науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да, она должна взять у него интервью, а как, что говорить? О чем спрашивать? В общем, Зоя начала издалека:
– Мы живем в небольшом городе, работаем на телевидении. Не так давно поступил заказ сделать фильм о... Вам покажется странным, но я до сих пор не знаю, о ком будет фильм и каким он должен быть.
– Вы снимаете художественные фильмы? – спросил Крамсу уважительно.
– Что вы! – улыбнулась Зоя. – Нашей телекомпании никогда не потянуть кино. Я делаю документальные фильмы об истории нашего города, о замечательных людях, жизнь которых настоящий подвиг...
– Ну а при чем тут я? – перебил хозяин. – Подвигов вроде бы не совершал.
– Тот человек... заказчик... он потребовал, чтобы этот фильм делала я, и сказал, что мне следует провести расследование. И дал ваш адрес...
– У меня нет родных и знакомых в России.
– Но он дал ваши координаты, по которым мы нашли вас.
– Так что же он хочет?
– Чтоб вы рассказали о мачехе, – ляпнула напрямую Зоя.
Как быстро изменилось лицо старика! Губы поджал, брови свел, голову опустил. Зоя занервничала, угадав, что тема эта неприятна. Крамсу слегка приподнял голову, поправил упавшие на лоб седые пряди и... предельно вежливо предложил покинуть его дом:
– Вы согрелись? Прошу простить, но у меня неотложные дела.
– Мы приехали издалека... – робко промямлила Зоя. – Может, вы назначите нам другое время?
– Я не назначу вам другого времени, потому что у меня его не будет, – сказал Крамсу ледяным тоном и встал с кресла.
Очутившись на улице, Зоя распсиховалась:
– Вот старый пень! Выставил нас! Мы что, зря сюда притащились? Как будем отчитываться? Ух! Жертва Каракурта меня проглотит.
– Куда делась твоя журналистская наглость? – подначивал Эльзаман. – Надо было буром на него, буром...
– Вот и помог бы мне буром, – огрызнулась Зоя.
– Ну и куда мы теперь?
– В гостиницу, куда ж еще. Идем.
Остаток дня Зоя провела в номере, Эльзаман бегал по городку и снимал все. Буквально все подряд. К вечеру он прибежал в ее номер с неожиданной просьбой:
– Посторожи камеру, а? Я познакомился с девчонками, мы идем в бар.
– Познакомился? А как ты с ними изъяснялся?
– Для любви довольно жестов. Тебе это неизвестно? Хочешь, научу? Но не сейчас. Пока.
Зоя осталась одна и стала придумывать, как же ей достать Крамсу, чтоб он согласился на интервью. Идея пришла ночью. Пришла от отчаяния, но ее стоило запустить.
С раннего утра она была уже на ногах. Эльзамана еле разбудила – колотила в его номер так, что сбежалась обслуга отеля. Парень открыл дверь, вдвоем коллеги кое-как успокоили обслугу, после Зоя приказала:
– Живо собирайся, завтракаем и берем Крамсу измором.
– Это как? – натягивая два свитера, спросил сонный Эльзаман. – Позже нельзя взять его измором?
– Нельзя. Давай, шевелись, гулена. Кстати, как вчера погулял?
– Ууу! – протянул он восторженно, отхлебывая воду из бутылки. – Это не рассказать. Тем более женщине. В общем, у меня здесь появилась подруга... Блондинка! Во-от таких параметров! – обвел он руками вокруг себя.
– Ну, да, кавказские мужчины предпочитают буренок.
– Кавказский мужчина любит красоту, и красота должна быть видна, а не прятаться за шваброй. Я готов.
После завтрака Зоя привела Эльзамана к дому Крамсу и сказала:
– Отдыхаем.
– Отдыхаем? То есть как? Где?
– Стоим здесь, пока у него совесть не проснется.
– А если она не проснется?
– Завтра придем, и будем здесь стоять.
– А если и завтра...
– Послезавтра придем.
– А если мы замерзнем? Мороз ведь...
– Попрыгаешь, – была непреклонна Зоя.
И они стояли. Эльзаман периодически действительно прыгал, чтобы согреться, а Зоя ходила перед крыльцом, разминая ноги, била себя руками по корпусу. И оба время от времени растирали лицо снегом. Как-то разом наступила ночь. Какое счастье, что темнеет здесь рано! Постояв еще немного, Зоя отстучала зубами:
– Ид-д-дем в от-т-тель.
На следующий день Зоя напялила на себя все, что у нее имелось, даже трое трусов. И еще то, что купила вчера вечером, – свитер на пять размеров больше и шарф. Эльзаман тоже приоделся и стал похож на кокон гусеницы. Оглядев себя и Зою – такой же кокон, – оператор резюмировал:
– Мы с тобой как немцы под Сталинградом.
Опять пришли к дому Крамсу. Простояв полдня, Эльзаман сказал:
– Кажется, у него нет совести. Надо что-то более действенное придумать.
– Придумай. У меня мозги отмерзли.
Но она заметила, как иногда отодвигался краешек занавески. Значит, Крамсу вел наблюдение за ними из дома, где тепло, трещат дровишки в камине, есть горячий чай. День прошел безрезультатно, вернулись в отель, Зоя едва передвигала ноги.
Третий день начался без изменений. Как два часовых, Эльзаман и Зоя стояли у дома Крамсу. Их уже приметили местные жители, здоровались, проходя мимо, на их лицах читалось недоумение и любопытство. Когда стало чуть смеркаться, Зоя прибегла к последнему средству:
– Я падаю в обморок, а ты зови на помощь.
– Какой обморок...
Но Зоя уже завалилась на него, и бедняга Эльзаман, ничего так и не поняв (мозги у него тоже отмерзли), подхватил коллегу и закричал:
– Люди! Женщине плохо! Парень взглянул на дом Крамсу. А занавеска-то чуть приоткрыта! Правда, хозяина за ней не видно. Эльзаман положил Зою на снег, кинулся к дому, забарабанил в дверь.
– Эй! Откройте, черт вас возьми! Вы человек или чурка деревянная?
У Крамсу сдали нервы, как говорят в подобных случаях. Он помог внести Зою в дом, устроил ее у камина. При этом Эльзаман ругался:
– Вы из железа, да? Женщину мучить на морозе! Где ваше сердце? Вам трудно поговорить, да?
– Молодой человек, не забывайтесь! Вы у меня в доме! – строго произнес Крамсу, наливая в рюмки коньяк. – Выпейте и дайте вашей спутнице.
Когда он ушел вскипятить чайник, Зоя подмигнула Эльзаману:
– Он все же пустил нас.
– Ты как? – спросил шепотом Эльзаман, присев перед ней на корточки.
– Тише, идет.
Крамсу поставил поднос на стол. Без суеты разливал чай, неласково поглядывая на Зою с Эльзаманом.
– А вы настырная, леди, – буркнул он, отдавая ей чашку.
– Мне нельзя возвращаться без интервью с вами.
– А если вернетесь без интервью?
– Нас выгонят. Работы в городе по моей специальности нет, а там живут мои мама и дочь, я не могу их бросить и уехать... – Зоя смело рассказывала о своих проблемах. Бить на жалость – способ эффективный. – К тому же заказчик заплатил деньги, мне придется возмещать ущерб. Такой суммы у меня нет. Господин Крамсу, неужели то, что вы должны нам рассказать, государственная тайна?
– Кто такой заказчик? Почему он интересуется этой историей?
– Не знаю. Я его не видела, мы общались только по телефону. Мне лишь известно, что он заплатил за фильм полмиллиона рублей и дал деньги на поездку в Финляндию.
– Это много?
– Очень много!
– Скажите, какой у него был голос?
Зоя удивилась. Непонятно, что может дать человеку информация о голосе, которого он не слышал?
– Ну, молодой, пожилой... – настаивал старик.
– Ээ... пожалуй... средних лет.
– Вам не кажется, что он преследует какую-то цель?
– Уверена. Но я о его цели даже не догадываюсь. Мы люди подневольные, поймите.
Крамсу заходил по гостиной туда-сюда, потирая подбородок. Зоя предупредила на всякий случай:
– Мы не уедем без разговора с вами, господин Крамсу, я лучше тут умру!
– Вы шантажистка, – бросил старик беззлобно и глубоко вздохнул. – Не понимаю, кого может сейчас интересовать история столетней давности? Зачем нужно вытягивать ее из-под слоя пыли? Странно... Как вас зовут?
– Зоя. А это Эльзаман, он оператор.
– Вы что, хотите меня снимать? – отшатнулся Крамсу.
– Если можно... – с робкой, просительной интонацией сказала она. Оставалось только молитвенно сложить руки и пасть перед мужчиной ниц. – Я даже не знаю, что войдет в фильм, возможно, кадры с вами не понадобятся... Но мы должны вас снять... для отчета.
– Мне любопытно, почему он потребовал расследование, а вам дал мой адрес...
Значит, он знает обо мне, о том, что тогда происходило – как бы рассуждал вслух хозяин дома. А потом вдруг спросил: – Обещаете прислать мне ваше кино?
– Да, конечно! – оживилась Зоя, чувствуя победу.
– Ну, что ж... Думаю, тех людей, о которых пойдет речь, уже нет в живых, и ничьей репутации мой рассказ не повредит...
Эльзаман тихонько подготавливал камеру. Крамсу налил себе чаю, сел в кресло рядом с Зоей:
– Начало этой истории похоже на пошленькую мелодраму, середина – любовный роман в худшем варианте, а закончилась она как детектив, но без точки. Мда, а ведь в двух словах не расскажешь...
– Мы не торопимся, – улыбнулась Зоя. – Расскажите все, что вам известно.
– Ладно. Но... Боюсь шокировать вас некоторыми подробностями.
– Полагаете, журналиста легко шокировать?
– И все же вы женщина, а история... несколько непристойная.
– Я мужчина, – разрядил обстановку Эльзаман. – Мне рассказывайте.
Крамсу наконец улыбнулся:
– Да, пожалуй, для вас, молодой человек, история весьма поучительная, хотя на чужих ошибках мало кто учится. Не знаю, с чего и начать... Ну, раз вам дали задание провести журналистское расследование, то начну с мелодрамы. Вам, Зоя, известна атмосфера в Советском Союзе перед войной?
– Об этом у нас много писалось и говорилось, – сказала она. – Сталинский режим...
– Простите, что перебиваю, но речь пойдет не о режиме и репрессиях, хотя именно эти факторы наложили отпечаток на многих людей. Представьте благополучную во всех отношениях семью: есть достаток, отличное жилье, дача на берегу Черного моря, слуги... Да-да, и тогда были слуги – у избранных, которых с полным основанием можно назвать новыми русскими того времени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики