ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– воскликнул Камерон, опуская меч и потирая голову. – Эти штуковины довольно твердые!
– Вот одна из опасностей, подстерегающих человека с большой головой, – принялся поддразнивать его Бродик. – Наверное, нам придется подыскать ведро, чтобы надеть тебе на голову.
– Тебе самому шлем нужен больше, чем мне, – фыркнул Камерон. – Мне было бы неприятно видеть, как изуродуют твое красивое лицо.
– А я думаю, Бродик был бы не против получить пару шрамов на щеке, – пошутил Гаррик. – Может, если бы он не был так красив, Изабелла перестала бы ходить за ним по пятам.
– Скорее, она будет все время оплакивать его увечье, – усмехнулся Квентин. – Девица обожает хорошенько поплакать.
– А мне кажется, она, как обычно, придет в ярость и поклянется выпотрошить того беднягу, который осмелится прикоснуться к Бродику, – высказал предположение Камерон. – Она так цветисто выражается, как никто другой.
– Правда? – Брови Бродика удивленно поползли вверх. – Я этого не заметил.
Воины рассмеялись.
– Я рад, что вас так забавляет подготовка к сражению, – резко оборвал их Алекс. – Может, вы позволите мне ненадолго овладеть вашим вниманием, или мы сядем и будем развлекать друг друга, пока не нападут Максуины?
Воины изумленно посмотрели на него.
– Прошу прощения, Макдан, – натянуто сказал Бродик. – Мы больше не произнесем ни слова.
Непривычно официальный тон друга заставил Алекса понять, что его вспышка была беспричинной. Он тут же пожалел о своих язвительных словах, но уже не мог взять их обратно. Поступить так – значит выказать слабость, а он не мог позволить себе этого. Войско Максуинов вот-вот нападет на них, чтобы отбить Гвендолин и Изабеллу. Несмотря на преданность членов клана своему лэрду, он не мог представить себе, насколько храбро они будут сражаться за двух непрошеных гостей. Учитывая то, как сильно они жаждали избавиться от Гвендолин, он не рассчитывал, что они окажут серьезное сопротивление врагу. Алекс поклялся обеспечить безопасность девушки, но в одиночку он не мог защитить ее от целой армии.
Эта мысль не давала ему покоя.
Отбросив тревоги, он принялся давать распоряжения:
– Мы возобновим видимость атаки на южную стену. Принимая во внимание, что Роберт придет как минимум с двумя сотнями воинов, мы должны расположить на бастионе лучников через каждые восемь футов. Они смогут сдерживать Максуинов в течение нескольких минут, но если Максуинам удастся установить лестницы…
Внезапно громкий взрыв смеха сотряс воздух.
– Я требую вашего абсолютного внимания! – отрывисто бросил Алекс.
– Это не воины, – сказал Камерон. – Смех доносится откуда-то с заднего двора.
Алекс прислушался. Смех сменился криками воодушевления. Как, черт побери, ему продолжать занятия в таком шуме?
– Займитесь своими мечами, – приказал он и сердито зашагал к воротам.
Войдя во двор, Макдан с удивлением увидел, что он почти пуст. Он пошел на звук голосов, завернул за угол замка и увидел в дальнем конце двора огромную толпу Макданов, которые расселись на траве и с жадностью слушали Гвендолин, которая рассказывала им сказку:
«– Бросай оружие, – приказал Могучий Торвальд, и его собственный меч серебряной молнией сверкнул перед носом врага, – или умрешь!..
– Я никогда не сдамся тебе, – отвечал Ужасный Макрой. – Сам готовься к смерти. Ты уже еле держишься на ногах – столько крови из тебя вытекло.
– Может, я и умру, – согласился Торвальд, – но ты будешь первым.
Ужасный Макрой опустил меч и рассмеялся.
– Ха! Я разрублю тебя на куски и скормлю их волкам, – пообещал он. – А затем предам мучительной смерти твою жену и детей.
– Никогда! – зарычал Торвальд.
С этими словами он бросился на Макроя; кровь фонтаном била из шеи воина, его левая рука была перерублена и держалась лишь на тонкой полоске плоти.
– Умри же, грязный мошенник! – воскликнул он.
Собрав последние силы, Могучий Торвальд погрузил свое оружие глубоко в живот Макроя, нанизав его на меч, как кролика на вертел».
Макданы зачарованно смотрели на девушку.
– А что было дальше? – нарушил молчание Лахлан. – Могучий Торвальд остался жив?
– Разумеется, он выжил, – вступил в разговор Реджинальд. – Что за дурацкая была бы сказка, если бы он умер?
– Не понимаю, как можно выжить с такими ужасными ранами, – задумчиво произнес Оуэн. – Он непременно должен был истечь кровью.
– Он не умер от потери крови, – возразила Марджори. – Вероятно, потом он сполз вниз и добрался до хижины старухи, которая лечила его и ухаживала за ним.
– Как ему удалось спуститься с горы с перерезанным горлом и почти отрубленной рукой? – спросил Эван.
– Может, старуха как раз в это время бродила в горах. Она нашла его и притащила в свою хижину, – предположила Летти.
– Он умер бы задолго до того, как попал туда, – фыркнул Лахлан.
– Нет, не умер бы, – возразил Мунро. – Ведь он, в конце концов, Могучий Торвальд. Ему по силам выдержать и не такое.
– Он не мог остаться живым с перерезанной шеей и отрубленной рукой, – запротестовал Фаркар.
– Нет, мог, если помощь пришла достаточно быстро, – не сдавалась Кларинда.
– Никакая старуха не может в своей хижине вылечить человека с такими ранами! – Лахлан почти кричал.
– Если только она не ведьма, – спокойно заметил Нед.
Все мгновенно умолкли, задумавшись над его предположением.
– Ну, – наконец произнес Оуэн, довольный тем, что Нед нашел выход из положения, – если она была ведьмой, то могла.
Алекс с изумлением смотрел на членов своего клана. Все они, за небольшим исключением, презирали Гвендолин. Происшествия на ступеньках и в башне доказывали, что их единственное желание – избавиться от девушки. Так какого черта они собрались вокруг нее и с детским восхищением слушают эти нелепые истории?
– Папа! – позвал Дэвид, вдруг заметив его. – Гвендолин разрешила мне покататься на лошади!
Алекс заморгал.
– Она… что?
– Я катался на лошади, – повторил Дэвид, и в его тихом голосе сквозила гордость. – Сам.
– У него отлично получалось, – сказал Оуэн. – Он напомнил мне тебя в детстве. Мне даже стало казаться, что это и есть ты.
– Парень прекрасно смотрится верхом, Макдан, – добавил Реджинальд. – Прямой как стрела.
– Ты сажала его на лошадь? – спросил Алекс. От взгляда, который он бросил на Гвендолин, кровь стыла в жилах.
– Дэвид хорошо себя чувствовал, – сказала она. – Поэтому я подумала, что для него будет неплохо…
– Что? – резко оборвал ее Алекс. – Упасть и сломать себе шею?
– Он не собирался падать, Макдан. – Гвендолин поднялась и взглянула ему в лицо. – Я вела лошадь, а Дэвид только…
– Он слишком слаб, чтобы ездить верхом! – яростно обрушился на нее Алекс. – Он может внезапно лишиться сил, упасть, разбить себе голову или оказаться под копытами лошади! Или чрезмерные усилия вызовут новый приступ болезни, как в тот день, когда ты опрометчиво вывела его на улицу! Ради Бога, неужели ты хочешь убить моего сына?
Гвендолин безжизненным взглядом смотрела на него, полная решимости не показывать, как глубоко ранило ее это обвинение, брошенное ей в лицо в присутствии всего клана. На какое-то короткое мгновение, когда Макданы сгрудились вокруг нее на теплой от солнца траве и слушали ее сказки, ей показалось, что они начинают примиряться с ее присутствием. Странно было видеть, сколько людей жаждали ее общества, – странно, необычно и очень приятно. Теперь Макданы никогда не примут ее, тупо подумала она. Их лэрд дал ясно понять, что сам не верит ей.
– Пойдем, Дэвид, – тихо сказала она, протягивая ему руку. – Твой отец хочет, чтобы ты отдохнул.
Дэвид вложил свою руку в ее ладонь и крепко сжал. Гвендолин почувствовала, что этот молчаливый жест приободрил ее. Избегая встречаться взглядом с Макданами, она повернулась и быстро повела Дэвида в замок.
В тот вечер в большом зале было необычно тихо.
Алекс не отрывал взгляда от разложенных перед ним планов сражения, стараясь не замечать безмолвных взглядов, которые украдкой бросали на него Макданы. Он знал, что они считают неблагоразумным его поведение сегодня днем. Для него также не был секретом их страх, что безумие опять запускает в него свои когти. Вне всякого сомнения, они размышляли, насколько сильно вцепилось в него чудовище и надолго ли.
Ему и самому хотелось бы это знать.
Он почувствовал, что безумие охватывает его, когда выносил Гвендолин из огня. Нельзя сказать, что болезнь когда-нибудь вообще покидала его, – он был достаточно честен с самим собой, чтобы признать это. Но какое-то время ему удавалось держать ее под контролем, как загнанного в угол рычащего волка. После пожара он ощутил, что волк начинает наступать. Головные боли участились, а и без того неглубокий сон сделался еще более поверхностным и беспокойным.
Но хуже всего, что он больше не мог разговаривать с Флорой.
После того как он привез сюда Гвендолин, его беседы с женой становились все более редкими. Он пытался убедить себя, что виной всему усталость, но это была ложь, поскольку сон все равно не шел к нему. Но после того, как он набросился на Гвендолин и грубо овладел ею на той же самой кровати, на которой провел столько нежных ночей с любимой женой, стыд так переполнил его, что он вообще не мог заставить себя поговорить с Флорой. «Что я могу ей сказать? – с горечью вопрошал он. – Какое слабое и безвольное оправдание привести? Я предал свою жену, которой клялся в вечной верности…»
– Я слышала, Дэвид сегодня катался верхом, – заметила Мораг, нарушая повисшее в зале тяжелое молчание. – Как у него получалось?
Все молчали.
– Очень хорошо, – сказал Оуэн после небольшой паузы. – Он держался на лошади, как храбрый воин.
– Он, несомненно, похож на отца, – улыбнулась Мораг. – Он не падал?
– Лошадь двигалась не так быстро, чтобы он мог свалиться с нее, – фыркнул Реджинальд, многозначительно глядя на Алекса. – Гвендолин предусмотрительно посадила парня на старушку Дафф. Это животное не пускалось рысью с тех пор, как родился Дэвид. Кроме того, Гвендолин для безопасности вела лошадь на поводу.
– Он все равно мог упасть, – возразила Ровена, – и убиться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики