науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лицо ее окаменело. В каком-то отупении она смотрела на взбешенного Дамиана.
В два шага он оказался перед ней и швырнул шкатулку ей на колени:
– Где ты ее взяла?
Губы, его губы, что совсем недавно были так нежны, сейчас кривились в жестоком оскале. Но самым ужасным был его взгляд – мрачный и ненавидящий. Она чувствовала, как из нее уходит жизнь, потому что стоящий перед ней человек был чужим и незнакомым. Может быть, прошедшая ночь ей приснилась?
Дамиан грубо схватил Хизер за плечи и рывком поставил на ноги. Шкатулка упала на пол.
– Отвечай, Хизер, откуда она у тебя? – Гневный взгляд буквально прожигал ее. – Да отвечай же, черт возьми!
Хизер непонимающе смотрела на него.
– Она… Это моей мамы, – наконец с трудом выговорила она.
– Ты лжешь!
Хизер затрясло от обиды и возмущения. Глаза наполнились слезами. Стало вдруг тяжело дышать.
– Я не лгу, Дамиан! – воскликнула она. – Что вообще случилось? Почему ты такой? Почему ты говоришь такие ужасные вещи?
Он отпустил ее, как будто она вдруг вызвала у него отвращение.
– Да потому, что я видел ее раньше. – Губы его едва шевелились. – И видел в спальне моей матери.
Хизер в оцепенении уставилась на него. Да он просто сошел с ума, пронеслось у нее в голове.
– Нет, – слабым голосом возразила она. – Это невозможно. Я помню ее с раннего детства.
Дамиан бросил на нее ледяной взгляд:
– Я не могу ошибиться.
– Ты ошибаешься! Может, она просто очень похожа…
– Нет! Отец заказал шкатулку специально для моей матери, когда я родился. Мама очень дорожила ею.
– Но мне она тоже дорога! Мой отец – Майлз – отдал ее мне. Это единственное, что у меня осталось после гибели мамы!
Мысли вихрем проносились в голове Дамиана. Ошибиться он не мог. Ведь замочек на крышке сломал именно он. Мать так переживала из-за этого! Она даже плакала, и это воспоминание навсегда осталось у него в памяти. Отец тогда взял шкатулку в Лондон, чтобы починить, заболел на обратном пути и скоропостижно скончался. Он почти уверен, что, когда привезли вещи отца, шкатулки среди них не было… Да… пожалуй, что так! Он больше не видел ее с тех пор, как отец уехал в Лондон. В тот день он последний раз видел отца живым.
От жуткого предчувствия у Дамиана волосы зашевелились на голове. Странно все это… Как эта шкатулка оказалась у Хизер – или, вернее, у Джустины Дьювел? Как?
Дамиан ненавидел зреющее в нем подозрение, но ничего не мог с собой поделать. Неужели он ошибся и ей нельзя доверять? А если она все-таки знает своего настоящего отца? Тогда он прав, и Эллиот приходил сюда…
Дамиан вновь подступил к Хизер.
– Шкатулка могла быть у твоей матери. Но она принадлежала не ей.
– Что это значит, Дамиан? Ты называешь мою мать воровкой?
– Приходится…
– Шкатулка всегда принадлежала моей матери! – горячо воскликнула Хизер. – И я… я не позволю тебе порочить ее светлую память.
Он лишь презрительно скривил губы.
– Дамиан, пойми, ты ошибаешься, – безжизненным голосом проговорила Хизер. – Или лжешь. Зачем – право, не знаю.
Ее взгляд натолкнулся на его застывшее лицо, как на каменную стену. Некоторое время они, не мигая, смотрели друг другу в глаза. Наконец Хизер зябко повела плечами и решилась:
– Кто ты, Дамиан? Кто ты на самом деле?
– Ты знаешь, кто я.
– Нет, – покачала головой Хизер. – Ты что-то от меня скрываешь. Я это вижу. – Она сжала руки. – Я это чувствую.
В воздухе повисла напряженная тишина. Хизер неожиданно успокоилась.
– Тебе нечего сказать? Тогда попробую угадать. Может, ты задумал войти ко мне в доверие и, пользуясь этим, обкрадывать меня? Мне что, проверить столовое серебро? Или пересчитать ценные вещи в гостиной? А может, ты собирался украсть эту шкатулку, а все, что ты мне тут наговорил, – лишь уловка? Или у тебя на уме другое? Что-нибудь более существенное?
Лицо Дамиана посерело, но Хизер и бровью не повела. Она показала рукой на раскрытую постель:
– А это что? Любовная ловушка? А на самом деле ты лишь желаешь прибрать к рукам мое поместье? А может, тебе нужны мои деньги? Если это так, то какой же дурой ты меня считаешь? Хромоножка, которая мало что понимает в жизни, которой легко заморочить голову и даже убедить в том, что ее можно полюбить!
Голос Хизер был полон откровенного презрения – и к нему, и к себе самой.
– Так ты же сама просила меня остаться!
Так насмехаться над ней – это слишком жестоко! Хизер сжала зубы и заставила себя спросить:
– Но почему ты согласился? Потому что это входило в твои планы? Ты так и не ответил, Дамиан. Ты собирался обобрать меня до нитки? Или уже успешно закончил дело?
Молчание. Хизер поняла, что права. Он не тот, за кого выдавал себя все это время.
– Ответь же мне! – почти закричала она.
Лицо его дрогнуло.
– Я ничего не украл, Хизер.
«Нет, украл!» Ей хотелось плакать. «Ты украл мое доверие, мое сердце, в конце концов…»
Хизер проглотила подступившие слезы и гордо вздернула подбородок. А что еще ей оставалось?
– Я хочу, чтобы вы уехали.
Каким-то чудом голос у нее не дрогнул.
– Уехал? – сузив глаза, повторил Дамиан. – Вы хотите, чтобы я уехал из Локхейвена?
Душа ее разрывалась от боли, но Хизер четко произнесла:
– Да. Не позднее сегодняшнего вечера.
Дамиан усмехнулся.
– Можете не беспокоиться, мисс Дьювел, – холодно отрезал он. – Меня здесь не будет гораздо раньше.
Он, молча, повернулся и быстро вышел из комнаты, оставив дверь открытой.
Чувствуя себя столетней старухой, Хизер потащилась к двери, чтобы закрыть ее, и вдруг наступила на что-то босой ногой. Посмотрев вниз, она увидела свой набросок. Хизер медленно наклонилась и подняла рисунок.
Она смотрела на гордый профиль, красивую голову, широко развернутые плечи… Таким она впервые увидела Дамиана… Хизер вспомнила свои мысли о том, что этого человека гнетет какое-то тайное горе…
Вскрикнув, она яростно разорвала лист на мелкие кусочки. Клочки белой бумаги опустились на пол. Туда же незримо упали и осколки ее разбитого сердца.
Глава 14
– Мне нужно поговорить с папой.
Увидев вошедшую в комнату Хизер, Виктория подняла глаза от шитья и отложила его в сторону.
– Какой приятный сюрприз! – радостно воскликнула она. – Мы и не ждали тебя сегодня…
– Мама, где отец? – перебила ее Хизер. Виктория едва заметно нахмурилась и, слегка склонив голову набок, легонько похлопала по дивану рядом с собой:
– Присядь-ка на минутку, дорогая…
– В следующий раз, мама.
Виктория, перестав улыбаться, поднялась и направилась к стоящей в дверях Хизер. Подойдя к дочери, она ласково положила руку на вышитый рукав ее платья.
– Что-нибудь случилось, Хизер?
Девушка с трудом преодолела желание сбросить руку матери. Ее самообладание держалось на тоненькой ниточке, которая могла в любой момент оборваться.
– Мама, прости, если я невольно покажусь тебе резкой, но это имеет отношение только к папе и ко мне.
Виктория вгляделась в ее лицо. Хизер была почти уверена, что мать продолжит свои расспросы, и ошиблась.
– Папа занимается выездкой Пегаса, дорогая. Не хочешь пройти к нему в кабинет?
– Спасибо, там я и подожду.
Ждать ей пришлось недолго. Буквально через несколько минут в кабинет стремительно вошел Майлз, одетый в прекрасно сидевший на нем черный костюм для верховой езды и сапоги. Щеки его раскраснелись, глаза горели одушевлением:
– Хизер, тебе надо было видеть Пегаса! Такого быстроного скакуна я ни разу еще не встречал… – увидев лицо дочери, он оборвал себя на полуслове:
– Кроха, ты заболела? Ты так бледна!
– Со мной все в порядке, папа, не волнуйся. – Она зажала руки между коленями, чтобы скрыть дрожащие пальцы. – Но я должна кое о чем тебя спросить. Ты скажешь мне правду?
– Конечно, кроха, – после секундного замешательства ответил Майлз. – Разве я когда-нибудь делал иначе?
И он с озабоченным видом подсел к Хизер.
– Я хотела спросить тебя о шкатулке моей матери, которую ты нашел после того несчастья. Помнишь?
– Конечно, помню.
– Это была ее шкатулка?
– Осмелюсь сказать, что не знаю.
– А откуда она у нее? Это семейная реликвия?
– Я действительно не знаю, девочка.
– Но ты же хорошо знал мою мать, ведь так?
Неужели она заметила тень настороженности мелькнувшую на его лице? Или это ее больное воображение? Тем не менее, она могла поклясться, что на какой-то миг он смешался, и от этого в душе ее начали зреть сомнения…
– Да, это правда, но я мало знал о ее личных вещах, Хизер. – Майлз нервно провел рукой по волосам. – Твой вопрос кажется мне несколько странным. Прошло столько лет, и вдруг такой интерес к этой шкатулке.
Хизер прерывисто вздохнула. Она решила, что не расскажет отцу о том, что, по словам Дамиана, шкатулка принадлежала его матери. Это было бы преждевременно. Тем более что папа никогда ей не лгал.
Она вдруг почувствовала себя ужасно глупо.
– Это все пустяки, папа. Понимаешь, я… мне просто приходят в голову всякие глупости. А может, это оттого, что мне как-то грустно последние дни. – Она постаралась улыбнуться как можно естественнее. – Честное слово, за этим ничего не стоит.
Даже после ухода Хизер, Майлзу все еще было не по себе. В кабинет вошла Виктория:
– Что у нее стряслось?
Майлз, задумчиво смотревший в окно на раскачивающиеся от ветерка верхушки деревьев, повернулся к жене. Таким озабоченным она его еще не видела.
– Не знаю, – нарочито спокойно сказал Майлз. – Она расспрашивала меня о шкатулке своей матери.
– Почему?
– Она не сказала. Вернее, не захотела сказать. Она спросила, принадлежала ли шкатулка ее матери и не была ли она семейной реликвией. Господи, Виктория, что я мог ей ответить? Ведь я действительно не имею об этом ни малейшего представления! – Он покачал головой. – Помню, что, когда я нашел Джустину, она крепко прижимала к себе эту шкатулку, намертво в нее вцепилась.
– Да, шкатулка прекрасная. Незамысловатая, но, тем не менее, удивительно изящная, – не спеша проговорила Виктория. – Знаешь, я порой задумывалась, а как вообще у Джустины могла оказаться такая изящная вещь.
– Я тоже, – признался Майлз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики