ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новая информация для научных статей по экономике, педагогике и гражданским войнам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Ирина Волкова
Безумный магазинчик




« Безумный магазинчик»: АСТ; Москва; 2005
ISBN 5-17-027038-0
Аннотация

В маленьком провинциальном городке творятся БОЛЬШИЕ криминальные события!
Местный «авторитет» по прозвищу Психоз всерьез увлекся искусством и намерен снимать экстравагантные видеоклипы…
Местный журналист, которому таинственная цыганка предсказала великое будущее, начинает АБСОЛЮТНО НЕЛЕПОЕ собственное расследование…
Но самое главное — ВИДНЕЙШИЙ МЕСТНЫЙ ПОЛИТИК убит. И не просто банально застрелен — УБИТ ДРЕВНИМ РИТУАЛЬНЫМ СПОСОБОМ, в точности так же, как была убита САМАЯ КРАСИВАЯ КОШКА городка.
Маньяк?
Сатанисты?
Черные маги?
Расследование начинается!

Ирина Волкова
Безумный магазинчик

«Что писать? Правду или как на самом деле было?»
Профессиональный свидетель К.

Любое совпадение имен и событий этого произведения с реальными именами и событиями является случайным.

Вместо предисловия

Не ищите на карте Москвы Синяевский район — его нет, так же как нет и прилепившегося к кольцевой дороге поселка Рузаевка с его знаменитым магазинчиком № 666, надежно прикрытым со всех сторон — как ментами, так и бандитами.
В то же время подобные события могли происходить, и, возможно, даже происходят сейчас в любом из криминально-спальных районов российской столицы.
«Любое совпадение имен и событий этого произведения с реальными именами и событиями является случайным» — этой стандартной формулировкой авторы обычно снимают с себя ответственность за причудливые выверты своей разыгравшейся фантазии.
Фантазии, как, впрочем, и сны, в той или иной степени неизменно основываются на действительности. Это общеизвестный факт. Паразитируя на реальности, писатели, как стервятники падалью, кормятся сомнительными плодами своего воображения, которое, несмотря на все их старания, до реальности все же катастрофически не дотягивает.
Именно поэтому мне бы хотелось принести свою глубокую и искреннюю признательность всем, кто в ответе за бурную российскую действительность, а именно реально существующим продажно-честным ментам, «отмороженным», но принципиальным бандитам, генералам российской армии, втихаря толкающим оружие чеченским боевикам, воинствующим лесбиянкам шоу-бизнеса и прочим «борющимся за место под солнцем» достойным россиянам. Благодарю вас за то, что вы есть, потому что без вас не могла бы появиться на свет эта книга.
Лолита бесшумно двигалась вдоль почти незаметной в темноте кромки тротуара. Иногда она замирала, прислушиваясь к доносящимся со всех сторон шорохам ночи. Под покровом ночного мрака самые обычные звуки приобретали некую мистическую таинственность. Щеки коснулся мягкий порыв теплого летнего ветра. Он принес с собой негромкий перестук колес ненадолго затормозившей на платформе Рузаевка электрички. Призрачный зов далекого гудка. Собачий лай, доносящийся с озера. И — совсем рядом — соловьиное пение.
Тело Лолиты напряглось. Она повернула голову, четко локализуя источник звука. Соловей сидел на невысокой березе, растущей на заднем дворе магазина.
Так же бесшумно Лолита свернула в сторону, скользнула вдоль недавно оштукатуренной стены и остановилась под освещенным тусклой лампочкой номером 666. Число Антихриста. Три шестерки — универсальный символ мрака и зла, символ греха и погибели.
Лолита понятия не имела о том, что шестерка была единственным совершенным четным числом, то есть числом, равняющимся сумме своих простых делителей. Она равнодушно скользнула взглядом по зловещему сочетанию цифр.
Прислушиваясь к самозабвенным трелям невзрачной серой птички, Лолита сделала несколько осторожных шагов вперед и замерла, изогнув тело в грациозно-хищной позе. Ее бедра напряглись, сердце забилось сильнее, а дыхание стало легким, поверхностным и почти неощутимым.
Греховно-сексуальный призыв соловья, в течение веков и тысячелетий вдохновлявший влюбленных и поэтов, вызывал у нее совсем другие чувства. Лолита думала о смерти. Думала? Наверное, нет. Картины, возникающие в ее голове, сложно было назвать мыслями. Ее сознание генерировало некие иногда смутные, а иногда сладострастно-мучительные образы, от которых кровь пульсировала в висках, надпочечники выбрасывали предельные дозы адреналина, а молодые упругие мышцы напрягались до судорог.
Кровь… Лолита обожала вкус и запах свежей крови. Кровь и предсмертная агония. Песнь соловья — символ торжества жизни — напоминала ей о крови и о смерти. Ее захлестнуло нестерпимое желание прямо сейчас ощутить последний трепет еще живой плоти, услышать предсмертный крик, исполненный невыразимого ужаса и боли.
Крик жертвы неизменно наполнял Лолиту ликованием, исходящим из самых темных и потаенных глубин ее существа. На несколько секунд она словно сливалась с умирающим в безумном смертельном оргазме. Потом ликование оставляло ее, сменяясь расслабленной умиротворенностью, вкрадчиво-обманчивым благодушием хищницы.
Захваченная вспыхивающими в ее сознании образами, Лолита отключилась от внешнего мира, позабыв о главной заповеди как охотника, так и жертвы. Она забыла о том, что бдительность нельзя терять даже на мгновение. Это может стоить жизни.
Лолита не почувствовала взмаха топора у себя за спиной, поэтому ее короткий предсмертный крик был исполнен лишь недоумения. Темно-золотистые глаза на миг распахнулись, и зрачки в последний раз сузились от ударившего в них тусклого света лампочки. Лолита не увидела лица убийцы. Последним образом стремительного ускользающего мира для нее стали три строгие черные шестерки — число Антихриста, символ всемогущества зла, число, ставшее для нее роковым.
Затянутая в облегающее черное трико фигура склонилась над неподвижным телом Лолиты. Длинные, до ягодиц, распущенные угольно-черные волосы упали вниз, театральным занавесом заслоняя неподвижное тело.
— Черт, — выругалась женщина.
Она не рассчитала удар. Он пришелся ниже, в основание шеи, перерубив шейные позвонки. Кровь темной струйкой стекала на грязный растрескавшийся асфальт. Жаль. Придется ударить еще раз.
Удерживая топор двумя руками, убийца подняла его над головой Лолиты и пару раз подвигала вверх и вниз, примериваясь. Лезвие взметнулось к ночному небу и опустилось, дробя кости черепа. Часть затылочной кости отлетела в сторону и, приземлившись под номером 666, закачалась, как скорлупка кокосового ореха.
Женщина выпрямилась, привычным движением левой руки и головы резко откидывая за спину жесткую копну волос. Обычно от этого жеста до отказа наполненный зрительный зал на миг замирал, а поклонники-подростки, мучительно краснея и содрогаясь, кончали в штаны.
— Какая гадость, — брезгливо произнесла убийца.
Отойдя на несколько шагов в сторону, она открыла лежащий на газоне футляр от скрипки. Сегодня ночью скрипку заменило орудие убийства. Женщина уже собиралась уложить топор на место, но, взглянув на застывшую на лезвии кровавую массу, передумала. Бросив топор на землю, она вытащила из футляра закрепленную в углублении для смычка изящную серебряную ложку с отделанной эмалью ручкой. Ручка была выполнена в форме обвившейся вокруг дерева изумрудно-зеленой змеи с маленькими и злыми рубиново-красными глазами.
Вернувшись к телу Лолиты, убийца наклонилась над ней и, неразборчиво бормоча какие-то слова, ложечкой отковырнула сероватую мякоть мозга.
Ненадолго замолкший соловей снова запел, самозабвенно призывая неведомую подругу.
Женщина с демонстративной медлительностью прикоснулась губами к ложке, словно целуя невидимого возлюбленного. Кусочек мозга скользнул ей в рот, как горячий мужской язык. Зажмурившись, она тихо застонала от удовольствия и проглотила его.
Футляр от скрипки вновь оказался в ее руках. Серебряная ложечка с ручкой в форме змеи заняла свое место в отделении для смычка. Топор женщина решила оставить на месте преступления. Никаких отпечатков на нем, естественно, не обнаружат, даже если кому-либо придет в голову их искать. Грациозно ступая длинными мускулистыми ногами, убийца пересекла задний двор магазина № 666 и растворилась в темноте.
Под застывшими, словно в почетном карауле, равнодушными черными шестерками неподвижно лежала мертвая кошка с раздробленным черепом и красивыми темно-золотистыми глазами.
Покрытые золотистым средиземноморским загаром пальцы с тщательно отполированными ногтями расстегнули застежки футляра и бережно вынули из него скрипку работы Гварнери. Подбородок привычным движением лег на деку. Подушечки пальцев ощутили тугое сопротивление струн. Смычок на мгновение замер в воздухе, а потом опустился вниз, рождая первый, неопределенно-пронзительный звук. Мелодия выплывала в открытое окно, уносясь далеко в ночь, накрывшую воспетый еще Булгаковым дачный поселок Перелыгино. Лет тридцать-сорок назад за Перелыгинские дачи рвали друг другу глотки признанные официальной властью маститые советские писатели и поэты. Сейчас дачи обнищавших деятелей пера скупали бандиты, политики и бизнесмены. Деревянные домики с аккуратными резными ставнями шли под снос, уступая место крытым металлочерепицей особнякам из дорогого финского кирпича.
— Ну, блин, началось, — вздохнул Крот.
— Ты, блин, лучше не возникай, — покосился на него начальник охраны.
— У меня от этой музыки кишки наружу выворачиваются. Вроде за стеной играет, а все равно до пяток пробирает. Уж лучше пулю схлопотать, чем каждый день так мучиться.
Начальник охраны недовольно покосился на Крота.
— Будешь продолжать в таком роде — и впрямь пулю схлопочешь.
— Молчу, — понурился Крот. — Кстати, слышал, какая была фамилия у самого крутого скрипача? Я сам недавно узнал. Паганини!
— Ну и что? — покосился на него начальник охраны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
загрузка...

Рубрики

Рубрики