ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вместо этого она восхищенно воскликнула:
— Айза, да это же просто чудо! Ты мог бы добиться многого, будь у тебя другие возможности!
Он взглянул на нее снизу вверх с терпеливым вопросом в темных блестящих глазах.
— Иди к Лали и скажи, что мне нужна моя коробка с красками, — приказала Амалия. — Она стоит на верхней полке в шкафу. Потом найди Чарльза и попроси для меня немного оберточной бумаги. Понял?
— Вы будете рисовать, мамзель? — Брови Айзы медленно поползли вверх.
— Думаешь, не смогу? — поддразнила его Амалия.
— Мамзель все сможет! — ответил он решительно.
Тронутая такой верой в ее способности, Амалия улыбнулась.
— Несколько лет назад я брала уроки рисования, — пояснила она, — но я рисовать не буду. Будешь ты!
— Я, мамзель?! — теперь уже по-настоящему удивился негритенок.
— Ты! Ты! Если, конечно, не будешь стоять столбом, а принесешь, что я просила, — рассмеялась Амалия.
Она никогда еще не видела, чтобы он так спешил, и теперь боялась одного — как бы он случайно не оступился. Амалия думала о его хромоте больше, чем он сам: если бы была возможность помочь!
За окном становилось темно, и Амалия зажгла лампу в холле. Пока Айза ходил за стаканом с водой, она аккуратно разложила листы бумаги и приготовила краски. Амалия показала мальчику, как набирать на кисть краску, как делать размывку, чтобы создать фон или написать небо, и еще какие-то самые начальные приемы рисования, которые помнила, а потом поднялась и стала с восхищением наблюдать, как мальчик быстро все схватывает. Его мазки были решительными и точными, он прекрасно чувствовал композицию и цвет. А главное, с его лица не сходило выражение восторга и блаженства. Они так увлеклись рисованием, что оба вздрогнули от неожиданности, когда сзади раздался знакомый голос:
— Способный ученик! Но разумно ли учить мальчика рисованию?
— Кузен Роберт?! — воскликнула Амалия радостно. — Я думала, что вы уехали к себе в «Ивы».
В его словах звучала неподдельная печаль.
— Я и уехал бы, но Мами срочно прислала за мной, чтобы посоветоваться по какому-то неотложному делу. И вот я здесь, чтобы заодно и поужинать.
— Ужинать? Разве уже так поздно? — удивилась Амалия.
— Боюсь, что да.
— А я даже не переоделась к ужину. Вам придется извинить меня, кузен Роберт, за эту оплошность.
Повернувшись к Айзе, она велела ему убрать краски и поторопиться на кухню, где ждет его ужин. Амалия позволяла мальчику прислуживать ей за столом, но не хватало, чтобы он делал это голодным.
Айза быстро собрался и с красками под мышкой и мокрым рисунком в руке отправился на кухню. Амалия вежливо кивнула Роберту и направилась к себе в комнату.
— Подождите, пожалуйста!
— Я слушаю вас, — Амалия обернулась, и ее лицо осветила улыбка. — Что-нибудь важное?
— Наверное, я вмешиваюсь не в свое дело, — начал Роберт, — но правильно ли вы поступаете, относясь к мальчику со столь трогательной заботой?
Улыбка на лице Амалии разом погасла.
— Что вы имеете в виду?
— Вы балуете мальчика, превращаете в любимца, постоянно держите возле себя.
— А вам хотелось бы отправить его к остальным? Заставить работать в поле?
— Конечно нет, — ответил он твердо. — Но подумали ли вы о его будущем? Что станет с мальчиком, когда вам надоест эта живая игрушка? Кроме того, он не всегда будет ребенком. В один прекрасный день ему запретят следовать за вами по пятам, словно щенку…
— Если вы намекаете, что я прогоню его…
— Я не раз видел такое! — перебил ее Роберт.
— Но вы никогда не видели и не увидите, что так поступлю я! — вспыхнула Амалия.
— Вероятно, нет. Но то, что вы делаете, не лучше, — сказал Роберт с горечью. — Мальчик смышлен, даже талантлив, но учить его жестоко. Скорее всего вы проигнорируете общественные правила, и что тогда? Кому нужны его знания, талант или произведения искусства, которые он создаст? Молодой человек будет мучиться, страдать от безысходности. Не слишком ли высокая плата за его верность и преданную службу вам?
Амалия развернулась, чтобы уйти, но передумала.
— Я… возможно, вы правы. Но что же мне делать? Не замечать его? Позволить вернуться туда, где другие дети будут смеяться и издеваться над ним? По-моему, это жестоко и бессмысленно!
— Я тоже не знаю, как поступить, — честно признался Роберт.
— Надеюсь, он не останется навечно рабом, ведь от него как от работника мало толку. — В голосе Амалии затеплилась надежда. — В Луизиане тысячи вольных негров.
— Вы правы, но большинство из них получили свободу много лет назад, задолго до того, как формальности ужесточились.
Одной из величайших нелепостей последних лет стало то, что действия аболиционистов, борющихся против рабства, привели к созданию законов, по которым хозяину стало намного труднее дать рабу вольную. Прошли времена, когда раб сам или с помощью родственников мог выкупить себя, когда рабу давали вольную в награду за отвагу или особые заслуги. Теперь же чуть ли не единственным надежным способом предоставления свободы рабам стало оговаривать это в своем завещании.
— Я могу поступать только так, как подсказывает мне сердце, — сказала Амалия с чувством.
— Да-да, я понимаю, — кивнул Роберт. — Извините, я не хотел вас обидеть.
— Не сомневаюсь, — ответила она, окинув Роберта насмешливым взглядом, и затем удалилась.
Позже, много позже, после окончания ужина, когда все в доме уже спали, дверь между ее и мужниной спальнями плавно раздвинулась. Жюльен бесшумно подошел к ней, откинул противомоскитную сетку над кроватью и лег рядом. Амалия почувствовала, как, предательски скрипнув, при-опустился матрац под тяжестью его тела. Он обнял ее и прошептал тихо-тихо в самое ухо:
— Прости меня, дорогая.
Его теплые губы нашли ее полуоткрытый рот. Она прижалась к нему, застонав от удовольствия. Их тела сплелись. Кровь прилила к лицу, и в глубине своего тела Амалия ощутила, как поднимается, усиливается желание, постепенно захватывая ее всю без остатка. Но по какой-то неясной причине, возможно, потому, что слишком долго откровенничала с ним в этот вечер, лицо, которое она мысленно видела перед собой, принадлежало не мужу, а его кузену Роберту.
5.
Намеченный выезд в оперу превратился в цепь мероприятий на целый день. Утром — воскресная месса в костеле Святого Мартина-странника, затем завтрак с друзьями в отеле Бруссара возле пристани. Вторая половина дня была отдана только опере. В тот день давали новую постановку романтической оперы Джакомо Майербера «Гугеноты». После оперы — танцевальный вечер в большом зале отеля. Одним из спонсоров вечера являлся богатый плантатор Жюльен Деклуе.
Поскольку в городе предстояло провести весь день, было решено остановиться в отеле, чтобы иметь возможность отдохнуть, переодеться, если потребуется, да и на утреннюю службу они собирались прийти с первыми ударами колокола. Отъезд в Сан-Мартинвиль наметили на вечер в субботу. Дамы и джентльмены ехали в сопровождении служанок и слуг.
Отель Бруссара славился удобствами, но Мами предпочитала спать на своих украшенных монограммами простынях. Кроме того, везли несколько ковриков и кое-что по мелочи: любимую лампу, пару картин, разные безделушки — все для того, чтобы чувствовать себя как дома. Шеф-повар отеля отличался большой изобретательностью по части приготовления самых изысканных блюд, но в выпечке сдобы даже он не мог сравниться с Мартой, поэтому огромные корзины были заполнены печеньем, пряниками, бисквитами, булочками. Никто из обитателей «Рощи» не представлял себе и дня без такой домашней снеди, как окорока, колбасы, заливные. Чарльза взяли, чтобы докладывать о посетителях, а Амалия не могла обойтись без Айзы, ведь наверняка появятся разные поручения.
Ближе к субботнему вечеру возле дома выстроилась длинная вереница. Первым стоял фургон со слугами и припасами, готовый отправиться пораньше, чтобы все подготовить к приезду хозяев. Следом — элегантная, сверкающая темно-зеленым лаком и позолоченными завитушками повозка от Студебекера, принадлежавшая Жюльену. За ней — повозка «Виктория», строгая и элегантная, с откидывающимся верхом. Невдалеке от нее спокойно пощипывал травку оседланный конь Роберта.
Амалия видела с галереи, как Роберт махнул вознице фургона рукой, давая сигнал к отправлению. Затем подошел к коню, отвязал от столба поводья, поставил ногу в стремя и пружинисто вскочил в седло. Амалия отметила, как напряглись мускулы на его поджарых бедрах, обтянутых тонкой кожей бриджей, как солнечные блики засверкали в его темных, слегка вьющихся волосах. Крупный гнедой скакун дернулся было в сторону, но, почувствовав уверенную руку всадника, покорно побежал мягкой рысью, демонстрируя великолепную посадку Роберта.
— Мамзель!
Обернувшись, Амалия увидела Полину, горничную мадам Деклуе, которая стояла в проеме дверей, ведущих в спальню Мами.
— Что тебе?
— Прошу прощения, но хозяйка хотела бы поговорить с вами.
— Что-нибудь случилось? — насторожилась Амалия.
Полина приходилась кухарке Марте старшей сестрой и была чуть моложе Мами. Она отрицательно покачала головой и отступила в сторону, освобождая Амалии путь в покои мадам.
Мами была в сером шелковом платье с наброшенной на плечи черной шелковой мантильей и в черной шляпке с ву-залеткой на затылке. Она стояла на коленях перед скамьей для молитв, и губы ее беззвучно шептали слова, обращенные к богу. Прошло несколько минут, прежде чем она, тяжело вздохнув, поднялась с колен.
— Извини, что заставила тебя ждать, ma chere, — сказала она, улыбнувшись только краешками губ. — Путешествие, даже непродолжительное, требует божьей помощи, не так ли?
— Да, Мами, — согласилась Амалия, понимая, какого ответа от нее ждут.
— Но прежде, чем мы отправимся в путь, — начала Мами торжественно, — я хотела бы вручить тебе небольшой подарок.
— О нет! Вы и так слишком много…
— Это всего лишь маленький знак любви к тебе, — прервала ее Мами. — Я благодарна тебе, девочка, за счастье, которое ты даришь моему единственному сыну.
На высокой кровати под балдахином рядом с грудой платьев стояла изящная шкатулка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики