науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Никогда прежде он не испытывал такого взрыва бурного восторга, переполнявшего все его существо.
Ее страстность, теплота и ответная реакция неизменно возбуждали его.
– Дорогая, дорогая… – Бормоча слова любви, значение которых тонуло где-то в пучине беспредельного наслаждения, Чарльз поднял ее немного повыше, испытывая восторг от ее всхлипываний и шепота безотчетной страсти.
– О-о! – простонала она, изгибаясь дугой. Ее стон удовлетворения эхом отозвался внутри Чарльза, и он совсем потерял над собой контроль. Он опрокинул ее на постель, подминая под себя и осыпая ее рот страстными поцелуями.
– Ты потрясающая! – шептал он, не отрываясь от нее даже для того, чтобы снять джинсы.
– Я хочу тебя! Хочу, чтобы ты подарил мне любовь! – Во взгляде ее янтарных глаз, полуприкрытых от сладостной истомы, вновь вспыхнуло желание. Он скатился с нее и встал на ноги, поспешно стаскивая с себя джинсы. Глаза Джейн с восхищением следили за его сильным мускулистым телом, которое было способно приносить долгую радость!
– Ты выглядишь немножечко утомленной, – прошептал он, заканчивая дела с содержимым пакетика из фольги и отбрасывая его в сторону. Потом вернулся на кровать и притянул Джейн к себе.
– Это твоя ошибка, – нежно сказала она, думая, что могла бы оставаться лежать в кровати всю оставшуюся жизнь. Как скользкая лента, она обвила его тело своими руками, ногами и всем своим существом, нетерпеливо требуя: – Я не могу. Не могу больше ждать…
Чарльз глубоко вошел в нее, едва не задохнувшись от переполнившего его желания. При погружении в треугольник слегка влажных курчавых янтарных волос, ему казалось, что он возносится на райские небеса.
– О, детка! Ты такая медовая, такая горячая…
– О-о! Ну еще, еще… – задыхаясь, шептала она. Тело ее было влажным и теплым, голос прерывался, глаза блестели от страстного желания вместе с ним достигнуть апогея взаимного наслаждения.
Он держался на локтях и не мог придавить ее своим весом, несмотря на все ее старания притянуть его теснее к себе. Их тела двигались в вечном ритме, и когда Чарльз почувствовал, что она вновь начинает приближаться к наивысшей точке экстаза, он сразу же прекратил свои движения.
На какое-то мгновение их взгляды встретились. И хотя в комнате стояла кромешная темнота, поскольку луны на улице не было, каждый увидел другого в новом свете, увидел не глазами, а почувствовал душой.
– Здравствуй, Джейн Мартин, – прошептал он, – здравствуй…
Затем впился в ее открытый рот страстными губами. Она изо всех сил обняла его, тесно прижимаясь грудью к его груди.
Джейн изогнулась, слившись с Чарльзом в высшем наслаждении, отчетливо сознавая, что отчаянно влюбилась.
Глава 11
– Эй, друг, смотри! Мы можем сократить путь, если пройдем через этот участок!
– Ну и бедлам! Но редактор отдела городских новостей будет вовсе шокирован, когда увидит снимки, которые я собираюсь ему подбросить!
– Друг, ты, должно быть, очень любишь взморье! Я слышал, как один из местных жителей, приглашенных к столу, говорил, что целые дома были смыты волной.
Джейн услышала незнакомые голоса удалявшихся людей. Она открыла глаза и невольно зажмурилась от яркого света солнца. Окно в спальне было открыто, и легкий бриз шевелил занавески. Откинув одеяло, она поняла, что лежит голая! Сразу же вслед за этим поразил вопрос: где же Чарльз?
Годами опасаясь мужчин, Джейн понимала, что любовь к Чарльзу Олдену была явной ошибкой, которая принесет ей лишь страдания. С самого начала ей было известно, что он ничего не хотел от нее. И все же она допустила его в свое сердце. Джейн не только занималась с ним любовью, но делала это охотно и сознательно.
Его половина кровати была пуста, простыня – холодной. Спуская ноги с кровати, она вздрогнула при воспоминании о том, как он ласкал ее бедра и груди. Подняв с пола атласный халат, она надела его и подошла к окну. Люди, голоса которых она слышала, уже прошли. Прищурившись, она подумала, что день обещает быть таким же фантастическим, как ее собственные эйфорические воспоминания.
Затишье после бури, подумала она, имея в виду и погоду на улице, и их занятия любовью в доме. Она отбросила назад свои спутанные волосы. Несмотря на некоторую скованность, она чувствовала, что ее тело испытывает удовлетворенность, а ощущения обострились. Это был такой день, когда ей хотелось подняться на вершину горы и объявить всему миру, что она влюблена. Ее губы улыбались. Пусть не было горной вершины, ее могла бы заменить одна из песчаных дюн! Или веранда! А может быть, ей нужно просто броситься в объятия Чарльза и затащить его обратно в постель?
Она обернулась и посмотрела на закрытую дверь. А где он, между прочим? Возможно, готовит какой-то необыкновенный, романтический завтрак! Прошедшей ночью он говорил, что фантазировал о ней. Наверняка эти фантазии включали и следующее утро…
Она подошла к туалетному столику и посмотрела на себя в зеркало. Она думала, что будет выглядеть утомленной, но, к своему удивлению, увидела румянец на щеках и блеск в глазах. Образ влюбленной женщины или женщины, испытавшей удовлетворение от занятий любовью. Она усмехнулась и обхватила себя руками.
Дверь открылась, и в зеркале она увидела отражение Чарльза.
Чувствуя себя немного смущенной, она быстро запахнула халат и завязала пояс. Конечно, она могла бы подождать, пока он поцелует ее или увлечет в постель, прежде чем она расскажет ему, какое у нее чудесное настроение. Но когда она повернулась к нему и вгляделась в него, улыбку ее смахнуло как рукой. Он не разглядывал ее ни с любовью, ни со страстью, он вообще не смотрел на нее. Припомнив, как отдаленно он держался после первой ночи, она подумала, что ей придется пережить все заново.
– Доброе утро, дорогая, – сказал он небрежно, все еще не уделяя ей должного внимания. Правда, он выглядел настроенным более дружественно, чем в прошлый раз, но это было совсем не то, на что она рассчитывала.
Он был в кедах и джинсах и голубой тенниске с изображением марки пива. Она вспомнила, как целовала его грудь и живот и как расстегивала его джинсы… Джинсы, которые сейчас плотно, сексуально обтягивали его. Она почувствовала легкое головокружение, когда осознала направление своих мыслей.
– Доброе утро! – ответила она и подумала, может ли он уловить смысл фразы: «Я люблю тебя!», смысл, который она вложила в это приветствие.
Его руки были опущены, а глаза осматривали пол.
– Ты не видела мои ключи?
Она моргнула, а потом вздохнула с досадой.
– Вчера вечером, когда мы вернулись из аптеки, они были у Томми.
– Вероятно, они под кушеткой. Да, между прочим, Томми проснулся, и его покормили. Луиза одела его. Она положила его опять в кроватку. Он ждет тебя. А электричество еще не дали, отключили телефон, вот почему мне потребовались ключи. Я собираюсь поехать в город выяснить, можно ли через кого-нибудь по– звонить Балтеру и передать, что у нас все в порядке.
До Джейн дошло, что она ни разу не подумала о Джеке после того, как проснулась. Но, несмотря на то что страх перед отцом Тома уменьшился, ее счастливое настроение исчезло. Она сунула руки в карманы халата и нахмурилась.
Казалось, он не собирается держаться с ней холодно или на расстоянии. Но, с другой стороны, и не поспешил поцеловать ее! Совершенно спокойное поведение! Как будто в прошедшую ночь не было ничего особенного! Может быть, для него и не было! А может быть, он вспоминал, какие были «ожидания на следующее утро», когда он был с другими женщинами! Возможно, они были заполнены оправданиями по поводу случившегося или искренними признаниями в любви. Ей нетрудно было представить себе Чарльза в одном из этих положений. Этим, возможно, и объясняется его поведение. Несомненно, что и он ждет от нее какой-то реакции. Поэтому он и появился так незаметно, спокойно и дружественно, избегая каких-либо прикосновений.
– Хэнк выходил и привез кофе и свежих пончиков, – произнес он, избегая смотреть на нее. Он собрал свои вещи, включая кожаный «дипломат» и ежедневные отчеты о расходах, которые он накануне забрал из своей комнаты.
Джейн спокойно рассматривала его, но внутри нес шла война. Может быть, она ожидает от него слишком многого? Может быть, он и сам не знает, как относиться к тому, что произошло между ними? Когда они занимались любовью, она чувствовала что-то глубокое. Но ей следовало бы помнить, что Чарльз с самого начала дал ясно понять, что не хочет никаких запутанных отношений. Она же на что-то надеялась. У нее нет никакого права винить его за то, что он был обаятельным и беззаботным. Возможно, для него их занятия любовью являются финалом всего? Они чудесны, приносят удовлетворение, но вместе с тем несут горькую радость расставания.
Скрестив руки на груди, она смотрела, как он складывает на рядом стоящее кресло «дипломат», поверх него отчеты. Чувствуя себя более уязвленной и страдающей, чем это было на следующее утро после их занятий любовью на кухне, Джейн решила сделать вид, что ей все безразлично.
– Я не хочу кофе и никогда не ем пончики.
Он взглянул на нее, подняв в удивлении брови, как если бы она действовала не по сценарию, и четким, размеренным голосом сказал:
– Послушай, я понимаю, что ты хочешь поговорить о том, что произошло минувшей ночью, но не лучше сделать это несколько часов или даже день спустя? В этом случае мы не скажем ничего, о чем могли бы потом жалеть!
Очевидно, он боялся, что она скажет фразу: «Я люблю тебя!». А может быть, она уже сказала ее? Ночью, в страсти?
Джейн ухватилась за туалетный столик, неожиданно почувствовав, что ноги ее задрожали. О Боже! Неужели она уже раскрыла свои карты, а он делает вид, что ничего подобного не было? Сейчас не время показывать, что ей больно или, еще хуже, что она унижена!
Собрав все силы своей души, она спросила, как ей казалось, беззаботно:
– Жалеть? О чем я должна жалеть? Казалось, что у него отлегло от сердца, как если бы он избавился от неприятной необходимости давать какие-то обещания. Лицо его прояснилось.
– Дорогая, ты была фантастической!
Она отметила, что он не сказал «ослепительная».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики