науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она знала, что должна отстраниться, но... но не могла и только смотрела на него загипнотизированная четкими очертаниями его губ, все ближе приближающихся к ее губам.
Поцелуй Эрнана, словно взрыв, снес плотину, сдерживавшую чувства, освободил от оков тело, не знавшее пять лет прикосновения мужчины. Последние остатки разума покинули Бет. Губы, которые она попыталась было сжать, потянулись навстречу поцелую, как у погибающего от жажды странника в пустыне они тянутся к холодному, чистому роднику. Содрогаясь, женщина утоляла желание.
Силы почти оставили ее, ноги, казалось, вот-вот подогнутся, когда в коридоре послышались шаги. Поцелуй прервался столь же внезапно, как начался. Шаги смолкли в отдалении, и только прерывистое дыхание мужчины и женщины нарушало звенящую тишину комнаты. Они смотрели друг на друга.
Бет была потрясена, почти уничтожена. Что чувствовал Эрнан, она не могла сказать. Если и он был потрясен, то сумел сразу же спрятать это под маской безразличия. Отступив на шаг, он поднял ничего не выражающие глаза.
– А теперь давай не будем притворяться, будто нам не о чем поговорить. Внизу мы занимались пустой болтовней, – жестко сказал Эрнан и, подняв руку, пригладил непокорные черные волосы, словно уничтожая последние следы всплеска страсти.
Что-то блеснуло на пальце испанца, и все поплыло перед глазами Бет. Она увидела обручальное кольцо.
Бет приходилось выталкивать из себя слова, застревавшие в горле.
– И что же ты хочешь обсудить? Может, твой брак... или поговорить о жене?
– О чьей?
– Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Я полагаю, что у тебя на пальце обручальное кольцо.
Он бросил короткий взгляд на свою руку, а затем засунул ее в карман брюк, пряча обвиняющее его вещественное доказательство. Однако в голосе Эрнана не было ни стыда, ни раскаяния – лишь горечь и злость:
– Ты правильно полагаешь. Это обручальное кольцо. Но я не имею ни малейшего желания обсуждать с тобой мой брак.
Раскаленная игла вонзилась в сердце Бет. Итак, этот человек женат. Конечно, она знала, что подобное возможно, даже вероятно. Но это знание, как оказалось, вовсе не подготовило ее к раздирающей боли от ставшего реальностью предположения. Женская гордость требовала скрыть от Эрнана истинные чувства. Бет вздернула подбородок.
– Что ты там хочешь обсудить, не имеет никакого значения. Насколько я понимаю, тебе не следовало приходить сюда и уж тем более – прикасаться ко мне. Я хочу, чтобы ты ушел.
Эрнан сложил руки на груди.
– Как это прекрасно – узнать, что у тебя есть какие-то остатки морали. Жаль, что пять лет назад на это и намека не было.
– Пять лет назад ты не был женат.
– Моя женитьба никого, кроме меня, не касается. И не пытайся делать вид, что это не так.
Бет вздрогнула. Несмотря на тепло испанского лета, пальцы ее были ледяными. Наверное, брак Эрнана и впрямь не ее дело. Только это никак не уменьшает боль от того, что он женат, и чувство вины от того, что она только что целовалась с женатым мужчиной.
– Ты что же, – зло заговорила она, – думаешь, что можешь вот так запросто прийти сюда и пуститься в воспоминания о далеком прошлом... целовать меня?.. И после этого утверждать, что твой брак никого не касается?
– Я могу делать все, что мне заблагорассудится, – холодно заявил Эрнан. – Не забывай – это моя гостиница.
– Да уж, как я могу об этом забыть! И как часто ты являешься без. приглашения в номера постоялиц и делаешь их жертвами твоего настырного внимания?
– Ни с кем из них я не был в интимных отношениях, как с тобой.
– Ну, хватит! – почти закричала Бет. – Я не знаю, в какие игры ты тут играешь и почему продолжаешь напоминать о том, что случилось пять лет назад...
– Я уже говорил тебе. Полагаю, что ты должна кое-что объяснить, – резко прервал ее Эрнан.
Вспышка гнева ослепила Бет.
– Объяснить? Какого рода объяснения ты хотел бы услышать? Что я могу сказать? Что была молодой, наивной, неопытной дурочкой? Но это никак не повлияло на твое обхождение со мной.
Глаза Эрнана сузились.
– Обхождение с тобой?– повторил он, словно не веря своим ушам. – Боже мой! А чего еще ты ожидала? Наверняка моя реакция не была для тебя неожиданной!
Решимость Бет дать отпор мгновенно увязла в новом унижении, словно в зыбучем песке. Слова Эрнана прозвучали прямым обвинением, на которое было трудно возразить.
Конечно же, в тот день она чувствовала себя оглушенной, сбитой с толку – это, пожалуй, точное определение ее тогдашнего состояния. Ну а каково женщине, когда человек, которого она любит, первый и единственный любовник, считает ее полной бестолочью во всем, что касается постели, и ждет не дождется, чтобы она избавила его от своего присутствия?
Бет покачала головой и произнесла безжизненным голосом:
– Я знаю. Ты был разочарован во мне.
– Разочарован! – проскрежетал зубами Эрнан. – И ты думаешь, это единственное, что я тогда чувствовал?
Бет зажмурилась изо всех сил, пытаясь сдержать слезы. Ну как он может быть таким жестоким?
– Н-наверное, «разоч-чарован» – не совсем подходящее слово, – запинаясь, проговорила она.
– Дьявольски правильно. Оно просто никуда не годится.
Волна холода обдала ее с головы до ног. Каждой клеточкой Бет чувствовала, что еще чуть-чуть, и ее начнет трясти. Она отвернулась от Эрнана, пытаясь сохранить контроль над собой.
– Я уже сказала тебе. Это все было и прошло. Какой смысл все время ковыряться в старых ранах? – Она вздохнула и заставила себя солгать: – Я даже и не думаю об этом больше.
Он скептически хмыкнул.
– Счастливица. Теперь ты, наверное, с легкостью ложишься с мужчиной в кровать. – Увидев, как Бет покраснела, он добавил: – О, неужели я задел тебя за живое? Вероятно, это не слишком удачное выражение.
Бет сжала кулаки, едва удерживаясь, чтобы не залепить ему пощечину.
– Я не стала бы называть его не слишком удачным, а назвала бы отвратительным, – звенящим голосом произнесла она.
Эрнан уставился на собеседницу. Глаза его были черны как уголь, тяжелый взгляд обжигал.
– Отвратительным? – тяжело задышал он. – После всего, что ты сделала, еще смеешь говорить мне это?
Бет молча смотрела на Эрнана. Ее разум бился над разгадкой смысла последней фразы. Что он имеет в виду? Говорит так, словно она причинила ему какое-то зло. Но это же безумие!
Стук в дверь заставил Бет вздрогнуть. Кого еще, черт возьми, принесло? Она не была уверена – то ли ей следует быть благодарной за новое вторжение, то ли стыдиться того, что Эрнан будет обнаружен в ее спальне. Она открыла дверь. В коридоре стояла сеньора Карреньо, управляющая гостиницей.
– Простите, мисс Харди. Я лишь хотела убедиться, что с вами все в порядке. Сеньор Дуарес понес вам таблетки, и, поскольку он не вернулся, я забеспокоилась – быть может, вам хуже?
Бет раскрыла дверь шире, так, чтобы Эрнан был виден.
– Я... Спасибо вам. Вы так заботливы. Сеньор Дуарес еще здесь.
Глаза управляющей слегка сощурились. В ее поведении было что-то неестественное.
– Эрнан! Я вижу, ты заботишься о наших гостях.
Да, заботится, подумала гостья. Так заботится, что чуть не довел меня до инфаркта. А вслух, как бы оправдываясь, заявила:
– Сеньор Дуарес как раз уходил.
– Не хотите ли, чтобы я вызвала врача? – заботливо спросила испанка.
Бет покачала головой.
– Нет... Это всего лишь головная боль. К утру она пройдет.
Сеньора Карреньо посмотрела на хозяина.
– Что ж... Если вы уверены, что мы ничего больше не может сделать для вас...– Она отступила на шаг и остановилась, всем своим видом показывая, что ждет, когда Дуарес последует за ней.
– Да, мне уже лучше, – твердо сказала Бет. – Зачем вы ушли с приема? Из-за меня вы теряете такое удовольствие.– Она открыла дверь шире, давая понять Эрнану, что ему пора последовать за управляющей.– До свидания, – твердо сказала Бет.
– Доброй ночи, – вяло отозвался Эрнан.
3
«Взбейте масло, сахар и желтки. Бананы очистите и раздавите вилкой. Подлейте лимонный сок или сок ананаса... Панировочные сухари и тертый шоколад добавить в общую массу...»
Американка изо всех сил старалась сосредоточиться на рассказе шеф-повара о том, как готовить банановый пудинг. Рецепт звучал изысканно и аппетитно, но сегодня утром Бет явно была неспособна думать о кулинарии. Она уставилась в свои заметки, надеясь, что все же успела записать достаточно, чтобы сочинить удобоваримое сообщение о первом дне занятий.
А если не успевает записывать, – что ж, это только ее вина. Все еще полностью погруженная в события вчерашнего вечера, Бет обнаружила, что даже простая запись рецептов под диктовку требует от нее нечеловеческих усилий.
С оживленного уличного рынка в помещение проникал мягкий и слитный шум множества голосов, смешиваясь с изысканными ароматами фруктов и овощей, сыра разных сортов, салями и копченой свинины. Будоражащие запахи оживляли в памяти Бет картины, которые она предпочла бы забыть. Воспоминания о ее последней поездке в Малагу и идиллических днях, которые она тогда провела здесь, не давали покоя.
Идиллия! Это не была идиллия, это был самый настоящий рай для дурочек. И этой дурочкой была она. Девушка действительно верила, что Эрнан любит ее столь же сильно, как она его. Какая же это была ошибка! Если бы он любил ее хоть немного, то никогда бы не поступил с ней грубо и жестоко. Бет вздрогнула, вспомнив, как отчим передал ей слова Эрнана, потребовавшего, чтобы она покинула его дом немедленно. Тошнотворное чувство беспомощности накатывало на нее каждый раз, когда она пыталась позвонить Дуаресу из Нью-Йорка и всегда слышала холодный и вежливый ответ: «Он не хочет говорить с вами».
И вот прошлой ночью выясняется: она должна еще что-то объяснить ему! Словно не он отверг ее. Это было совершенно бессмысленно. Особенно сейчас, когда он женился. Карандаш задрожал в руке. Почему случившееся пять лет назад до сих пор занимает его?
К половине первого участники кулинарного семинара отправились на автобусе в подземную галерею андалусских вин, а Бет осталась в гостинице. Она собиралась пообедать, а потом подняться в свой номер и уж там, полностью изгнав Эрнана из своих мыслей, всецело сосредоточиться на материале об утренних занятиях.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики