ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он стиснул трубку, нажал кнопку и вне себя от ярости пнул закрытую дверь.
Из-за угла показался нахмуренный Буйвол:
— Что-нибудь случилось, сынок? Гейб, потирая шею, уставился на устланный соломой пол.
— Нет, все прекрасно. — Но внутри у него все дрожало, и он не знал, что делать дальше. Он в долгу перед Дэниелом. Но рассчитаться с ним, предав Келли?
Он должен все рассказать ей. Пусть она возмутится, но потом, может быть, простит его. Но Гейб не мог решиться на это. Он возьмет эту проклятую записку так, чтобы она ничего не узнала. Все будет хорошо. Она останется, и он будет любить ее…
Гейб тряхнул головой, глядя перед собой широко раскрытыми глазами.
Господи! Да он любит ее!
Любит? Он в жизни не любил ни одной женщины. Он знает только, что счастлив, когда она входит в комнату, когда улыбается ему. А когда Келли прикасается к нему, он готов почти кричать от счастья. Он хотел бы, чтобы она осталась в его жизни, чтобы посреди ночи он ощущал ее в своих объятиях. Неужели у него может быть семья? Размечтался, Гриффин!
Она вернется к своим делам и будет вспоминать его как летнее приключение. Разве он годится в мужья Келли?
Господи, это же смешно! Он, может быть, и неплохой любовник, но муж? Никоим образом!
Что он может предложить ей? Долги? Она образованна, богата, занята своей карьерой. Когда они на прошлой неделе заехали в продовольственный магазин, он из чистого любопытства проглядел экземпляр «Bon appetit» и сразу наткнулся на статью о ней. Ему снова пришло на ум, какие они разные. Сколько бы Келли ни убеждала его, она была бы недолго счастлива на ранчо.
Весь обед Гейб ломал голову, как ему поступить, чтобы не навредить Келли. Избегая ее, он остался в конюшне перековывать лошадей, один на один со своим преступлением.
После ужина она задержала его руку, и ее голубые глаза внимательно глянули ему в лицо. Гейб грубовато привлек ее к себе и поцеловал натруженные руки. Потом снова поцеловал ее. Он и не заметил, что солнце почти село, пока мальчики не пришли попрощаться. Пикап Буйвола вслед за приютским фургончиком исчез в темноте.
Гейб вышел из конюшни и не увидел ее. Дом сразу показался ему пустым. Но, услышав плеск воды, он легонько стукнул в дверь ванной.
— Войдите.
У Гейба перехватило дыхание. Радужные мыльные пузыри окружали ее по плечи, руками Келли держалась за края старой ванны.
— Хочешь присоединиться? — Она плеснула на него водой, и он выдавил слабую улыбку.
— Надо сгонять в город.
Она нахмурилась, но сразу начала выбираться из ванны.
— Нет, оставайся, понежься здесь! Я вернусь самое большее через час. О'кей?
— Иди сюда! — Он послушно опустился на колени возле ванны. — Тебя что-то беспокоит?
— Ничего, детка, просто устал.
Келли не поверила ему, хотя сейчас у него и было на четыре лошади больше, чем неделю назад. Она взяла в ладони его лицо, слегка притянула к себе и внимательно посмотрела в глаза. В них было сожаление, крушение надежд и, как ей показалось, страх. «Что случилось?» — думала она. Она так любила его, а он снова прятался в свою раковину.
Гейб положил свою широкую ладонь на ее руку, прижатую к его груди.
— Я люблю тебя, Габриэль!
Он закрыл глаза, его пальцы дрожали:
— Кел…
— Нет. Ничего не говори. Я люблю тебя. И все.
«И все? И этого достаточно?» — прозвучало у него в мозгу. Он наклонился, поцеловал ее, не глядя, поднялся и вышел, закрыв за собой дверь. Келли нырнула в пузырьки, изо всех сил стараясь не заплакать. Он не любит ее!
Выйдя из ванной, Гейб прислонился к стене. Глаза жгло, и он плотно их зажмурил. Я люблю тебя, Габриэль. Он и не думал, что когда-нибудь кто-нибудь скажет ему такие слова. Ему хотелось схватить ее и убежать туда, где никто не найдет их. Он почти желал, чтобы она никогда не произносила этих слов. Гейб поклялся, что, закончив дело Дэниела, он уйдет из частного сыска.
Большими шагами он прошел в ту комнату, где на кофейном столике лежала ее записная книжка. Просмотрел ее, нашел в конце сложенную записку, положил книжку на место, а записку сунул в задний карман.
Он не собирался посылать ее Дэниелу, он собирался сжечь ее.
Келли бросила недочитанную книгу на кофейный столик. Гейб должен был вернуться больше часа назад. Она беспокоилась. Запахнув халат, она потянулась за записной книжкой. Просмотрела свои заметки при свете свечи, взяла ручку, начала усердно писать, но с пера скатилась клякса. Чертыхнувшись, Келли встала и, взяв свечу, пошла к его письменному столу за другой ручкой. Со свечой в руке искать было неудобно. Она выдвинула правый верхний ящик и, увидев пистолет, брезгливо засунула его подальше. Залезла поглубже. Ничего. Как может этот человек обходиться без ручки? Сев, она пошуровала в среднем ящике и уже собиралась задвинуть его, как вдруг что-то привлекло ее внимание.
Почтовая бумага «Экскалибура»!
Она подняла листок задрожавшими руками. Сердце у нее упало, из глаз потекли слезы. Письмо было от Дэниела О'Хара частному сыщику Габриэлю Гриффину. И оно было о ней.
Глава 12
Дверь распахнулась. Вошел Гейб и сразу увидел и Келли, и фирменный бланк с золотым тиснением у нее в руке.
Сердце Габриэля сжалось от боли, когда он осмелился взглянуть ей в глаза. Взгляд ее, подобно лезвию, полоснул его.
Келли медленно встала.
— Так ты частный сыщик, — произнесла она ровным, безжизненным голосом.
— Да, — он неловко пожал плечами. — Иногда.
— Очевидно, очень хороший, — сказала она, бросив бланк на стол. — Я никак не могла вспомнить, почему твое имя мне знакомо. — Дрожащей рукой она откинула волосы с лица.
— Я не мог рассказать тебе, Кел. Имя клиента тайна.
— Как удобно! — ее голос дрогнул. Гейб, глядя в сторону, молчал. Он чувствовал ее боль, она стучала в его сердце.
— Дэниел нанял тебя сопровождать меня, чтобы защитить — от чего? Или от кого?
— От Мердока и еще от кого-то, кто хотел бы похитить то, что ты делаешь для «Экскалибура».
— Зимняя линия, которую я создала? — она резко кивнула на письмо. — Если Мердок хотел заполучить эти чертовы рецепты, я охотно отдала бы их ему! — Ее глаза сверкали гневом. — Они не много для меня значат, Гейб. Я могу создать еще лучше!
— Он хотел навредить тебе, Кел. Келли издевательски усмехнулась, но он мог дать голову на отсечение, что она еле сдерживает слезы.
— Он навредил тебе! Ты можешь потерять больше, чем меня и несколько рецептов!
Да, потерять ее — это было страшнее, чем умереть.
— Келли, я не хотел, чтобы ты узнала. — Он подошел чуть ближе.
— А я вот узнала! Когда ты собирался рассказать мне? После того, как в сотый раз затащишь в постель?
— Я никак не мог выбрать момент.
— Почему, Габриэль? — ее голос надломился. Господи! Плевать ему на конфиденциальность!
— Дэниел просил меня забрать у тебя его записку. Так Дэниел все время знал, где она! Проклятье!
— Шутка Родригеса? Я видела ее.
Она нагнулась, чтобы взять со столика записную книжку. Когда она поняла, что записка исчезла, ее рука застыла в воздухе, плечи опустились.
— Ты рылся в моих вещах? — с отчаянием спросила она, пристально и разочарованно разглядывая Габриэля. Крупные слезы полились из ее глаз, и Гейб, казалось, умирал с каждой падающей слезинкой.
— Ты, должно быть, считал, что я действительно полная тупица.
— Нет, Кел…
Она жестом остановила его объяснения. Она не желала их слышать.
— Дэниел заблуждался, и он скоро поймет это. Но ты-то должен был быть честен со мной.
— У меня было задание. — Гейб замкнулся в напряженном молчании.
— А я тебе доверяла! Как мог ты так поступить со мной?! Ты получил хорошую компенсацию за то, что целовал меня, занимался со мной любовью? — Она всхлипывала в голос.
Гейб был раздавлен.
— Детка, ты знаешь, что это не правда, — он запустил пальцы в шевелюру. — Господи, я не мог отказать Дэниелу, я в долгу перед ним!
— А передо мной? Я люблю тебя! А ты обманул меня. Тебе на меня наплевать. Я для тебя просто случайная встреча.
— Ты действительно так думаешь?
— Скажи, как я должна думать?
Он смотрел, скорее, не на нее, а сквозь нее. Молчание затягивалось. Гейб вдруг смертельно испугался. Испугался, что она оставит его, испугался, что останется с ним, испугался того, что у него самого есть сердце и это сердце можно разбить. Она делала его слабым, заставляя мечтать о том, на что он не имел права. За всю жизнь он не смог бы дать ей то, что ей нужно, чего она достойна. И ее взгляд красноречивее слов говорил ему, что прежние отношения между ними невозможны.
— Понятно. Черт возьми, я чувствую себя шлюхой. Ты показал мне, что здесь нет никого, кроме Ангела.
Она выскочила из комнаты, зажав рот рукой. Но он услышал ее всхлипывания. Он мог бы перенести все, только не ее слезы. Они разрывали его на части, лишали покоя. У него внутри все дрожало, а в горле стоял ком.
Он не шевельнулся, когда она вышла из комнаты одетая, готовая к отъезду. Она подобрала записную книжку, бросила ее в сумку и направилась к двери. Сначала ему хотелось обнять ее, умолять остаться.
Келли задержалась у порога, бросив взгляд через плечо. Она смотрела молча.
Останови меня! Скажи, что ты меня любишь, дай мне шанс простить тебя!
Но она знала, что Габриэль не захочет прощения. Это будет его наказанием.
А ее наказанием будет любовь к нему.
Гейб так и не двинулся с места, даже когда услышал, что ее машина отъехала.
Он в оцепенении оглядел комнату, остановил взгляд на деревянном блюде посреди обеденного стола. На нем красовался последний шедевр Келли — шоколадный торт. И надпись, которую она сделала на нем: «Я всегда буду любить тебя, скверный мальчишка».
Келли металась по огромной кухне, отдавая приказания, внося коррективы. Суетились и ее помощники, а когда она случайно стукнула металлическим баком об пол, они съежились от страха. Она вздохнула и наклонилась, чтобы счистить с рук остатки персиков и крема. Их запах причинял ей невыносимую боль. Они напоминали Габриэля, его холодные глаза, его жадные поцелуи и то, как он позволил ей уйти из его жизни. Она подавила рыдания и вернулась к работе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики