демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Ценная информация. Но Айдахо и Скитейл...
- Достаточно! - оборвала ее Одрейд. - Сторожевые псы могут лаять
слишком долго!
Беллонда нехотя умолкла. Сторожевые псы. Внутренний термин Бене Джес-
серит для обозначения постоянного наблюдения Сестер друг за другом, что-
бы все видели, что никто не проводит свои дни впустую. Очень утомительно
для алколитов, но не более чем часть повседневной жизни Преподобных Ма-
терей.
Однажды Одрейд объяснила это Мурбелле, они тогда были одни в сером
голом помещении для бесед на некорабле. Стояли почти прикасаясь друг к
другу, глядя друг другу в лицо. Глаза на одном уровне. Вполне нефор-
мально и по-дружески. Если, конечно, исключить сознание того, что со
всех сторон тебя окружают глаза ком-камер.
- Сторожевые псы, - сказала тогда Одрейд, отвечая на вопрос Мурбеллы.
- Это означает взаимную слежку. Не раздувай этого больше, чем это есть
на самом деле. Мы редко придираемся. Может хватить простого слова.
Мурбелла - овальное лицо перекошено от отвращения, широко поставлен-
ные зеленые глаза смотрят напряженно - очевидно, подумала, что Одрейд
имеет в виду какой-то особый сигнал, слово или поговорку, какие Сестры
используют в подобных ситуациях.
- Какого слова?
- Проклятье, да любого! Какое покажется подходящим. Это как взаимный
рефлекс. Мы делим общий "тик", который нас не раздражает. Мы даже при-
ветствуем его, поскольку он не дает нам бездельничать.
- И если я стану Преподобной Матерью, вы станете сторожить меня?
- Мы сами этого хотим. Без этих сторожей мы были бы слабее.
- Звучит угнетающе.
- Мы так не считаем.
- Мне это кажется возмутительным, - она взглянула на поблескивающие
линзы на потолке. - Как и эти проклятые ком-камеры.
- Мы заботимся о своих же, Мурбелла. Как только ты станешь Бене Джес-
серит, тебе гарантирована пожизненная поддержка.
- Комфортабельная ниша, - фыркает она.
- Нечто совершенно иное, - Одрейд говорила мягко. - Всю твою жизнь то
одно, то другое бросает тебе вызов. Ты расплачиваешься с Общиной Сестер
до предела своих способностей.
- Сторожевые псы!
- Мы всегда тактичны по отношению друг к другу. Некоторые из нас, те,
что обладают властью, временами могут быть авторитарны, даже фамильярны,
но только такое обхождение тщательно отмерено в соответствии с требова-
ниями момента.
- И никогда по настоящему теплы или нежны?
- Таково правило.
- Привязанность, может быть, но не любовь?
- Я объяснила тебе правило, - реакция ясно читалась на лице Мурбеллы:
"Так вот оно! Они потребуют, чтобы я отказалась от Дункана!"
- Так значит у Бене Джессерит нет любви? - каким печальным был ее го-
лос. Надежды для Мурбеллы тогда еще не было.
- Любовь случается, - ответила ей Одрейд, - но мои Сестры относятся к
ней как к отклонению.
- Так значит то, что я чувствую к Дункану, отклонение?
- И Сестры попытаются вылечить это.
- Лечить! Применить корректирующую терапию к зараженным!
- Любовь рассматривается в Сестрах как знак разложения.
- Я вижу признаки разложения в вас!
Как будто проследив ее мысли, Беллонда насильно вырвала Одрейд из за-
думчивости:
- Эта Преподобная Мать никогда не свяжет себя с нами! - Беллонда
стерла с угла рта оставшуюся от ленча каплю соуса. - Мы только тратим
попусту время, пытаясь научить ее нашим обычаям.
По крайней мере, Белл больше не зовет Мурбеллу "шлюхой", - подумала
Одрейд. - Прогресс.


Все правительства испытывают проблему с набором кадров: власть прив-
лекает патологических личностей. Дело не в том, что власть развращает, а
в том, что она обладает магнетическим притяжением для тех, кто готов
поддаться этому развращению. У подобных людей наблюдается тенденция упи-
ваться насилием, обстоятельство, от которого они быстро становятся нар-
котически зависимыми.
Миссионария Протектива
Текст QIV (декто)

Ребекка, как ей было приказано, стояла на коленях на выложенном жел-
той плиткой полу, не решаясь поднять глаза на Великую Чтимую Матре, та-
кую далекую, такую опасную. Уже два часа Ребекка ждала здесь почти в са-
мом центре гигантского зала, в то время как Великая Чтимая Матре и ее
двор поглощали ленч, поданный раболепными прислужниками. Ребекка тща-
тельно рассмотрела манеры слуг и теперь соревновалась с ними.
Ее глаза все еще болели от трансплантантов, которые рабби дал ей
меньше месяца назад. Эти глаза выставляли на всеобщее обозрение голубой
ирис и белую склеру, ничем не выдавая Агонию Спайса в ее прошлом. Защита
была лишь временной. Менее чем за год и эти трансплантанты выдадут ее
совершенной голубизной.
Но боль в глазах представляла сейчас, насколько она могла судить, на-
именьшую из ее проблем. Органический дозатор сдабривал ее кровь отмерен-
ными дозами меланжа, скрывая зависимость. По приблизительной оценке за-
паса должно хватить на два месяца. Если Чтимые Матре продержат ее
дольше, отсутствие наркотика окунет ее в агонию, по сравнению с которой
праздником покажется изначальная. Из непосредственных проблем самым
опасным было присутствие Иных Воспоминаний, отмеряемых ей меланжем. Если
те женщины засекут их, это, безусловно, возбудит подозрения.
Ты все делаешь правильно. Потерпи. Это проснулась Иная Память из бес-
численных жизней с Лампадас. Голос мягко перекатывался в ее голове. Зву-
чал он похоже на голос Луциллы, но Ребекка не была в этом уверена.
За месяцы, что прошли с Разделения, которое возвестило себя как "Гла-
шатай твоей Мохалаты", голос этот стал знакомым. Этим шлюхам не срав-
ниться с тобой в знании. Помни это, и пусть это придаст тебе смелости.
Присутствие в ней Иных, которые не отвлекали ее внимания от того, что
происходило вокруг, наполняло ее благоговением. Мы называем это Подобием
Потока, - говорил Глашатай. - Подобие Потока умножает твое сознание.
Когда она попыталась объяснить это рабби, реакцией на ее слова был гнев.
- Ты поражена нечистыми мыслями!
Они сидели поздней ночью в кабинете рабби. "Украсть время из отпущен-
ных нам дней", называл это он. Кабинет находился под землей, стены его
были увешены полками с древними книгами, ридулийскими кристаллами, свит-
ками. Комнату защищали от зондирования лучшие устройства с Икс, которые
потом модифицировали, чтобы улучшить, собственные люди рабби.
Ей было позволено сидеть возле его стола, в то время как он откинулся
на спинку старого кресла. Светящийся шар на низкой подставке отбрасывал
теплый желтый свет на его лицо и бороду, отблескивал на очках, которые
он носил едва ли не как символ своей службы.
Ребекка изобразила смущение.
- Но вы же говорили, что от нас требуется спасти эти сокровища с Лам-
падас. Разве Бене Джессерит не обошлись с нами по чести?
В его глазах она заметила беспокойство.
- Ты ведь слышала, как Леви говорил вчера, о чем здесь расспрашивали.
Почему ведьма-джессеритка пришла к нам? Вот что их интересовало.
- Но в истории, что мы сочинили, нет противоречий и она внушает дове-
рие, - протестовала Ребекка, - Сестры научили нас таким вещам, сквозь
которые не в состоянии проникнуть даже ясновидение.
- Не знаю... не знаю... - рабби печально покачал головой. - Что есть
ложь? Что есть правда? Не приговариваем ли мы себя своими собственными
устами?
- Но ведь этому погрому мы противостоим, рабби! - это обычно укрепля-
ло его решимость.
- Козаки! Ты права, дочь моя. Козаки существовали во все времена, и
мы не единственные, кто почувствовал их кнуты и мечи, когда они въезжали
в наши селенья с убийством в сердцах своих.
Странно, подумалось Ребекке, как ему удается создать впечатление то-
го, что эти события произошли совсем недавно, что он видел их собствен-
ными глазами. Никогда не забыть, никогда не простить. Лидице был вчера.
Что за мощь хранится в памяти Тайного Израэля. Погром! В продолжи-
тельности своего существования сила столь же мощная, как то присутствие
Бене Джессерит, что поселилось теперь в ее сознании. Почти. Именно этому
сопро-тивляется рабби, сказала она самой себе.
- Боюсь, ты была забрана от нас, - сказал рабби. - Что я с тобой сде-
лал? Что я наделал? И все во имя чести.
Он оглядел инструменты на стене кабинета, которые сообщали данные о
ночной аккумуляции энергии от ветряных мельниц, расположенных по всем
угодьям фермы. Инструменты говорили, что там наверху монотонно гудят ма-
шины, запасая энергию назавтра. Это был подарок Бене Джессерит: свобода
от Икс. Независимость. Что за странное слово.
- Эта вещь. Иные Воспоминания, кажется мне очень сложной, и всегда
казалась, - сказал он, не глядя на Ребекку. - Память должна нести с со-
бой мудрость, но не делает этого. Вот как мы управляем своей памятью и
вот куда прилагаем свои знания.
Он оглянулся, посмотрел на нее, но его лицо утопало в тени.
- Так что говорит тот, внутри тебя? Тот, о котором ты думаешь как о
Луцилле?
Ребекка видела, как нравится ему произносить имя Луциллы. Если Луцил-
ла может говорить через дщерь Тайного Израэля, значит, она еще жива и
никто ее не предавал.
Прежде чем ответить, Ребекка опустила глаза:
- Она говорит, в нас есть такие внутренние образы, звуки и ощущения,
которые появляются по команде или вмешиваются в случае необходимости.
- Необходимости, да! А что это если не сигналы чувств от плоти, что
когда-то была там, где не была ты, и, Возможно совершила оскорбительные
деяния?
Иные воспоминания, иные тела, - подумалось Ребекке. Раз испытав нечто
подобное, она никогда - это она знала точно - не откажется от этого по
собственной воле.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики