науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Ирина Денежкина
Дай Мне!



Ирина Денежкина
Дай Мне!


Ты, радость, застыла, открылись глаза,
Когда нас с тобою накрыли снега.
Искали друг друга – найти не могли.
Под толщей своей нас снега погребли…



– …Ты что будешь? Кофе?
Ляпа стоял посреди комнаты голый по пояс, растерянный и потный. Из-под штанов торчали трусы. Я хотела сказать: «Тебя», но предполагала, что за этим последует ещё большая его растерянность и он просто прирастёт к месту. Будет стоять столбом. А я что буду делать?
– Кофе? Или чай?
– Кофе, кофе…
Ляпа облегчённо полез в шкафчик, включил чайник, порылся в холодильнике, достал бутылку молока. Открыл, нервно отпил, поставил. Полез снова в холодильник, достал бутылку пива. Потом вторую. Открыл, жадно присосался.
Я села за стол, подперев голову руками. Волосы Ляпы торчат завинченные в иголки, как у ежа. В ухе два серебряных кольца, большой нос, глаза круглые, как у щенка. И весь как щенок: кипишит, прыгает, мягкий, гибкий, как говорит моя подруга Волкова – «охота потискать». Ляпа красивый. Его мечта: вот он идёт по улице, к нему бросаются девушки и с криками «Ляпа! Ляпа!» берут в рот. Ляпа играет панк-рок и хочет прославиться. Ещё он хочет, чтобы я тут не сидела, как истукан и не смущала его. Или не хочет. В этом плане его душа для меня – потёмки.
Чайник вскипел. Ляпа насыпал мне кофе, сахара, залил кипятком. Сам сел напротив и стал сосредоточенно курить. Взглядом упёрся мне в переносицу. Немного обо мне: я выше Ляпы на пять сантиметров, у меня длинные тёмные волосы, карие глаза, громадное самомнение и фигура модели. Так мне сказал один хмырь, но я-то знаю, что не мешало бы кое-где похудеть и что живот у меня плоский не от тренировок, а от того, что я мало ем.
Вообще-то Ляпа мой муж. Мы поженились виртуально, точнее, он сам на мне женился, а я лишь пассивно нажимала на «Да». Он, подлая рожа, до свадьбы рассмотрел мои фотки, а свои не прислал. То у него фотика нет, то сканера нет, то ещё что-то. Мы с Волковой посовещались и решили, что он, наверное, урод и боится это обнаружить. Ну и хрен с ним, решили мы. Когда он предложил встретиться в метро, Волкова картинно вздохнула и махнула рукой. Мне тоже нечего было делать. И мы пошли на встречу, заранее настроили себя на разочарование. Стоим такие все из себя красивые в метро: на мне футболка в обтяжку и шорты, которые кончаются, едва начавшись. На Волковой длинное синее платье, показывающее всем, что вот у неё грудь, вот попа – всё большое, сочное. Волосы светлые, тщательно уложенные и политые лаком – «Не то, что тебе – лысину причесала и пошла». Большой нос. Но не портит. Создаёт индивидуальность. Все мужики пялятся ей вслед. А когда мы вдвоём, то вообще конец света.
И вот стоим мы напротив эскалатора и нам навстречу выезжают люди. Разные.
– Вон смотри, ну и рожа-а!…
– А-а-а!!! В нашу сторону смотрит!…. ффу…
– Только не этот, только не этот!…
– Ой, бли-ин… нет, не иди к нам!…
– Нет, не этот урод, пожалуйста, пожалуйста!
Так мы стоим и шепчем, и так себя накрутили в конце концов, что чуть не сбежали из метро сломя голову. И вовремя не сбежали, замешкались. Вдруг я вижу: идут к нам два мальчика. Один похуже, похож на плюшевую советскую собаку. Второй – пепси, пейджер, MTV, волосы торчком, губы как леденцы, рожа по-ошлая. Красив, как картинка в журнале.
– Который из вас мой муж? – спросила я осипшим от волнения голосом, пока Волкова переваривала информацию: «Бежать не надо. Конкурс красоты сам пришёл к вам».
– Я! – скромно ответил Ляпа, – А это Крэз.
Крэз тряхнул отросшими волосами и улыбнулся как-то по-деревенски. Круглолицый, простенький, пузо круглое… Ляпа сиял.
И вот я сижу у него на кухне, а он курит и не подаёт признаков заинтересованности. Он меня младше на два года. И что? Я решительно выпила кофе, обожгла язык, встала и пошла к двери.
– Ты куда? – встрепенулся Ляпа.
– Домой!
– Ночь на дворе, куда ты пойдёшь?
– А что тут делать?
Ляпа задумался. Может, он переборщил тогда по инету, когда заваливал меня посланиями типа «Киска моя! Я тебя очень-очень люблю!»? Может, не надо было? Вот уже два месяца прошло с той встречи в метро, мы видимся раз в неделю, пару раз были на репетиции. Помню, Витя тогда спел вместо Крэза куплет и Крэз жутко нервничал и обиделся, так как вокалист – он, а вовсе не Витя. Витя может понтануться, играя на гитаре. А Крэза унизили передо мной и Волковой. Он оказался вообще ни при деле. Будто и не вокалист, а что-то легко заменяемое. Вот Ляпу небось не заменишь, никто так не играет на ударных. А Крэз!… Ну да ладно.
Волкова сразу определила для себя: мальчики красивые, как кукольный набор, но «чисто просто знакомые». У Волковой свой контингент: богатые мужчинки. Ляпа и Ко отошли мне. Но и для меня они были «чисто просто». Непонятно почему. Тоже мне «муж»!
– Тебя проводить?
Я решила встать в позу и заявила:
– Сама дойду, не маленькая!
Действительно, мне до метро три шага от Ляпы. А там пилить почти час до Выборгского района. Мы с Ляпой живём на разных концах города.
– Ну, дойди. Позвони.
Я ничего не ответила и хлопнула дверью. Тоже мне. Хха… Стрёмно, в общем.
С остановки за мной потащился какой-то пьяный в дупель парень, высоченный, с длинными волосами и в чёрных очках, с бутылкой «Петровского» в руках. Я шла и отмалчивалась, проклиная Ляпу и себя за то, что я фиг знает чего хочу от Ляпы. Ну кто он мне?
Тем временем этот хмырь болотный начал хватать меня за руку, что-то вещать на повышенных тонах. Я испугалась. Пьяный всё-таки.
– Деуш…ка, а как вас звать? А чё вы не скажете? Ну скажи! Меня Вова!
Навстречу показалась толпа подростков. «Здрасьте вам,» – подумала я. Ещё не хватало их приставаний. Тогда я точно Ляпу прокляну и розами посыплю.
Толпа приближалась. Впереди всех вертелся маленький грязный пацанчик, лет 12-ти. Он и сказал:
– Это он, пацаны!..
Пьяного Вову оттерли от меня смачным ударом в табло. Бутылка пива мотнулась, вырвалась из потных Вовиных рук и улетела куда-то. Я стояла, обалдело смотря на то, как несколько человек прыгают у Вовы на голове, другие с размаху бьют его в живот. Хотела что-нибудь сделать, но руки и ноги будто онемели. Дальше помню смутно. Человек двадцать яростно пинали одного, а тот стонал и выл. Отбивался руками, метался из стороны в сторону, натыкаясь на мартинсы. Кровь растеклась по асфальту тёмной лужей.
Вокруг заинтересованно собирался народ: два толстых мужика, бабуська с авоськой, девочка с мороженкой… Я вздрогнула, услышав звериный рёв. Хмырь болотный, схватившись за голову, полз на четвереньках и кричал. Лица не было видно, только струи крови. Какой-то широкоштанинный с размаху бил его цепью.
– Ты чё?
Рядом со мной стоял тот самый 12-летний, внимательно всматривался в лицо. Мальчик как мальчик. Грязноват, коротко стрижен, в футболке с надписью «Fuck the stupid chicks». У него были такие неиспорченные светлые глазки, что я почувствовала себя умудрённой опытом девахой и важно сказала:
– Ну вы суки позорные… – и повторила, подумав. – Суки. И козлы.
Всё-таки двадцать на одного – это плохо. И пусть это хмырь, на которого мне ха-тьфу. Но! Принцип.
Мальчик задумался, сжав губы, а потом весело ответил:
– Он Деню отъебашил со своей бригой. Он ему голову раскроил!…
– Всё равно… – стушевалась я.
– Чё всё равно-то? Ну ты чё?
«И правда,» – подумала я – Меня никто бить не собирается, наоборот, со мной так вежливо разговаривают, смотрят глазами».
Я пожала плечами.
К нам подошёл высокий рэппер, звеня цепью.
– Привет! – сказал он низким голосом.
– Ага…
У него уши топорщились из-под кепки, лицо острое, глаза наглые. Руки красивые, руки – это да. Руки мне понравились.
– Ну пока, товарищи, – сказала я и решительно протиснулась между мелким и рэппером. Тут же красивые руки преградили мне дорогу.
– А где вы живёте?
– На Жени Егоровой!
Рэппер округлил глаза и хмыкнул. Не переставая, впрочем, стоять, как шлагбаум, растопырив руки.
– Это за три пизды, нигер, – радостно сообщил мелкий.
– А дай мне телефон, – обратился ко мне рэппер, не слушая.
Я опять пожала плечами и протараторила номер. Чем быстрее скажешь, тем быстрее отвяжутся. Нигер записал цифры на ладони, вернул мне ручку. Мелкий хлопал ресницами, вперив взгляд в рэппера.
– Деня там живёт, он проводит, – уверенно ответил ему Нигер, держа меня в осаде.
Через полчаса у меня закладывало уши в метро, а рядом сидел и пялился в пространство тот самый Деня. Которому мой хмырь болотный пробил башку. Шрам был отчетливо виден – зашит и смачно полит зелёнкой. Сам Деня походил на актёра Райана Гослинга из «Фанатика». Такой же бритый, глаза в кучку, нос прямой, губы клювом. Но в целом, ничего себе, симпатичный. Не приставал – и то ладно. А то я уже испереживалась насчёт своих голых ног и майки в обтяжку. Сидела, всё-таки напружинившись. Мало ли!
Деня молча довёл меня до дома, сделал ручкой и пошёл обратно. Я сиганула в подъезд, краем глаза в сотый раз отметила на стене надпись «WU-TANG Clan» и, заскочив в лифт, облегчённо вздохнула.
– Илья звонил, – сообщила мама. – И вообще, сколько можно? Ночь на дворе, а она ходит неизвестно где! Последний раз чтоб такое было! – постепенно расходилась она, подогревая негодованием сама себя. – Чтоб никаких Илей… Ильёв…
Я закрыла дверь в комнате, включила компьютер. Под его урчание набрала номер.
– Да? – ответил Ляпа.
– Звонил?
– Звонил.
– Я дома.
– Это хорошо. Звони как-нибудь. У нас в «Молоке» концерт скоро. Я тебя возьму.
– Ладно.
– Пока.
– Пока.
Я повесила трубку. Ну блин, Ляпа! Ну сколько можно быть такой мёртвой рыбой? Точнее, не мёртвой, а мной не интересующейся. Как так? Да за мной любой парень побежит, только посмотри на него подольше. А на Ляпу я смотрю-смотрю и без толку. Сидит, курит, глаза отворачивает. Или на репетициях все наперебой меня развлекают (особенно Крэз), а этот барабанит себе, отвернувшись. Один раз порезал палец о разодранную тарелку.
1 2 3 4 5
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики