ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Он позвонил по телефону, назвал мне имя и адрес и велел прийти туда в назначенное время, если я не хочу в тюрьму.
— Это было ранчо?
Гейб кивнул, вспоминая о тяжелой работе, которую выполнял почти даром.
— А как ты думаешь, почему этот сердобольный господин дал тебе шанс изменить свою жизнь?
— Не знаю, черт возьми!
На самом деле он знал. Однажды вечером за кружкой пива Дэниел признался, что много лет назад был в таком же положении, как и Гейб. Без гроша в кармане, без крыши над головой, без образования, которое позволило бы получить приличную работу.
— Сколько тебе было лет?
— Когда я стал вором или когда завязал?
— Когда завязал.
— Кажется, лет двадцать.
— Вот теперь я действительно потрясена! Он нахмурился.
— Чем?
— Ты не поддался. Ты принял вызов этого человека. Ты бы мог и дальше катиться по наклонной плоскости, Габриэль. Но ты предпочел не убегать. — Она посмотрела на жеребенка, спящего у него на коленях, и провела пальцами по его симпатичной мордочке. — А теперь посмотри, чего ты достиг. Сколько ты имеешь и какую нужную работу выполняешь.
— Имею я захудалое ранчо, очень мало денег, много долгов и одного жеребенка.
Она посмотрела на него, не обращая внимания на горечь этих слов.
— Но раньше у тебя не было ничего. Ничего. Гейб посмотрел в ее мягкие голубые глаза и увидел в них надежду и веру. В груди у него что-то дрогнуло.
— Черт возьми, Келли!
Она нежно улыбнулась, протянула руку и убрала с его лба темную прядь.
— Захудалое ранчо, долги и все прочее — это все твое, Габриэль! Будь благодарен. Ты имеешь гораздо больше, чем я.
Он усмехнулся. Ее машина стоила куда больше, чем его ранчо.
— У меня есть одежда, кое-какие хозяйственные принадлежности и машина, купленная в кредит. Мне за нее платить как раз до моего сорокалетия. Квартиру мне снимают. Да, у меня есть маленькие сбережения, но я так и не рискнула вложить их, скажем, в ресторан или кондитерскую.
— Но я был вором! — Она что, не слышит его?
— Был. — Она зевнула. — А я сожгла одежду сестры Мэри-Маргарет! Что может быть хуже, чем оставить монахиню голой? — Келли закрыла глаза, прильнула к его плечу и заснула.
Гейб смотрел на ее безмятежное лицо и приоткрытые губы. Он убрал волосы с ее лица и наклонился, чтобы прикоснуться губами к ее губам. Она вздохнула во сне. Гейб обнял ее, и она уютно устроилась рядом. А он впервые за много лет почувствовал себя умиротворенным.
Глава 7
Проснувшись, Келли обнаружила, что она одна. Нет ни кобылы, ни жеребенка, ни стойла. Ни Габриэля! Потянувшись, она сбросила одеяло, села, протерла глаза. Утро было довольно холодным, и, встав с кровати, она снова набросила кожаный пиджак. «Господи, ну кто сказал, что в пустыне всегда жарко?» — думала она, направляясь к конюшне. Увидев в загоне кобылу и жеребенка, который неуверенно передвигался на тонких ножках, она замерла на месте. Гейб стоял около загона, одной ногой упираясь в нижнюю перекладину загородки. Судя по его виду, он уже принял душ и переоделся. Взглянув на часы, она подумала, что вряд ли ему пришлось сегодня поспать. Было только начало седьмого.
— Доброе утро, — пробормотала она, и он, подняв голову, взглянул на нее.
Хотя на нем были солнечные очки, она чувствовала, как он разглядывает ее.
— Доброе утро, — коротко ответил он.
Келли поняла, что он изнемогает от усталости.
— Не могу поверить, что он уже ходит! — Она залезла на верхнюю перекладину загородки и уселась рядом с Гейбом.
— Кобыла поднялась через полчаса после родов, а жеребенок — через час, — небрежно проговорил он, наматывая на руку поводья.
Как она может так хорошо пахнуть, проведя всю ночь в конюшне?
— Поразительно, — прошептала она, глядя на жеребенка. Потом, бросив взгляд в сторону Гейба, Келли заметила:
— Я бы проспала весь день после того, что ты сделал!
Губы Гейба дрогнули в улыбке, которая, впрочем, тотчас же исчезла.
— Ты хоть поспал сегодня? — заботливо спросила она.
— Достаточно, — ответил он, разглядывая сквозь темные очки размазанную по ее лицу тушь и клочки соломы, застрявшие в волосах.
Да, он спал нормально. Это была его самая спокойная ночь за многие годы. Но рассвет напомнил ему, что всему приходит конец. Проклятье! Он хотел помечтать о будущем, но у него ничего не получалось. Ему нечего ей предложить, и ему очень не нравилось, что он так легко открылся перед ней. Гейб злился на себя за то, что рассказал ей все просто для того, чтобы увидеть ее реакцию. И все-таки он был глубоко тронут тем, как спокойно Келли отодвинула в сторону все темное в его жизни и как восхищалась его достижениями. Гейб начинал чувствовать себя беззащитным перед этой удивительной девушкой. Хотеть ее, дотрагиваться до нее… нуждаться в ней все это было слабостью, которую он не мог себе позволить.
А когда Келли узнает, что он следил за ней еще до их встречи, что заманил ее на ранчо, потому что здесь ему было легче рыться в ее вещах, чтобы найти эту проклятую записку… Что она скажет тогда?
Этого она ему точно не простит!
— В чем дело? — Она сразу почувствовала в нем перемену, но сейчас, похоже, ему стало еще хуже.
— Ни в чем. Просто за завтраком будут двое гостей. — Это было сказано так, словно он сообщал нанятой кухарке об изменении количества едоков.
— Хорошо. Поговори со мной, Габриэль! Выпрямившись, он замер при звуке ее голоса и мрачно посмотрел на нее.
— Оставь меня в покое, Келли! Она обиженно заморгала.
— Что это значит, черт возьми?
Гейб чуть не провалился сквозь землю. На ее лице отразилось потрясение. Но он не мог поступить иначе.
— Это значит, занимайся своими делами, городская девчонка! Я не нуждаюсь в твоей опеке! У меня своя работа, у тебя — своя! — Он нырнул под перекладину, подошел к кобыле и надел на нее поводья.
Келли прикусила задрожавшую губу. Жалко, что под рукой нет луковицы! Впрочем, здесь одной луковицы было мало! Городская девчонка! Он дает ей понять, что, сколько она ни старайся, ей нет места в его мире.
— Что произошло со вчерашней ночи? — воскликнула она, но ответа не получила. Келли спрыгнула с перекладины, сделала два шага к дому и оглянулась. — Ты боишься, Габриэль Гриффин! — Он резко поднял голову, и она бесстрашно встретила его ледяной взгляд. — Боишься меня! А стена, которую ты так старательно возводишь, не меня не пускает к тебе, а тебя ко мне!
Келли бросилась от загона и пулей влетела в дом. Хлопнув дверью, она кинулась к себе в комнату, сорвала с себя одежду, швырнула ее на спинку стула и отправилась в душ. Схватив шланг, она направила на себя сильную струю воды, смывая слезы. Он разом столкнул ее туда, где она прожила всю жизнь, вернул ее к состоянию ненужности и никчемности. Гейб не понимает, что имеет, думала она. У него есть место, где он может пустить корни, если захочет.
У нее не было такого места. И Габриэль ясно дал понять, что не нуждается в том, чтобы она была возле него!
Гейб работал в конюшне, меняя подстилку, когда в дверях появился Буйвол.
— Вижу, у тебя хорошо получается, — он кивнул в сторону загона.
Гейб поднял глаза, увидел надпись на рубашке Буйвола «Жизнь коротка, съешь сначала десерт» и подумал, не купил ли он ее специально для Келли? Вспомнив ее оскорбленное лицо, он плотно сжал губы и вновь принялся разгребать сено.
— Трудные были роды. Временами казалось, что ничего нельзя сделать.
Буйвол понимающе кивнул.
— Вижу, мисс Келли хорошо о тебе заботится. — Он кивнул на забытые у двери холодильник и термос.
Гейб не ответил: любопытный Буйвол напоминал охотничьего пса, который взял след.
— Ты ведь не сделал ничего такого, чего от тебя не ожидали, сынок?
Гейб вскинул голову и прищурился.
— Что, черт возьми, ты хочешь этим сказать?
— Ничего… ничего… только она месит тесто, гремит посудой и вид у нее совершенно безумный!
Гейб заскрежетал зубами, швырнул сено и бросился вон из конюшни. Келли, подобно торнадо, металась от стола к стойке, а от стойки — к грилю. Буйвол был прав: ее неистовая энергия искала выхода. Он хотел молча пройти через кухню, но потом передумал. Он заварил кашу, ему ее и расхлебывать!
Но в этот момент на дорожке появился белый фургон, из которого через минуту вылезли два знакомых подростка.
Келли не взглянула на Гейба, когда появились мальчики-подростки. Гейб заставил ребят снять рубашки из шотландки. Она слышала, как он говорил им, что на его «территории» они должны подчиняться его правилам.
Джейсер и Дик. Интересные имена! Келли вытащила стол под длинный навес у крыльца и поставила на него тарелки. Она все время напоминала себе, что как профессионал должна скрывать дурное настроение, но чувство обиды было слишком сильным.
Гейб вздрогнул, когда Келли постучала металлической ложкой о кастрюлю, созывая всех к ланчу. Мальчики побросали тяпки и припустили к дому, но Гейб остановил их, заставил вымыться и надеть рубашки. Пока мальчики с Буйволом шли к столу, Гейб не мог оторвать глаз от девушки, которая стояла в дальнем конце кухни и резала овощи огромным ножом.
Он остановился в тени и смотрел на нее. Казалось, она была полностью поглощена тем, что делала. Переведя взгляд на стол, он глазам своим не поверил. Оладьи с клубникой, испанские омлеты, шоколадные пирожные, канадский бекон, колбаса, печенье с брусничным джемом, свежий кофе, апельсиновый и ананасный соки. Неужели они могут все это съесть!
— Боже правый, Келли!
— В чем дело? — Ее голос звучал ангельски, но нож она держала как томагавк. Гейб обвел рукой стол.
— Ты думаешь, мы все это съедим? Келли взглянула на него с мимолетной улыбкой и перевела взгляд на ребят.
— Мальчикам, когда они растут, нужно много еды! Она неуверенно поглядела на Буйвола, избегая смотреть в сторону Гейба. Буйвол ободряюще улыбнулся ей и наполнил свою тарелку. Мальчики ели так, словно голодали целую неделю. Гейб же, нахмурившись, только смотрел на нее.
Келли отошла к длинному рабочему столу, стоявшему в дальнем конце кухни. Она насыпала в большую миску муку, приготовила закваску и замесила тесто.
— Что делаете, мисс Келли?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики