ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я ничего не знаю. — Девушка отступила, глаза ее расширились от страха. — Клянусь! Ничего!
— Не верю! — быстро отреагировала Амалия. — Незадолго до гибели его видели с двумя мужчинами, предполагаемыми убийцами, которые перед этим разговаривали с какой-то женщиной в черном плаще. Не с вами ли они разговаривали случайно?
— Нет! — вскрикнула Виолетта, отпрянув. — О-о нет, мадам Деклуе, конечно, нет.
— Почему нет? У вас с полдюжины причин желать его смерти, не так ли?
— Никогда! Ну, пожалуйста, уходите! — Она вновь с опаской глянула на дверь в спальню.
Беспокойство охватило Амалию. Девушка вела себя очень странно, но совсем не так, как рисовала себе вдова. Она явно была испугана, но не появлением гостьи, а чем-то другим.
— У вас кто-то есть? — спросила Амалия, не церемонясь.
— Пожалуйста, мадам, вам нужно уйти. Я ничего не знаю и ничего не могу сказать.
Амалии следовало бы прислушаться к разумному совету и оставить безумную затею. Тем более что она почти уверилась в невиновности квартеронки, которая была слишком молода и робка для подобного рода дел. В то же время Амалии не хотелось сдаваться; коль уж она здесь.
— Я думаю, вам следует поехать со мной к шерифу, — произнесла она сухо.
— Нет! Нет! Прошу вас, нет!
Дверь спальни открылась. Амалия повернулась, чтобы увидеть чернокожего или цветного ухажера Виолетты, но вышел белый. Он притянул девушку к себе и обнял ее так, что его рука накрыла пухлую грудь прекрасной квартеронки.
— Я не думаю, что моя птичка полетит куда-нибудь даже с вами, мамзель Амалия, — сказал Патрик Дай со своей всегдашней нагловатой ухмылкой.
16.
— Что вы здесь делаете? — Брови Амалии удивленно поползли вверх.
— Я мог бы задать вам тот же самый вопрос, тем более что вас никто не сопровождает. — Патрик Дай стиснул девушку руками, наслаждаясь ее растерянностью.
— Куда я хожу и с кем — вас не касается. Кроме того…
— Кроме того, — прервал ее Дай, — мне не следует забывать, что я нанятый вами работник, не так ли? Отлично! Но я подчиняюсь месье Фарнуму, который заменяет хозяина, а не вам, мамзель.
«В этом он, пожалуй, прав, — подумала Амалия. — Патрика угнетает сама мысль о необходимости подчиняться женщине. Глупая мужская спесь!»
— Не вижу разницы, — пожала она плечами.
— Не-ет, тут вы ошибаетесь, — оживился Патрик. — Вам-то, конечно, наплевать на честь семьи Деклуе, но месье Роберт ценит ее. Он не выгонит меня, как не выгнал бы и ваш покойный супруг, как бы ему этого ни хотелось.
— Я бы на вашем месте не была такой самоуверенной, — заметила Амалия.
— А я вот такой самоуверенный, — ухмыльнулся Патрик.
— В таком случае я почти наверняка знаю, какова истинная причина столь наглого поведения.
— Еще бы, вы у нас девочка смышленая.
— А вы шантажист.
— Изобретательный человек, хотели сказать, не так ли, мамзель Амалия?
— Я употребила бы другое слово.
— Даже сейчас? — спросил Патрик, отбрасывая Виолетту в сторону, так что она со стоном повалилась на кушетку и закрыла лицо руками, чтобы не видеть, как надсмотрщик будет учить Амалию уму-разуму.
Первая мысль, которая Амалию посетила, была бежать немедленно куда глаза глядят, но она подавила ее.
— Я назвала бы вас подлым вымогателем, — произнесла она твердо.
— Редко кто так поверхностно судит о характере и поступках человека, которого совсем не знает, — сказал Патрик Дай обиженно. — Но вы ко всему еще и глупы, если решились приехать сюда одна. Что, собственно, вы хотите узнать?
Амалия подняла свой зонтик, и его острый конец уперся Патрику в грудь.
— Для начала я хотела бы выяснить, кто была та женщина в черном плаще?
Он рассмеялся, поймав кончик зонтика и оттолкнув его.
— Ах это, — протянул Дай разочарованно.
— Что вам не нравится? — Она отступила назад, снова вооружаясь зонтиком.
— Шериф Татум делает из всего страшную тайну, а на деле речь идет о какой-нибудь портовой шлюхе, которая хотела соблазнить своими прелестями двух подгулявших моряков. Но не получилось. Будь она похожей хоть чуточку на вас, все могло бы закончиться по-другому.
— Что вы сказали?!
— Я сказал, что эти два морских волка были бы слишком заняты тем, чтобы снять с дамы плащ, и уж, конечно, не стали бы отвлекаться на Жюльена Деклуе, то есть, если бы он случайно появился у заводи, они не заметили бы его.
— По-вашему, они не имели к этому никакого отношения? — продолжала допытываться Амалия.
Продолжая разговор, надсмотрщик стремился сократить расстояние между ними, и кончик ее зонта все сильнее упирался ему в грудь, словно Патрик хотел насадить себя на него. Рука Амалии, продолжавшая сжимать зонтик, начала затекать от напряжения.
— Я не знаю, — пожал он плечами. — Но если в воде нашли сначала плавающую кверху брюхом лодку, а потом еще одного человека, это вовсе не означает, что между ними есть какая-нибудь связь.
— Сан-Мартинвиль так мал, что в это трудно поверить, — возразила Амалия.
— Возможно, что-то и было, но совсем не обязательно увязывать два разных события — это единственное, на что хотелось бы обратить ваше внимание, мамзель Амалия.
Патрик наклонился над зонтиком и схватил молодую женщину за руку. Амалия понимала, что в словах надсмотрщика есть резон, но время и место для обсуждения были явно неподходящими.
— Я буду весьма признательна, если вы перестанете прикасаться ко мне, — сказала Амалия, вырвав руку из его цепких пальцев. — Поверьте, это очень неприятно. Думаю, с вас достаточно того, что вы заняли место Жюльена.
— Место Жюльена? — переспросил он. Чувствовалось, что в жилах Дая закипает задиристая ирландская кровь. — По-моему, я говорил вам, что женщины его не интересовали. А Виолетта всегда была моей. Я — первый и единственный мужчина в ее жизни. Но это не означает, что я против разнообразия. Ха-ха!
— Удивляюсь, что при ваших доходах вы позволяете себе содержать квартеронку, — заметила Амалия. — Или это часть платы за ваше молчание?
— Да-а, язычок у вас — будьте любезны! Но у меня появилась замечательная идея, как использовать его в других целях, а не только в борьбе со мной. Не догадываетесь? — он похотливо хмыкнул.
Румянец, проступивший на щеках Амалии, свидетельствовал о ее ярости и решимости не потерять инициативу, несмотря на грязные намеки и явные угрозы бешеного ирландца. От последних ее оберегал зонтик, на который Дай по-прежнему упирался всей грудью, создавая пространство нейтральной полосы.
— Мне очень жаль разрушать этот райский уголок, месье Дай, но я вынуждена сообщить пренеприятную новость. — Амалия выдержала значительную паузу. — Господин Жюльен мертв, никаких выплат его квартеронке не будет, независимо от того, назначен ей пансион или нет. В завещании Жюльена о бедной девушке даже не упоминается, хотя вы, месье Дай, можете перепроверить все это у месье Фарну-ма. — В голосе Амалии звучала явная издевка. — Мне, право, вас жаль, — заключила она с притворным сочувствием.
В глазах Патрика застыло презрение. И тут она резко отступила назад. Надсмотрщик, потеряв опору, чуть не уткнулся носом в пол. Прежде чем он успел восстановить равновесие, Амалия кинулась к двери и, распахнув ее, пулей вылетела на крыльцо. Она понимала, что Патрик Дай не станет преследовать ее на глазах кучера и грума, поэтому к повозке направилась быстро, но достаточно степенно. Грум предупредительно открыл дверцу, и Амалия без посторонней помощи взобралась в экипаж, приказав возвращаться домой.
Роберт ждал ее, облокотившись на перила верхней галереи. Он видел, как Амалия подъехала, но не пошевелился, пока она не поднялась на площадку главного этажа. Он стоял перед ней, такой высокий, сильный, широкоплечий, и свет послеполуденного солнца, ложась косыми отблесками на его красивое лицо, так искрился в волнах его волос, что Амалия почувствовала стеснение в груди.
— Где же ты была? — спросил он ласково, но в голосе слышалось не только беспокойство, но и подозрение.
Амалия медлила с ответом, собираясь с мыслями. Она сняла перчатки и бросила их вместе с кружевной сумочкой и зонтом на сиденье плетеного кресла, потом отколола шляпку с вуалеткой.
— Я ездила в город, — заговорила она наконец.
— Я знаю, но мне сказали, что ты поехала одна, не сообщив, куда и зачем.
— Это правда, — кивнула Амалия.
— Замечательно, но ты, надеюсь, извинишь меня, если я не стану восхищаться твоим подвигом.
Амалия отбросила шляпку, которую продолжала держать в руках, и направилась к нему. Нервы были натянуты как струны: она все еще не пришла в себя после встречи с Патриком.
— Если тебе это интересно, я навестила Виолетту.
— Виолетту? — растерялся Роберт. — Но зачем?
— Зачем? — переспросила Амалия. — А затем, чтобы войти с ней в сговор, рассказав, как мы убили Жюльена, поздравить с этим важным событием. Зачем же еще.
С минуту Роберт молчал: не мог в себя прийти от удивления и возмущения.
— Что ты такое городишь? — спросил он наконец.
— То, о чем ты думал все это время.
— Не будь смешной, Амалия!
— Ты же ходил вокруг меня на задних лапках, уверенный, что женщиной в черном плаще была я. Скажи, что не так?
На один миг их взгляды встретились, но Роберт тут же отвернулся и стал смотреть куда-то в сторону.
— Как я мог такое думать, если я сам отвез тебя домой? — спросил он с обидой.
— Но ты ведь не знаешь, осталась я дома или нет? — не упустила она возможности спровоцировать Роберта на откровенный разговор.
— Если бы я так думал, то позволил бы шерифу Татуму допросить тебя перед Большим жюри, когда присяжные решают вопрос о подсудности дела, — ответил Роберт.
— Почему же ты побоялся сделать это, уверенный, как ты утверждаешь, в моей невиновности? — задала Амалия вполне резонный вопрос. — Вместо того, чтобы сказать правду, ты стал лгать. Зачем?
Она стояла бледная, но глаза сияли решимостью и праведным гневом. Траурная одежда подчеркивала белизну кожи и придавала все еще стройной фигуре особую отточенность линий. Всем своим видом: выражением лица, гордой осанкой — она демонстрировала умение владеть собой, и только руки предательски дрожали, выдавая ее волнение;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики