошибались, Луиза не гнушалась обществом семьи ни в каком возрасте.
Тоскана… Девушка вспомнила насыщенный аромат ее теплых земель и пропитанного солнцем воздуха.
В то лето сестры были в ссоре. Но по обоюдному молчаливому соглашению девочки решили не посвящать в это родителей и родственников.
Впервые за все время со своего рождения сестры решили пойти по разным дорожкам. Они старались держаться обособленно и проводить меньше времени вместе, не говоря уже о том, что выбрали разные факультеты. Все это было продиктовано лишь желанием стать самостоятельными личностями, напоминая о том, что они взрослеют.
Кэти предпочитала почаще заглядывать на кухню, помогая Марии — дальней родственнице семьи, которой и принадлежала вилла. Мария коротала свой вдовий век в заботах о квартирантах, обожала готовить и бегать по магазинам. В то время как Луиза колесила по окрестностям Тосканы на стареньком, взятом напрокат «фиате», прихватив этюдник.
Но вскоре с «фиатом» пришлось расстаться. Лишенный любви хозяев, а самое главное, чувствуя свою бесполезность, автомобиль решил выразить свой протест. Однажды пыльным знойным полуднем, когда, сделав набросок маленькой усыпальницы у дороги, Луиза села в машину, та отказалась заводиться.
Признав свое поражение, Луиза перестала копаться в моторе и посмотрела на пустую дорогу, по которой за все утро проползла одна-единственная машина.
Выбора не было. Луиза двинулась к виднеющейся из-за тополиной рощи вилле с красной крышей.
Дорога оказалась намного продолжительней, чем предполагала девушка. За закрытыми железными воротами виднелся автомобиль. Луиза открыла ворота. К счастью, на машине были английские номера. Впрочем, ей было все равно. Ведь, проведя в Италии столько времени, девушка свободно изъяснялась по-итальянски.
Прекрасно сознавая, что выглядит не лучшим образом — вспотевшая, с обгоревшим носом и голыми коленками, — Луиза постучалась.
Не дождавшись ответа, девушка обошла дом и застыла.
Перед ней был бассейн. На выложенной плиткой дорожке стояли шезлонги, а вокруг бассейна с играющей на солнце голубой водой были расставлены огромные горшки со спускающимися каскадом цветами.
Над бирюзовой гладью мелькали чьи-то мускулистые, бронзовые от загара руки, рассекавшие воду на зависть техничным кролем.
Луиза загляделась на темноволосую голову ничего не подозревавшего мужчины. Влечение пронизало ее тело, разносясь по венам подобно ртути.
Луиза тут же вознегодовала на себя и поспешно отвернула от бассейна пылающее, но далеко не от жары, лицо. Судя по всему, ее заметили — пловец, кажется, вылез из воды.
Опасаясь, как бы только что испытанные ею чувства не выплыли наружу, девушка осторожно обернулась.
— Луиза! Что…
Луиза вздрогнула. Перед ней стоял Гарет Симмондс. Ошарашенная двумя совершенно не имеющими ничего общего фактами, Луиза замерла. Во-первых, как он мог так быстро узнать, что перед ним она, а не Кэти? А во-вторых, девушка поймала себя на мысли, что все ее внимание целиком приковано к намокшей темной стрелке волос, утопающей в его плавках, предназначенных явно не для неискушенных женских глаз.
— Моя машина заглохла, — едва переводя дыхание, объяснила она. — Я не могла… — Но тут к девушке вернулось самообладание, и вместо объяснений она с вызовом спросила:
— А что это вы здесь делаете?
Его взгляд раззадорил ее еще больше.
— В чем, собственно, дело? — холодно спросил он. — Насколько мне известно, нет закона, запрещающего профессорам отдыхать на одной территории со своими студентами. Кстати, я вправе задать тебе тот же вопрос. Но так уж и быть, отвечу. Так случилось, что эта вилла принадлежит моей семье. Она куплена лет десять назад. Как-то раз мои родные проводили здесь отпуск и просто влюбились в это место. Обычно собирается вся семья, но, к сожалению, в этом году…
— Вся семья? — перебила Луиза, не в состоянии остановиться.
— Ммм… ну да, у меня, знаешь ли, есть семья.
— Но сейчас их здесь нет?
— Нет, — согласился он.
— И большая у вас семья? — спросила Луиза, забывая, что лезет не в свое дело.
— Ну… пожалуй, да… Три старших сестры, они замужем, и у них есть дети. Обычно они с родителями приезжают сюда летом, на каникулы. Но этим летом старшая из сестер с тремя детьми поехала к родителям мужа, в Новую Зеландию. Вторая пустилась в круиз по греческим островам с семьей и друзьями. А младшая с мужем, кстати тоже хирургом, как мой отец и сестры, отправилась с родителями в Индию. Все дело в том, что мама — член Фонда помощи детям и ей необходимо посмотреть, на что пошли собранные средства. Ну вот, пожалуй, и все, сухо сказал Гарет, разводя руками. — Теперь ты знаешь историю семейства Симмондсов. О, как же я забыл про бабушку. Она-то и есть глава семьи — хотя и не совсем в итальянском стиле. После того как умер муж, она одна воспитала и подняла на ноги трех сыновей, удовлетворяя их аппетит знаниями, а не макаронами. Вероятно, дали о себе знать шотландские корни.
Не прерывая рассказа, Гарет потянулся за полотенцем и начал вытираться.
Для университетского профессора у него слишком развитые мускулы и отличное телосложение, размышляла тем временем Луиза. Она могла поклясться, что под учительской «униформой», состоящей из поношенной клетчатой рубашки и стареньких брюк, скрывалось нечто убогое и бесформенное.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики