ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Лучше будет остановиться, — сказал Смит.
— Дерьмо, — прокомментировала Руби.
Из кабины грузовика спрыгнул на землю человек в форме цвета хаки, с сержантскими нашивками.
— А ну, выходите оба! — Он проворно раскрыл для Смита заднюю дверцу. — Живо!
Потом он открыл переднюю дверцу со стороны пассажира, сунул голову внутрь кабины и ощерился на Руби. Зубы у него были желтые от табака; его акцент с головой выдавал уроженца юга Алабамы.
— И ты с ними, черномазая! — сказал он.
— Да уж, конечно, не с ку-клукс-кланом! — отрезала Руби.
* * *
Поднявшись на вершину холма, Римо огляделся и узнал местность. Перед ними расстилались волнистые холмы Южной Пенсильвании, на которых там и сям виднелись мемориалы, статуи и небольшие часовни.
— Это Геттисберг, — сказал Римо. — Вон там — Семетри-бридж, а вот это — Калпс Хилл.
— Что такое Геттисберг? — спросил Чиун.
— Здесь было сражение, — ответил Римо.
— Во время войны?
— Да.
— Какой?
— Гражданской.
— А, война против рабства, — припомнил Чиун.
— А теперь мы с тобой заняты поисками новой армии, которая хочет восстановить рабовладение, — подхватил Римо.
— Мы не найдем ее здесь, на этой вершине, — сказал Чиун.
У подножия холма, на небольшой ровной площадке, Римо обнаружил три углубления, оставленные гаубицей, и показал их Чиуну.
— Одна из них стояла здесь.
Чиун кивнул.
— Они нас поджидали.
— Как это? — не понял Римо.
— Отсюда дорога не просматривается. По нашей машине выпустили три снаряда. Кто-то из этих людей, должно быть, засек наш автомобиль и передал по рации команду открыть огонь. Но цель была пристреляна заранее — они ведь не могли видеть дорогу. Они нас ждали. — Чиун показал рукой в направлении леса. — Они ушли туда.
— Тогда пойдем к ним в гости, — сказал Римо.
Полевой лагерь был разбит на лужайке, позади небольшого холма в окрестностях Геттисберга. Лужайка была ограждена цепью военных грузовиков и автобусов, на которых приехали боевики с базы в Южной Каролине. В стороне от них стоял белый «Континенталь».
На поле была разбита только одна армейская палатка площадью в пятнадцать квадратных футов. Она служила полковнику Бличу командным пунктом и местом отдыха в ожидании дальнейших распоряжений.
Аккуратненький, кругленький, в светлой габардиновой куртке и брюках-галифе, заправленных в высокие сапоги, Блич разглядывал Смита и Руби, похлопывая рукоятью хлыста по правому бедру. Пленников охраняли трое автоматчиков во главе с желтозубым сержантом.
Позади них сидели на земле пятьсот солдат — основной костяк войска Блича. Их спешным порядком вывели на лужайку сразу после того, как привели пленников. Руби наблюдала, как они ровными рядами рассаживались на траве.
Чокнутые, злилась она, безмозглые бараны! О чем только думают их тупые расистские головы, закупленные оптом на Крайнем Юге!
Желая произвести впечатление на своих людей, Блич бодро расхаживал взад-вперед перед захваченными пленниками. Руби зевнула и прикрыла рот тыльной стороной ладони.
— Ах так! — прорычал Блич. — Отвечайте, кто вы такие!
Его зычный голос прокатился над лужайкой и повис в воздухе. Парни молча ждали, что будет дальше.
— Мы из мэрии, — сказала Руби. — Хотим проверить, есть ли у вас санкция на проведение демонстрации.
Блич вперил в нее сузившиеся от гнева глазки.
— Посмотрим, надолго ли хватит твоего чувства юмора. — Он повернулся к Смиту. — А что скажешь ты?
— Мне нечего вам сказать, — ответил тот.
Блич вздернул подбородок и обратился к своему войску — поверх голов Руби и Смита.
— Смотрите, ребята! — сказал он. — Хорошенько смотрите: вот так выглядит враг. Это — шпионы! — Он подождал, пока сказанное уляжется в их головах. — Шпионы и предатели! В военное время — а сейчас именно такое время, потому что они хотят уничтожить все, что дорого нам, американцам, — в военное время может существовать только одно наказание для шпионов и предателей... — Он снова выдержал паузу, обвел глазами лужайку из конца в конец и бросил короткое, точно удар хлыста, слово: — Смерть!
— Так вы собираетесь показать нам разрешение или нет? — спокойно спросила Руби.
— Посмотрим, что ты запоешь под дулами автоматов, — сказал Блич. — Но сначала вы нам расскажете о себе.
— Круто берешь, янки, — сказала Руби. — Побереги себя.
Блич дал знак сержанту. Тот подошел к девушке сзади, схватил ее за плечи и швырнул к полковнику. Блич выставил перед собой тяжелую рукоятку хлыста. Руби не устояла на ногах и упала животом на свинцовую рукоятку. Девушка испустила невольный стон.
Полковник довольно засмеялся. Смит зарычал, точно разъяренное животное, и бросился на садиста. Блич занес руку с хлыстом над головой Смита, метя ему в голову. Однако Смит пригнулся, и хлыст просвистел поверх его головы. В следующую секунду жесткий кулак уроженца Новой Англии угодил в мясистый нос Блича. Стражи, сопровождавшие пленников, метнулись вперед, навалились на Смита и прижали его к земле. Один наиболее ревностный служака ударил его прикладом в правое плечо.
Превозмогая боль, Смит взглянул на Блича, зажимающего свободной рукой кровоточащий нос. Сейчас он олицетворял для Смита всех твердолобых диктаторов и громил, которых он люто ненавидел всю жизнь.
— Это вам не с женщинами воевать, — прохрипел Смит.
Блич отнял руку от лица, и на его толстые губы фонтаном хлынула кровь.
— Взять его! — пролаял Блич. — Он свое получит. После черномазой.
Полковник нагнулся, схватил Руби за волосы и рывком поставил на ноги.
— Сначала — ты! — Он повернулся к своим солдатам. — Запомните это лицо, лицо врага!
С его губ брызгала кровь, пачкающая блузку Руби.
Их не видела ни одна живая душа, и никто их не слышал. На каждом из четырех углов лужайки было поставлено по два часовых, так чтобы даже мышь не могла попасть в расположение части. Но ни один из постовых не заметил Римо и Чиуна.
Они проникли на территорию лагеря и неслышно прошли через заднюю стенку палатки. Укрытые от сотен пар глаз спасительным мраком, они видели, как Блич схватил Руби за волосы. Девушка позволила подтащить себя поближе, а когда ее лицо поравнялось с лицом полковника, плюнула ему в лицо.
Чиун одобрительно кивнул.
— А она смелая, эта женщина. Она подарит мне доброго сына. От тебя, разумеется, — поспешно уточнил он.
— Не надо об этом, — попросил Римо.
Видя, как взбешенный полковник снова взял хлыст в левую руку, намереваясь ударить Руби в висок, Римо понял, что сейчас не время для разговоров. Когда Блич замахнулся, Римо резко высунул руку из палатки и выхватил у него хлыст.
Полковник отпустил девушку, повернулся и увидел Римо, вышедшего на залитую солнцем площадку.
— Привет, ребята! — сказал он, небрежно помахав рукой сидящим на траве боевикам.
По их рядам пронесся приглушенный гул.
— Что здесь происходит?
— Кто этот парень?
— Сейчас Блич ему покажет!
— Как он сумел сюда пройти?..
Кинув на Римо пристальный взгляд, Блич взялся рукой за кобуру автоматического пистолета. И тут снова молнией мелькнула рука Римо. Послышался звук разрываемой кожи, кобура легко отделилась от ремня и отлетела на двадцать футов в сторону.
— Так-то вы встречаете гостей! — сказал Римо с укором в голосе.
Охранники, стоявшие позади Смита, взяли оружие наизготовку. Сержант направил очень несимпатичный пистолет 45 калибра в живот Римо; остальные прицелились из автоматических винтовок.
— Тебе конец! — сказал сержант.
Руби испуганно оглянулась на Римо. Он весело подмигнул девушке и повернулся к охранникам:
— Не мне, а вам.
Сержант прицелился в пряжку Римо, готовясь сразить его наповал.
И тут раздался высокий пронзительный вопль. Всем показалось, что разверзлась земля и началось землетрясение. Солдаты повернули головы на этот вопль и увидели, как тощая желтая рука с длинными ногтями пронзила изнутри стену палатки. Подобно кинжалу, она вспорола полотно до самого низа, и среди развевающихся на ветру обрывков появился Мастер Синанджу.
Сержант подбежал к палатке. Навстречу ему взметнулось желтое облако: Чиун, точно песчаный смерч, кинулся ему навстречу. Указательный палец сержанта лег на спуск, но прежде, чем он успел выстрелить, рука Чиуна накрыла его руку. Сержант почувствовал, что спусковой крючок отжимает его палец назад, мешая выстрелить. А потом он услышал, как хрустят фаланги его пальцев под тонкой желтой рукой, и почувствовал, как его кости дробятся и засасываются в дуло пистолета, как под давлением этой руки холодная сталь прикипает к его кисти. Потом пришла боль. Сержант издал душераздирающий крик и бесформенной кучей свалился на землю с пистолетом, насаженным на его правую руку, будто его приколотили гвоздями.
Рядовые охранники, безусые мальчишки с прыщавыми лицами, с ужасом наблюдали за этой сценой.
— Стреляйте, мерзавцы! — крикнул Блич.
— Сам стреляй, — сказал один охранник, бросая винтовку и обращаясь в бегство. Двое других колебались.
— Стреляйте, вам говорят! — вопил Блич.
И тут несколько солдат сделали последнюю в своей недолгой жизни ошибку: подбежали к Чиуну и нажали на спусковые крючки. Автоматные очереди прошили полотно палатки. Больше солдаты не стреляли: автоматные дула вошли им в животы и вышли из спин, не задержавшись даже на позвоночнике.
Парни сползали на землю медленно, будто желе из подогретой формы.
Рядом с ними лежал всхлипывающий сержант, безуспешно пытающийся отделить мертвый металл от своей плоти.
Насмотревшийся на эти ужасы, Блич сделал попытку убежать, но Римо просунул руку под его толстый кожаный ремень и подтянул к себе. Ноги Блича еще продолжали движение, тогда как он оставался на одном месте. Наблюдающим это солдатам казалось, что они видят юмористическую сценку на экране телевизора, когда герой пытается бежать по льду и прилагает очень большие усилия, не достигая результата.
Они засмеялись.
Блич это слышал. Они смеются! Над солдатом, над своим командиром, над человеком, выступившим в защиту своей страны от всякого рода коммуняк и «розовых», от крайних левых и радикалов, пытающихся ее разрушить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики