ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Тогда кто же их тебе рассказывал?
– Обычно моя мама. До того как она заболела и отправилась жить на небеса. А теперь иногда Элспет рассказывает, – добавил он. – Но ее сказки совсем другие.
«Точно, – ядовито подумала Гвендолин. – В этом я совершенно уверена».
– Если хочешь, я буду рассказывать тебе сказки, пока я здесь, – предложила она.
– Правда? – В глазах мальчика промелькнули искорки радости.
– Только большинство известных мне сказок страшные, – сообщила она, чувствуя, что это понравится ему.
– Я люблю страшные сказки, – с жаром заверил он ее.
Гвендолин бросила на него недоверчивый взгляд.
– Ты уверен? Не знаю, может, тебе рассказать что-нибудь о прекрасной принцессе, которая живет в огромном розовом цветке с мягкими, как пух, лепестками…
– Эта сказка для девчонок, – перебил ее Дэвид, с негодованием закатив глаза.
– Ты не можешь этого знать, – возразила Гвендолин, притворяясь обиженной. – Может, принцессу проглотила гигантская крыса, разорвав ее тело на маленькие кровавые кусочки.
– Правда? – Эта мысль, похоже, понравилась мальчику.
– Конечно, нет. Принцесс никогда не убивают. Таково правило.
– Вот поэтому эта сказка для девчонок, – проворчал Дэвид. – Или для малышей.
– Я вижу, тебе нелегко угодить, – вздыхая, заметила Гвендолин. – А какую сказку ты хотел бы послушать?
– Расскажи мне сказку, в которой есть чудовище, – попросил он.
– Очень хорошо. – Она на секунду задумалась. – Мой отец часто рассказывал мне историю об огромном черном чудовище размером больше этого замка. Его зубы были длинными и острыми, как тысяча отточенных мечей…
– Ты что, – раздался совсем рядом разгневанный голос, – хочешь убить мальчика?
Гвендолин испуганно подняла голову и увидела стоявшую в дверях Элспет с подносом в руках. Лицо ее было искажено яростью.
– Как ты посмела открыть окна – неужели не понимаешь, что сквозняк может убить его? Закрой немедленно! – грубо приказала она.
Гвендолин осталась сидеть, холодно глядя на Элспет.
– Лэрд Макдан поручил мне заботу о своем сыне, Элспет, – тихим, но твердым голосом заявила она. – Спасибо, что принесла еду. Можешь оставить ее на столе.
Элспет, лишившись дара речи, несколько мгновений изумленно смотрела на нее. Но способность говорить достаточно быстро вернулась к ней.
– Я не позволю тебе делать этого, – бросила она, с грохотом опустила поднос на стол и направилась к окнам. – Тебе же сказали: мальчика нужно держать в тепле…
– Ты не смогла вылечить его, Элспет, – возразила Гвендолин, становясь у нее на пути.
Хотя у нее не было практического опыта врачевания, Гвендолин внимательно изучила записки матери. Та была искусным лекарем, и она никогда не предписывала помещать больного в жаркое помещение со спертым воздухом.
– С этого момента в комнате Дэвида будут свет и чистый воздух, – сказала Гвендолин. – И больше никаких сосудов с курящимися травами.
Если бы она предложила бросить Дэвида обнаженного в ледяную воду, вряд ли Элспет испугалась бы больше.
– Я расскажу об этом Макдану, – дрожащим голосом пообещала Элспет. – Я не позволю тебе убить парня ради твоих дьявольских целей…
– Иди и расскажи Макдану, – прервала ее Гвендолин. – И он ответит тебе, что теперь я отвечаю за Дэвида и что ты должна выполнять мои распоряжения.
Откровенно говоря, она была не очень в этом уверена. Макдан мог посчитать ее методы неприемлемыми и принять решение заменить ее Элспет. Но теперь не время выказывать слабость или сомнения.
Маленькие темные глаза Элспет прищурились.
– Посмотрим, – угрожающе заявила она и выскочила из комнаты.
Гвендолин выдавила из себя улыбку и повернулась к Дэвиду, который со страхом смотрел на нее.
– Я никогда не видел Элспет такой рассерженной, – пробормотал он.
– Она не будет долго злиться, – беспечно ответила Гвендолин, пытаясь рассеять тревогу мальчика. Сама она давно привыкла к тому, что люди презирают ее, и не позволила себе расстроиться из-за враждебности Элспет. – А теперь давай посмотрим, не сможешь ли ты немного поесть, пока я буду рассказывать сказку, – сказала она, взяв в руки поднос с едой.
– Я не голоден, – покачал головой Дэвид и закрыл глаза.
Гвендолин опустила поднос на стол и подошла к постели. Вид у мальчика был по-прежнему бледный и болезненный, но теперь, похоже, он чувствовал себя лучше, перестав исходить потом под грудой одеял и кашлять от удушливого дыма. Она протянула руку и ласковым движением убрала с его лба влажную прядь волос. Лоб мальчика был теплым, но тело его не горело в лихорадке, как ей показалось вчера, когда она прикоснулась к нему.
Воодушевленная этим обстоятельством, она села на стул и приготовилась понаблюдать за ним во время сна, испытывая странное чувство – потребность защитить своего беспомощного подопечного.
– Она намерена убить его!
– Она порождение дьявола!
– Ты должен остановить ее, Макдан, пока еще не слишком поздно!
Алекс крепко сжал пальцами пульсирующие болью виски и вздохнул.
Почти весь день он занимался обучением своих воинов и проверкой защитных сооружений замка. Максуины могли появиться в любую минуту, и его обязанностью было обеспечить безопасность дома и людей. Максуины представляли собой грозную силу, но, подобно всякой атакующей армии, они были из плоти и крови и поэтому смертны. В отличие от болезни или смерти их нападение можно предвидеть и благодаря своевременно принятым мерам отразить. Ему доставляло удовольствие полностью сосредоточиться на сложном искусстве ведения боя и защиты крепости. Задача укрепления замка полностью завладела его вниманием, заслонив хотя бы на время мучительные мысли об умирающем сыне.
После изнурительных военных упражнений вместе со своими воинами Алекс несколько часов скакал во весь опор по своим владениям, пытаясь избавиться от мыслей о Дэвиде и особенно от невыносимого чувства беспомощности, которое его охватывало всякий раз, когда он видел своего страдающего ребенка. Он забрался на самый верх покрытой вереском горы, любимое место Флоры. Оказавшись на вершине, он соскочил с коня и упал на колени. Он тяжело дышал; отчаяние душило его.
Справившись в конце концов со своими чувствами, он лег на спину и устремил взгляд в небо, испытывая некоторое облегчение от мысли, что Флора видит его. Он немного побеседовал с ней и, хотя она не отвечала, почувствовал себя спокойнее от ее молчаливого присутствия. Когда голубое небо над ним стало розоветь, он вскочил на лошадь и помчался к чернеющему вдали силуэту крепости – к дому. Он чувствовал, что спокойствие его непрочно, и поэтому скакал во весь опор, стараясь так изнурить свое тело, чтобы по возвращении домой у него остались силы лишь подняться к себе в комнату и провалиться в глубокий, без сновидений, сон.
Вместо этого, войдя в замок, он увидел необыкновенно взволнованную толпу домочадцев, с нетерпением ожидавшую его с сообщением, что Гвендолин убивает его сына.
– Она взмахнула руками, и все окна распахнулись, отчего комната наполнилась холодным воздухом, – продолжала Элспет, описывая круг своими тощими руками, чтобы охваченная благоговейным страхом аудитория живее представила себе эту картину. – А затем она тихонько дунула в очаг, вот так, – она сложила свои тонкие губы трубочкой, так что рот превратился в черное отверстие, – и полыхавшее там сильное пламя мгновенно погасло. – Для большего эффекта Элспет громко щелкнула пальцами, испугав слушателей.
– Боже милосердный, – пробормотала Ровена, с беспокойством глядя на Алекса.
– Я упала на колени и умоляла ее остановиться, – продолжала Элспет; ее голос постепенно переходил в крик. Она не стала опускаться на колени в подтверждение своих слов, но молитвенно сложила свои костлявые ладони, чтобы продемонстрировать, как она унизилась перед ведьмой. – Я сказала ей, что бедный мальчик непременно умрет на таком холоде, и просила, чтобы она сжалилась над его невинной душой. Но ведьма только рассмеялась в ответ своим жутким злым смехом и приказала мне убираться, а иначе она убьет и меня тоже. – Элспет резким движением провела ладонью по горлу.
Алекс откинулся на спинку стула, продолжая массировать виски и тупо размышляя, неужели его головная боль может усилиться. У него было такое ощущение, что голова раскалывается под ударами топора.
– Не забывай и то, что она еще сняла с бедного Дэвида все одеяла, оставила его голым и дрожащим от холода на пустой кровати, – напомнила Ровена.
– А еще она произнесла заклинание, заставив сосуды с курящимися травами вылететь в окно, чтобы ничто не могло помешать ее нечистым планам! – добавила Марджори.
Алекс скептически вскинул бровь.
– Узнав о ее дьявольских проделках, я поднялся наверх, чтобы самому сразиться с ведьмой, – начал Лахлан, перехватывая инициативу в разговоре. – Но когда я подошел к двери комнаты, то услышал жуткий стон, как будто это кричали в агонии сотни терзаемых душ.
Оуэн нахмурился.
– Прошу прощения, Лахлан, но мне ты об этом не говорил, – заметил он. – Ты просто сказал, что слышал какой-то звук, но не понял, что это было.
– Я просто не хотел пугать тебя, – огрызнулся Лахлан, раздосадованный тем, что его слова подвергают сомнениям. – Если бы я рассказал тебе все, то ты выскочил бы из замка, гонимый таким страхом, что больше никогда бы не вернулся сюда.
– Вот уж нет! – с негодованием воскликнул Оуэн. – Чтобы испугать такого старого воина, как я, требуется нечто большее, чем несколько жутких воплей! Я бы обнажил меч и приказал ведьме немедленно прекратить все эти безобразия, а иначе я изрубил бы ее на мелкие кусочки.
– Ты не можешь разрубить ни одну ведьму на кусочки, – заметил Реджинальд. – У них тело твердое, как железо.
– Если проткнуть их иголкой, то даже кровь не пойдет, – добавила Марджори. – Они вообще не чувствуют боли…
– Это только в том случае, если ты точно попадешь в место, где дьявол оставил свою печать, – поправил ее Гаррик, один из молодых воинов Макдана. – Но иногда эта метка невидима, – добавил он, понизив голос до прерывающегося шепота, – и тогда приходится протыкать их во многих местах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики