науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Больше пятидесяти процентов, но меньше семидесяти».– Кто?Он ее понял:– Капитан второго ранга Шуиш.– Крейсер?– Могло быть хуже, – уклончиво ответил Оор. – Но мы «на плаву», и к нам идет помощь.– Кто?Он снова понял ее вопрос:– В систему только что вошел наш линейный крейсер.«Слава богам!»– Сколько я?..– Восемнадцать часов.– И?..– Теперь все в порядке. Клинический комплекс справился. Но мы едва успели.– Спасибо.– Рад служить под вашим командованием, графиня.Это было последнее, что она услышала. Силы оставили ее, и она уснула. Глава 3КОРОЛЕВА Седьмой день второй декады месяца птиц, планета Ойг Снежная равнина казалась бесконечной, хотя на самом деле ни бесконечной, ни даже очень большой не была. Просто с той точки, откуда смотрела на нее Лика, не были видны ни горы, ни леса, ограничивающие Низкий Каэр. А еще, если смотреть с высоты голого скального выступа, на котором, собственно, и стояла сейчас Лика, Низкий Каэр представал овеществленным смыслом слова «ровный». Равнина выглядела, как туго натянутое белое полотно, ровная, как стол – «как столешница, конечно», – гладкая и безграничная. И это тоже было ошибочным впечатлением. За спиной Лики редкие каменные зубы, без всякого порядка торчащие из глубокого снега, сменялись скалистыми сопками, которые чем дальше на север, тем больше походили на горы, пока горами и не становились километрах в ста за ее спиной. Но и на юге, даже на том пространстве, которое охватывал глаз, насколько знала Лика, имелись как минимум три мелкие речушки, скованные сейчас льдом и присыпанные сверху снегом, и множество мелких, и не таких уж мелких, оврагов. Были здесь и пологие подъемы, и такие же плавные спуски, то есть местность ровной отнюдь не была. Но отсутствие деревьев и снег, упавший на Восточный Каэр полтора месяца назад, скрывали эти топографические излишества, лаская глаз фантастическим зрелищем бескрайней снежной равнины. А леса юга, востока и запада прятались за обрезом близкого горизонта.«Все сплошной обман, – усмехнулась про себя Лика. – Фикция и надувательство, но псы-то настоящие!»Она прищурилась, вглядываясь в сверкающую под солнцем снежную гладь. Километрах в пяти к югу однородную белизну равнины нарушали движущиеся темные пятна. Это была ватага больших псов: вожак, три самки и пять подросших за осень щенков. Большие псы, впрочем, на собак похожи не были, на волков соответственно тоже. Скорее они напоминали овец размером со взрослого медведя, снаряженных клыкастой пастью и когтистыми лапами. Были они по-волчьи неутомимы в беге и так же опасны. Кроме того, они ходили ватагами.Эта ватага шла с запада. Псы были, скорее всего, сыты, поохотившись вволю в редколесье Золотой долины, где жизнь не замирала и с наступлением зимы. Было неясно, что погнало их на восток, но для Лики это было не суть важно. Псы предоставляли ей великолепную возможность охоты на крупного зверя, и не только. Хотя природа или боги и сотворили псов охотниками, сегодня дичью будут именно они. Для нее, для королевы Нор.Она легко слетела со скалы – высота была детская, всего одиннадцать метров, – пробила плотный наст, провалившись почти по пояс, тотчас выбросила свое тело на поверхность и стремительно понеслась по снегу, догоняя бегущих псов. Слабый восточный ветер задувал сбоку, относя ее запах в сторону, а слух у псов был не так, чтоб очень, поэтому «услышали» они ее только тогда, когда, отмахав добрых четыре с четвертью километра, она приблизилась к ним метров на двести. Животные сразу насторожились и закрутились на месте, отыскивая врага. Заметить темную фигуру, несущуюся по белому сияющему снегу, было делом секунд, но за эти краткие мгновения Лика сократила дистанцию почти вдвое. С душераздирающим визгом, служившим псам сигналом опасности, ватага качнулась от нее, стремительно развернулась к югу и ударилась в бег. Впрочем, шансов у них не было никаких – Лика бежала намного быстрее и очень быстро сокращала дистанцию – интереснее было другое, почему они бросились бежать, а не атаковали ее сами? Ведь хищники как-никак… да еще и ватага, а она одна. Но, вероятно, звериный инстинкт подсказал им, что на этот раз сила не на их стороне, и существо, которое их преследует, опаснее любого другого, опаснее лесного тигра, и уж точно опаснее человека, хотя человеком и является.Так оно и было, и боялись они ее не зря. Лика была не вооружена, вернее, за поясом на спине у нее был заткнут короткий кинжал, но предназначался он для другого. Стоило ли выбираться на охоту в одиночестве, в дикие безлюдные просторы Каэра, чтобы убивать зверей сталью. Однако ее руки и ноги могли быть смертоноснее кинжалов и мечей, вот только почувствовать их силу, дать волю своим могучим возможностям Лика могла не часто. Королевы и вообще-то редко остаются одни, а так, чтобы остаться совсем-совсем одной – об этом, как правило, и мечтать не приходится.Когда расстояние до замыкающей группу самки сократилось метров до двадцати, на одну короткую решительную секунду Лика резко ускорилась – так, что морозный воздух, сдобренный тяжелым звериным запахом, с силой ударил ее в лицо – и еще больше сократив дистанцию, прыгнула вперед. Она взлетела над снегом невысоко, всего метра на два, не больше, и, как выпущенная из лука стрела, полетела вдогон псам, медленно, по чуть-чуть – так ей казалось – сокращая и без того мизерное расстояние, отделявшее ее от ватаги. Перевернувшись на лету, она ударила суку ногами в спину, почувствовав, как ломается под ее ступнями позвоночник животного, оттолкнулась, и пролетев еще метров восемь, настигла вожака. Лика упала ему на спину, одновременно захватывая руками голову животного. Самец не остановился, только присел было под неожиданно свалившейся на него тяжестью и снова рванул вперед, но было уже поздно. Быстрым и мощным движением рук Лика сломала ему шею и соскочила на снег раньше, чем рухнуло безжизненное тело пса. Крутнувшись на месте, она выцелила вторую суку, и в два коротких прыжка догнав ее, ударила сжатыми в щепоть пальцами в висок. Кости черепа хрустнули под ее пальцами, и псина, с коротким визгом отлетев на несколько метров в сторону, упала замертво.«Достаточно, – сказала себе Лика, останавливаясь и провожая взглядом удиравших без оглядки щенков и единственную оставшуюся в живых взрослую самку. – Не пропадут, а мне уже хватит».Она посмотрела на лежащих на снегу зверей. У них был удивительно красивый мех цвета старого потемневшего серебра. Собственно, из-за этого меха она и напала на «бедных животин». Трех больших шкур должно было вполне хватить на ковер, который она решила подарить Максу на день рождения. Скорняки-той'йтши обработают мех, скроят и сошьют полотнище ковра, а ювелир Шен Hoop отделает края плетенным из серебряных и золотых нитей шнуром, но – главное! – в центре ковра из меха черно-бурых лис – на них она тоже охотилась сама – будет выложен иероглиф Ё.Лика улыбнулась, представив лицо Макса, когда он увидит ее подарок. Конечно, немного отдает мещанством, но не полный моветон. И потом, кто бы что ни говорил – «Пусть только попробуют!» – но ей самой идея нравилась, и отступаться от задуманного она не привыкла.«Заодно и проветрилась», – снова, с чувством полного довольства, улыбнулась она и «свистнула» флаер. Машину (борт 01 – личный флаер королевы Нор), высадившись на рассвете километрах в сорока отсюда, она отослала в горы Северной Гряды, так что ждать пришлось минут восемь, не меньше. Во всяком случае, она успела не только сделать несколько глотков чудного местного виски – «Ну да, да! Солодовой водки, конечно!» – но и выкурить непременную пахитоску, пока флаер разыскивал ее на равнине Каэр. Потом она быстро, хоть и не без натуги, забросила в нижний, грузовой, отсек флаера тяжеленные – даже для нее – туши псов и, забравшись в салон, потребовала у вычислителя кофе, бренди и приятную музыку. Лететь до дома, даже на максимальной скорости, было долго. Как минимум час.Лика задала вычислителю курс, откинулась на спинку пилотского кресла, и сделав первый глоток горячего – несколько более горького, чем его земной аналог, – кофе, закурила новую пахитоску. Внизу мелькали заснеженные леса Каэра, а в салоне флаера было тепло и уютно, и звучала полная версия «Фантазий» сумасшедшего герцога Зуайи, которая могла создать хорошее настроение даже у закоренелого пессимиста и ипохондрика. Лика не была ни пессимисткой – больше не была, – ни ипохондрической особой – с ее-то Маской! А герцог Зуайя действительно был гениальным – пусть и сумасшедшим – композитором, и сумасшествие его было веселым, пряным и пьяным, а не мрачным и темным, как обычно случается с гениями. От его музыки даже кровь, казалось, начинала бежать быстрее, и хотелось гулять и куролесить, и делать веселые легкие глупости, и петь, и пить, и любить.Лика улыбнулась («Жизнь прекрасна!») – и сделала глоток бренди. Песни Зуайи не просто создавали ей хорошее настроение, они, если честно, стали для нее чем-то вроде личного гимна, мелодией ее жизни, с тех пор как лет девять назад она впервые услышала их в доме Йёю. Лауреат не только знал толк в радостях жизни, в ее вкусностях и редкостях, но и великолепно ориентировался в культурном пространстве империи. А песни, написанные, между прочим, его двоюродным («Или троюродным?») дядей, удивительно точно отражали суть и ритм жизни Лики, теперешней Лики, разумеется; являлись музыкальным образом существования в мире империи блистательной королевы Нор.Быть королевой ей нравилось. Еще больше ей нравилось быть такой королевой. Она буквально упивалась своей новой ролью, своим новым образом, в котором переплелись, слились и сформулировались заново ждущая счастья мечтательная питерская девушка Лика, и сумасшедшая охотница – графиня Ай Гель Нор, и веселая императрица Катя Вторая, и создавшийся в голове Лики фантастический образ волевой и деловой женщины, какой-нибудь железной леди Маргарет или «единственного мужика в правительстве» Голды Меир. Ей нравилось самой принимать решения, строить с нуля свое собственное – гегхское – королевство, крутить интриги, повелевать и жаловать, не меньше, чем танцевать и гулять сутками напролет на пьяных и гламурных «вечеринках» имперской знати.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики