ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Открыв глаза, она чуть повернула голову.Правая рука была перевязана, и всякая попытка пошевелить ею вызывала сильную боль. На левой повязки не было, но Дэймон, уснувший в кресле, крепко сжимал руку Соланж. Лицо его во сне казалось измученным, осунувшимся. Только небритый подбородок придавал ему некое разбойничье очарование.Неуместность этой мысли вызвала у Соланж слабый смешок. Дэймон тотчас встрепенулся, крепче сжал ее руку и поднял голову, жмурясь от яркого света. Потом вдруг увидел, что Соланж улыбается, и тряхнул головой, не веря собственным глазам. Наконец Дэймон вскочил, ладонью тронул ее лоб.? Как ты себя чувствуешь?? Замечательно – ответила она. – А ты?Он тяжело опустился в кресло и прижался лбом к ее руке. Собрав, Соланж подняла раненую руку и погладила его густые черные пряди. Дэймон тяжело дышал, не поднимая головы.Других звуков в комнате не было слышно. Ни голосов в коридоре. Ни птичьего пения за окном. Лишь неровное, хриплое дыхание Дэймона. Безграничная нежность наполнила все существо Соланж.– Я сама пыталась убить его, – сказала она, гладя Дэймона по волосам. – Как раз перед тем, как ты приехал в Дю Клар.Он молча прижался щекой к ее ладони.– Я вовсе не хотела обманывать тебя. – Собственный голос казался Соланж чужим, словно она слушала себя со стороны. – Когда ты появился, я действительно думала, что он уже мертв. Я хотела выждать еще один день, и тут появился ты... – Голос ее задрожал, но тут же окреп. – Тогда я решила, что уеду вместе с тобой. Я знала, что ты не захочешь сопровождать меня, но все же постаралась тебя уговорить. Я была так рада, что ты согласился...– Ты должна была рассказать мне правду, – сказал Дэймон, не глядя на нее. – Всю правду.Соланж слабо усмехнулась.– А что я могла рассказать тебе, милорд? Что я отравила своего мужа и должна бежать прежде, чем меня прилюдно обвинят в убийстве? Могу вообразить, как охотно ты бы взялся помочь мне после этого рассказа!– Ты должна была довериться мне.? Наверное, ты прав. Но я не могла рисковать. Мне нужно было выбраться из Дю Клара. Любой ценой.– И ты это сделала! – Дэймон, наконец, поднял голову и в упор поглядел на жену. – Теперь-то я понимаю, почему! Ты рисковала своей жизнью, чтобы уничтожить негодяя. Ты должна была в одиночку защищаться от демона во плоти, который терзал и мучил тебя...? Он давно уже не касался меня, Дэймон. Я не видела его много лет... И не хотела, чтобы он снова принялся за свое. Прежде чем он появился в замке, я уже позаботилась обо всем.Слова сами рвались с языка, и Соланж говорила, говорила, разрывая оковы прошлого...– Понимаешь, ему нужна была кровь для опытов. Он всегда был помешан на алхимических опытах, а я была ему нужна, чтобы добиться в них успеха. После того, как в Уэллберне я захворала, он отослал меня набраться сил во Францию. Вернуться я отказалась, пригрозив, что любыми способами буду вредить его драгоценным опытам. И это помогло. Правда, ненадолго.Дэймон упорно смотрел на ее ладонь.– А потом?– А потом он вернулся.Соланж смолкла, не в силах рассказывать. Память унесла ее в тот страшный день, почти на два года назад, она задыхалась тогда от гнева и безмерного отчаяния, видя, как от рук Редмонда гибнет Гита – ее любимая лошадь. А он смеялся...Каким отвратительным был его смех...? Редмонд был прирожденным убийцей, – наконец сказала она. – Он любил убивать и смотреть на смерть. Он убил Гиту, а потом сказал мне, что будет по одному убивать рабов, пока я не соглашусь исполнить его волю. И я подчинилась. Что еще мне оставалось делать?Дэймон молчал, наблюдая за игрой теней на лице Соланж. Опять в ее глазах появился жесткий лихорадочный блеск, которого он не видел с того времени, когда они на рыбацкой лодке плыли в Дувр. Этот блеск придавал взгляду Соланж отрешенность. Такую же отрешенность сотни раз видел Дэймон в глазах людей на войне.Как бесстрастно перечисляла она грехи человека, которого пыталась убить! Дэймон знал, что не в его силах избавить Соланж от этой отрешенности. Все, что он мог дать ей, это себя самого и свою любовь.И, может быть, тогда-то выражение отрешенности навсегда исчезнет из любимых глаз. А пока... Пока надо жить настоящим. Сейчас Соланж здесь, рядом, в безопасности. И он будет беречь и любить ее до конца своих дней.– Теперь ты ненавидишь меня, Дэймон? – спросила Соланж каким-то чужим голосом.– Ненавижу? – Он покачал головой. – Как я могу ненавидеть ту, которую люблю больше всего на свете? Как могу ненавидеть половину моей души... лучшую половину?Соланж неуверенно взглянула на него – на ресницах ее дрожали слезы.– Я не заслуживаю твоей любви...– А мне кажется, что я не заслуживаю любви лучшей в мире женщины.– Не смей так шутить!– Шутить? И ты считаешь, что после всего я еще способен на шутки? Ты бы не говорила так, любовь моя, если бы могла заглянуть в мое сердце. – Он сел рядом с Соланж на пуховую перину, которая прогнулась под их тяжестью. – Моя возлюбленная отважна, как воин. Умна, как философ. И в тысячу раз прекрасней всех женщин мира, вместе взятых. Как я могу шутить над таким совершенством?Соланж подвинулась, чтобы он мог лечь рядом, и положила голову на его согнутый локоть. Дэймон коснулся губами ее лба.? Мое сердце навеки принадлежит тебе одной... Никакая сила в мире этого не изменит.Соланж долго молчала, и Дэймону уже почудилось, что она вновь задремала... но тут она едва слышно проговорила:? Что теперь с нами будет, любимый? Наш брак нельзя считать законным. Теперь выходит, что я опять овдовела.– Я уже отправил гонца к Эдварду, дабы известить его обо всем, что произошло. Я сообщил королю о замыслах графа и потребовал расторгнуть твой прежний брак.– Ты думаешь, он согласится?'– Эдвард отнюдь не глупец. Наверняка до него уже дошли слухи о делах Редмонда. Мне он доверяет. Думаю, он исполнит мою просьбу, к тому же не без выгоды для себя. Я написал ему, что ты передашь все владения Редмонда в казну, ежели это будет в твоей власти.– Пускай забирает все и сожжет дотла, если хочет!? Сомневаюсь, что Эдварду придет в голову такая мысль... Зато он постарается, чтобы ты получила право передать в казну имущество покойного супруга, а затем найдет способ расторгнуть ваш брак. Этот старый лис знает немало лазеек.Снова воцарилось молчание.? Стало быть, все кончено. – Соланж глубоко вздохнула.?Да, Соланж, все кончено.Друг Дэймон осознал смысл этих слов. Да, все кончено. Кошмары, столько лет терзавшие его, похоронены вместе с прошлым. Соланж с ним, Соланж принадлежит ему, как было предначертано судьбой. Все кончено. Соланж чуть шевельнулась, коленом тронув его бедро.– Пожалуй, нам надо бы сыграть еще одну свадьбу...Яркий солнечный свет озарил комнату, воздух стал золотым...– Это предложение, миледи? – Дэймон улыбнулся.– Пожалуй, что да. Возьмешь ли ты меня, милорд?– Да, любовь моя. Эпилог Счастье состоит из множества простых мелочей – шороха птичьих крыльев, ясной синевы полуденного неба, нескрываемой нежности в глазах любимого... или же восхищенного лица мальчугана, который пробует первый подарок лета – долгожданный пирожок с вишнями.Соланж улыбнулась Вильяму.– Ну, как, что скажешь? Стоило ждать этого урожая?Вильям с серьезным видом кивнул.– Хотя, – добавил он, жуя, – три года – это ужасно долго.– Зато твое деревце принесло плоды раньше других, – напомнила ему мать.Мальчик довольно улыбнулся!Блюдо с пирожками пошло по кругу. Детишки с веселыми возгласами протягивали ручонки к лакомству. Привлеченный шумным весельем, в кухню вошел рослый муж чина.? Что тут происходит, дорогая женушка? – осведомился Дэймон, по пути ухватив с блюда пирожок. – Неужели моя дочь опять рассмешила всех? Придумала какое-то новое слово? Или опять пыталась съесть что-то несъедобное?С этими словами он подошел к Соланж, державшей на руках годовалую малышку, и звучно расцеловал обеих.? Па-па! – четко произнесла девочка, протянув к нему руки. – Дай!– Слова все те же, – с ехидством заметила Соланж.– Хорошо, Катрин, я с тобой поделюсь. – Дэймон отломил кусок пирожка и протянул дочери. Малышка радостно захихикала.– Увы, я пропал, – почти серьезно сказал Дэймон.– Почему? – спросила Соланж, вытирая с подбородка дочери вишневый сок.– Катрин меня погубит. Она унаследовала от матери всю ее красоту. Разве могу я в чем-то ей отказать?Зато у нее отцовская улыбка и отцовское обаяние – невозмутимо заметила Соланж. – И, тем не менее, я нахожу в себе силы сказать ей «нет».? Где же было твое «нет» прошлым вечером, когда Катрин захотела пожелать спокойной ночи соколам??Это совсем другое, – рассмеялась Соланж.Катрин тоже залилась смехом и, уронив остаток пирожка, сунула пальчики в рот матери. Соланж бережно крохотную ручку, поцеловала и принялась оттирать с нее липкие следы угощения.Глядя на две темные головки, любовно склоненные друг к другу, Дэймон почувствовал, что жизнь его, как никогда, наполнена до краев счастьем. Это было необыкновенно приятное чувство. Он все реже просыпался по ночам от страха, что Соланж ему лишь приснилась и сейчас исчезнет бесследно. Она всегда была рядом. Днем и ночью. Настоящая, как стены Вульфхавена. Сладостная, как сама любовь.Прошедшие три года были для Вульфхавена истинно благословенными. Полоса удач началась со свадьбы Мэйри и Годвина...«Нет, – подумал Дэймон, – это Соланж принесла всем удачу. Это она произвела на свет их первое дитя и готовилась скоро вновь родить. В ней ярче всего сиял свет Вульфхавена. Она ухаживала за садами. Заботилась обо всех, кто жил в замке. И каждую ночь доказывала Дэймону, как она благодарна ему за любовь и нежность.Впрочем, в глубине души Дэймон считал, что не жена должна благодарить его. Это он будет вечно ей благодарен. Теперь Дэймон твердо знал, что он – счастливейший из людей. И лучшим доказательством тому были лица жены и дочери, похожие, как две капли воды.Соланж передала ему Катрин, и они втроем вышли во двор замка, чтобы насладиться красотой летнего дня.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики