науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Во время ожесточенной борьбы между Армстронгом и Крупном, развернувшейся вокруг поставки вооружения небольшой северо-немецкой морской флотилии, братья Сименс и французский изобретатель Мартин уже полностью завершили крупную работу над новым процессом производства стали, так называемым регенеративным газовым отоплением. Соглашения, заключенные Крупном с братьями Сименс и Мартином, дававшие ему возможность уже в 1869 году пустить в ход первую немецкую доменную печь, работавшую по новому принципу, свидетельствуют об удивительной подвижности его ума. Но даже его ум и воля не смогли преодолеть определенных препятствий. В самый неподходящий момент Крупп потерял надежного сотрудника, 32-летнего Альберта Пипера. Во время его болезни Крупп сделал все возможное, чтобы тот был обеспечен хорошей медицинской помощью, но так и не смог смириться с его преждевременным уходом. В свое время Крупп тщательно продумал метод представительства и взаимозамены, привлекая к этой работе исключительно молодых людей – Пипер стал доверенным лицом Круппа в 24 года, он старался создать такую систему, когда его личное участие в делах было бы необязательным; до случая преждевременной смерти Пипера этот метод оправдывал себя. Крупп был не из тех, кто с готовностью принимает неизбежное; он еще долго скорбел о потере лучшего помощника. Из этого несчастья он сделал вывод, что в будущем его завод не может зависеть от одного человека, производство должно протекать в соответствии с необходимыми предписаниями: “Так же как государством могут успешно управлять только разумные законы, для нормальной работы фабрики необходим регламент – свод определенных прав и обязанностей каждого в отдельности в огромном механизме управления производством”.
Читая сегодня проект этого положения, составленный Крупном в 1871 году во время его отдыха на морском курорте Торквей в Англии, мы можем ощутить ту атмосферу, в которой он находился. В этом документе он выступает как заботливый хозяин, который ощущает свою ответственность за все, что в нем происходит, и хочет, чтобы следующие поколения сохранили тот дух, что сделал завод тем, чем он стал. По поручению Крупна, документ был доработан его доверенным лицом, дополнен сделанными прежде замечаниями, разделен на параграфы и проверен, с точки зрения юридических формулировок. Окончательная редакция этого положения, получившего название “Общий устав”, датированная 9 сентября 1872 года, закладывает основы руководства фабрикой, ее производства, включает свод обязанностей и прав работающих в ней, как ответственных за работу в целом, так и отвечающих за отдельные участки, регламентирует поведение представителей вне самой фабрики и дополняет распорядок работы на производстве обязательной социальной программой. “Прежде всего, – говорится в проекте этого документа, – я отвечаю верностью на верность”. Критически настроенный историк Роберт Ян в написанной им истории города Эссена (1952) так оценивает усилия Круппа и его успехи до первой мировой войны и после нее: “Рабочий с фабрики Круппа гордится принадлежностью ко всемирно известной фирме, с удовольствием покупает хорошие и дешевые товары в его лавках и радуется благоустроенной заводской квартире; если он уже в пенсионном возрасте – уютному домику в Альтенгофе. Но эта система, основанная на производственном процветании, обнаруживает часто острые противоречия. Эти противоречия нисколько не препятствовали очевидной и оправданной привязанности рабочих к фирме: рабочий фирмы Крупна был в то время воплощением традиционных патриархальных отношений, сложившихся на фабрике, и при этом чувствовал принадлежность к рабочей элите”.
После победы над Францией, около 1870 года, экономика временно оживилась, но почти сразу же разразился один из самых тяжелых экономических кризисов, от которого пострадали и заводы Круппа. Хотя стремление Крупна сохранить прежние достижения и его меры, направленные на быстрое расширение завода, кажутся, на первый взгляд, несовместимыми, они не противоречат друг другу, соответствуя смыслу, заложенному в Общем уставе крупповского производства.
Начиная с 1860-х годов Крупп начал приобретать собственные сырьевые ресурсы и строить фабричные поселки. Вследствие конъюнктурных колебаний на биржевом рынке и собственных неудач он тогда не смог довести дело до конца. Те почти безграничные кредиты, которые банки предоставляли ему после 1870 года, дали возможность форсировать усилия в приобретении собственных угольных рудников, металлургических заводов и карьеров с железистым песчаником, цель которых была навсегда освободить завод от зависимости, связанной с источниками сырьевых запасов. Строительство новых мастерских к западу от старого фабричного
Альфред Крупп: последний виток жизни
Центра, котельного завода на севере и мартеновского чугунно-литейного завода в южном направлении и, наконец, строительство пяти жилых рабочих поселков поставили завод на такой уровень, выше которого он уже никогда не мог подняться.
В отчетных документах, относящихся к началу 1870-х годов мы видим рост счетов на недвижимость – суммы, которые только частично покрывались доходами фабрики. Фабрика, находившаяся в достаточно устойчивом состоянии, чтобы погасить ссуды, полученные от Германа Круппа и Нимана, должна была из года в год увеличивать банковский кредит. Ошибка Альфреда Круппа заключалась в том, что он брал суммы, необходимые ему для покупок, из постоянно колеблющихся банковских долгов, вместо того чтобы своевременно провести постоянный амортизационный заем. В начале 1873 года, еще до падения Венской биржи, вызвавшего в Европе цепную реакцию биржевых падений и банкротств, отчеты переговоров по займам своего уполномоченного Круппа с берлинским банкиром Мейерконом и Центральным прусским акционерным обществом земельного кредита находились в стадии, предшествующей заключению договора. После получения Круппом в мае тревожных писем от его кельнского банкира Дейхмана, к которому фирма обратилась за разъяснением создавшегося положения, у него в буквальном смысле открылись глаза. Сначала медленно, потом все быстрее начали падать цены на чугун, железо и сталь. Больше всего Круппа беспокоила остановка строительства железной дороги, которым он занимался в последнее время. “Если бы в нашем распоряжении был хотя бы один месяц, мы закончили бы работу! – писал Крупп в начале октября своему доверенному. – Трудно представить себе последствия, с которыми нам пришлось бы столкнуться, если бы мы были вынуждены начать массовые увольнения рабочих!” В начале 1874 года Дейхман, который был особенно расположен к Круппу, настаивал на сокращении его счета на 1 1/2 миллиона по новому займу. До 1 мая Крупп должен был получить деньги по этому займу. Вся ситуация напоминала почти забытую борьбу с Оппенгеймом, который откровенно угрожал Круппу, когда он только начинал становиться на ноги. Банк Шаффхаузена также начал настаивать на уменьшении своего сальдо; Мендельсон и Варшавер требовали, чтобы Крупп ликвидировал текущие задолженности по переводным векселям. Кредит Круппа повсюду стал неустойчив.
Легко представить себе, какая ирония заключалась в ситуации, когда Крупп, который всю жизнь сторонился всякого рода махинаций, в 1874 году вполне мог стать жертвой великого спекулятивного кризиса. То, что хорошо известные ему акционерные общества, такие как Бохумское объединение, Гердеровское объединение и Дортмундский союз сильно пострадали в результате биржевого кризиса, было вполне естественным. Постаревший Крупп, который всегда с презрением относился к “акционерным обществам”, тяжело переживал сложившееся положение, поставившее его в полную зависимость от банков. Он уже смирился с тем, что его имущество будет заложено, но стабилизировать положение удалось далеко не сразу: было проведено много сложных переговоров, имело место осторожное вмешательство самого кайзера, но положительная тенденция наметилась только в конце марта 1874 года, когда был образован банковский консорциум, который взял на себя погашение облигаций, выпущенных Морским торговым обществом. Крупп тяжело переживал сложившиеся условия, но самым неприятным для него было то, что он, “абсолютный хозяин в своем доме”, теперь обязан включить в свое управление постороннее лицо, посредника, осуществлявшего надзор за ведением дел.
Свидетельством исключительно высокого авторитета завода Круппа было то, что банки Круппа таким посредником сделали своего берлинского представителя Карла Мейера. Положение Круппа продолжало оставаться критическим, о чем говорило поведение Блейхредерса, который помогал Круппу получить заем, но поставил условие, чтобы во главе консорциума стояло Морское торговое общество. Он настаивал также, чтобы все счета фирмы по этому займу были погашены до 30 июля.
Когда 62-летнему Круппу стала ясна вся глубина кризиса, он испытал глубокое потрясение, от которого не смог оправиться до самого конца своей жизни. Как человек, преодолевающий опасность, не подозревая о ней, он потерял самообладание, когда понял размеры грозившей ему опасности. Он возвращался мыслями в прошлое, отыскивая в нем то, с чего начались его собственные ошибки, искал промахи в расчетах других, упрекал своих сотрудников, делая их ответственными за те решения, которые сам же принимал. Своему сыну он жаловался: “Я мог бы не переживать таких неприятностей и огорчений, если бы все окружающие меня люди хорошо делали свое дело”.
Заем был лишь временным выходом, обязательства, которые Крупп взял на себя по его погашению, были очень тяжелыми, казалось, что завод находится на самой грани своих возможностей. Между тем слова, обращенные Круппом к рабочим, успокаивали: “Невзирая на хорошую основу, неплохую прибыль, несмотря на преданность и правильное поведение всех наших работников, достойных всяческого уважения, наступили новые обстоятельства, коренным образом изменившие ситуацию, и нам будет очень трудно найти выход из этого положения. Но если мы будем действовать сплоченно, то найдем его”.
Что произошло, если бы банки, чьи владельцы являлись одновременно и владельцами фирм, не были сами заинтересованы в осложнении ситуации?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики