науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это они говорят пациентам: «Не вы один такой», «У вас не самое тяжелое заболевание», «Ваши жалобы – обычное дело». Знакомо? Еще бы!
Каждому. Действительно, не может же врач растрачивать свою душу на каждого пациента, тем более что таких пациентов у него каждый день – десятки.
Не может, если это не такой врач, как Коновалов.
У него хватает сил ежедневно пропускать через свою душу боль и страдания нескольких тысяч пациентов.
И не пациентом он чаще всего называет больного, а – «дорогой мой человек». Это обращение стало своеобразным лозунгом всей его деятельности. Пациенты повторяют его в своих письмах как молитву, как пароль. Вы можете сомневаться в этом, сидя дома в собственном кресле, но там, в зале на его сеансах, в этом не сомневается никто.
Из истории болезни 1002162 (1927г.р.): «…Вы вернули меня к жизни, к себе самой. Избавили от нежелания жить… Я получила от Вас и через Вас свою связь с Вселенной, отчего стала сильнее и хоть капельку мудрее. Я верю, что уже никогда не останусь без поддержки в трудный час, потому что мы вместе…»
Из истории болезни (1941 г.р.): «…Сергей Сергеевич! Не могу не добавить к сотням невыразимых в словах благодарностей свою искреннейшую признательность за Ваш ПОДВИГ – этический, духовный, профессиональный, физический, человеческий! За исцеление наших „побитых“ душ, за возвращение возможности жить. Я знаю многих „помеченных Богом“ людей в искусстве, но Ваше творчество, а вернее – миссия, не оставляет сомнений по поводу того, чья работа важнее…»
Из истории болезни 1007728: "…Спасибо за то, что лечите всех нас. Каждый человек, приходя к Вам на сеансы, не чувствует себя обделенным вниманием. Он попадает в атмосферу доброты, понимания, любви. Когда Вы обращаетесь к залу, мне кажется, что Вы обращаетесь именно ко мне, чувствуете, что у меня болит, и хотите помочь.
Успокаиваете, поддерживаете, утешаете. И точно такие же чувства испытывают все мои знакомые, которые ходят к Вам…"
Затем Сергей Сергеевич Коновалов проработал три года в кардиологическом инфарктном отделении. И вот именно здесь он впервые ощутил полную свою беспомощность как врача. А это означало отсутствие перспектив для больного.
Больной поступал в отделение. Его лечили. И как лечили! Используя весь арсенал средств современной медицины, ничего не упуская из внимания. Здесь были и хороший уход, и широкие возможности по реабилитации, и весь современный объем лечения.
Больной выписывался в удовлетворительном состоянии, а через некоторое время чуть раньше или чуть позже, снова поступал в отделение. Это был какой-то замкнутый круг!
На этом отделении лечили в основном сердце. Современная медицина вообще разделила человека на составляющие и воспитала поколения врачей, призванных лечить именно его составляющие – сердце или желудок, почки или печень, но только что-нибудь одно. «Доктор, а у меня еще…» – «Это не ко мне. Я только по почкам».
Естественно, что больные с инфарктом миокарда или иными поражениями сердца, находящиеся на лечении, страдали и другими хроническими заболеваниями, начиная от банального остеохондроза и заканчивая тяжелыми поражениями органов и тканей, в том числе системными заболеваниями. На фоне инфаркта миокарда и, как правило, в среднем двухнедельного постельного режима многие сопутствующие заболевания обострялись.
Ему говорили: «Спасибо, Доктор, что с сердцем стало полегче!», а он беспокоился о том, что сопутствующая патология оставалась с пациентом. Да и не только сопутствующая. Ведь перенесший инфаркт миокарда больной после выписки оставался с ишемической болезнью сердца. Только вот сердце стало намного слабее, а значит, недостаточность кровообращения будет нарастать. И наступит день, когда больной вернется в отделение.
В реанимации проще. Там врач может чувствовать себя победителем. Он спасает жизнь, исполняет свой святой долг. Хирургу тоже есть чем гордиться, есть от чего испытывать удовлетворение: удалил, зашил, пересадил – спас, продлил жизнь человеку. А какой будет эта жизнь – не его дело. Главное, он дал человеку возможность еще некоторое время оставаться на этом свете и даже чувствовать себя вроде бы здоровым. А вот в терапии хронической патологии, к сожалению, все совсем не так. Наступает момент, когда врач начинает избегать больного, отводить взгляд. Как часто в терапевтических стационарах любого профиля идет «сражение» между больным и врачом перед выпиской. «Доктор, я еще болен, у меня ничего не прошло. Почему вы меня выписываете?» – не понимает больной. И уходит неудовлетворенный, даже озлобленный на своего врача, на всю медицину в целом. Не понимая, что в медицине на первом месте средний койкодень, а не он – больной.
Главное – не умереть в стационаре, не испортить показатели работы отделения и больницы в целом. Да что там говорить! Врач…
"По сути, все врачи сегодня являются заложниками незыблемой доктрины: хроническую болезнь излечить нельзя. Это знает каждый врач, особенно в крупных специализированных клиниках не только нашей страны, но и всего мира. Почему крупных?
Потому что врачи поликлиник, небольших больниц направляют своих пациентов в эти специализированные клиники в надежде, что там им помогут.
Да, несомненно, помогут, то есть облегчат страдания, продлят жизнь, что тоже очень важно".
Однако Коновалова это не устраивало. Почему-то не устраивало. Почему-то чувство беспомощности перед хронической болезнью не давало ему покоя. Он не мог, да и не хотел стать одним из миллионов врачей, которые лишь с сожалением разводят руками, сталкиваясь с хронической патологией. Очевидно, его миссия Доктора с большой буквы, чудо-целителя была давно предначертана ему. Путь, по которому он идет сегодня, уже тогда неудержимо влек его к себе, не оставляя выбора, обостряя чувствительность и восприимчивость там, где другие приобретали рассудительную холодность. Испытывая глубочайшее чувство благодарности к своим учителям, которыми он до сих пор гордится, утверждая, что они дали ему очень многое, Сергей Сергеевич все-таки искал свой путь.
"Состояние логики врачебного состава очень консервативно. Даже то, что очевидно, но чего нет в привычных схемах лечения той или иной патологии, встречало категорический отпор и возражение.
Когда я пытался ввести в схему лечения ишемической болезни небезызвестные сегодня антиоксиданты (в 1989 году), мне пришлось несладко. Хотя этипрепараты выпускали отечественные фармацевтические заводы, в частности витамин Е, и они имели прекрасные фармацевтические показания применения в кардиологии, но, ввиду того что в то время ни одной кардиологической клиникой не применялись, мне было сказано: «Не надо. Ну чего тебе не хватает? А вдруг…»
А вдруг… Врач несет ответственность не только этическую, но и уголовную. Поэтому даже малейшие отклонения от «нормы», от схемы лечения данной болезни врачей не прельщают. Врач и так за многое отвечает, зачем же брать дополнительную нагрузку?
А тем временем больные, комплексное лечение атеросклеротического процесса которых включало этот препарат, отмечали значительное улучшение своего состояния уже после 3-4 инъекций.
Самое удивительное заключалось в том, что другие врачи, в том числе и кардиологи, непосредственно наблюдая результат лечения по схемам, которые назначал Доктор Коновалов, не пробовали применять этот препарат в своей практике!
В конце концов Сергей Сергеевич определил своего непосредственного врага. Этим врагом стала хроническая болезнь, которую современная медицина победить не в силах. Его враг пожирал жизни сотен тысяч людей, миллионы других превращая в своих рабов, зависимых от таблеток, инъекций, ингаляторов, постоянно напоминая о себе приступами боли, бесконечными недомоганиями. Этот враг отнимал радость у стариков и детей, у мужчин и женщин в любом возрасте, превращая жизнь в существование между периодами обострений, делая ее невыносимой.
Коновалов понимал, что если в своих исканиях он будет следовать исключительно логике врача, то достигнет немногого. Откроет новый лекарственный препарат или одно из звеньев патологического процесса, но хроническую болезнь победить не сможет.
Чем старательнее он искал ответы на вопросы, которые ставила перед ним практика, тем все более четко и ясно обозначалась перед ним цель, к которой он так одержимо стремился: отыскать причины хронической болезни, найти их, для того чтобы с корнем вырвать болезнь из организма человека. Но тогда он еще не знал, какой Путь уготовила ему Судьба.
Начинался 1990 год, а он еще и понятия не имел, с какой стороны подобраться к решению сложнейшей проблемы, которую сам себе поставил.

БЕСПОЩАДНОСТЬ СМЕРТИ

Не представлял он себе и тех испытаний, которые ожидали его в ближайшем будущем, и не думал о том, как они повлияют на его поиски. А случилось страшное: однажды позвонила мама и сообщила, что отец лежит в госпитале по подозрению на пневмонию и что у него нашли очаги в костях позвоночника, таза, ключицы. Сергей Сергеевич сразу все понял, связался с врачами госпиталя, где лечился отец, и те подтвердили его подозрения: рак неясной локализации с метастазами в костную систему.
Надежд – никаких.
Но он все-таки подготовил документы и перевел отца в Окружной госпиталь, где работал в то время.
Болезнь отца и для членов семьи и для всех, кто знал его, была словно гром среди ясного неба, потому что он всю жизнь был сильным, здоровым человеком, никогда ни на что не жаловался, несмотря на то что ему тогда исполнялось семьдесят пять лет. Все средства современной медицины годились только на то, чтобы подтвердить страшный диагноз.
Все это просто не укладывалось в голове, хотя причина заболевания была более чем банальна: год назад отец был в санатории под Киевом и купался в Припяти, которая еще недавно несла свои воды и под Чернобылем. Отец таял на глазах. Из сильного, крепкого, здорового мужчины он за считанные месяцы превратился в беспомощного старика. Но каково было сыну знать, и знать как медику совершенно точно, что ждет отца впереди! Он ведь знал, что при таком здоровом сердце, как у отца, ему предстоит пережить до конца ужасные мучения, выпавшие на его долю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики