ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Официальная власть не нуждалась в значении, заключённом в нём. А достойный человек, согласно словарю Владимира Ивановича Даля — это человек уважаемый, ценимый, сообразный с требованиями правды, чести. Вот это последнее — правды и чести для нас (гражданского общества) всегда должно быть первым. Но, увы!..
Не менее удивительную трансформацию и окраску получают слова, позаимствованные из чужого языка. И так уж случается, что те, кто пользуется ими, более всего ими же и характеризуются. Помнится, политические обозреватели привнесли в наш язык английское слово брифинг .
В отличие от слова «достоинство» оно наличествует в СЭС. И разъясняется — встреча официальных лиц с представителями средств массовой информации, на которой вкратце излагается позиция правительства по определённому вопросу…
Не будем забывать, что, в те достопамятные времена, пресса была подневольной, то есть находилась в полнейшей зависимости от цензуры. О нынешней свободе слова нельзя было даже мечтать. (Разве что только на кухне .) Естественно, что передачи по телевидению и радио, в которых не было ничего, грубо говоря, кроме трёпа, сразу же набили оскомину. В народе слово брифинг стали образовывать не от английского brief — краткий, а от русского брехня — брехинг.
А вспомните начало Горбачёвской перестройки и самого Михаила Сергеевича с его знаменитым начать ? Слово как бы взбунтовалось, не подчинилось генеральному секретарю ЦК КПСС. И это в то время, когда благие намерения Михаила Сергеевича находили единодушную поддержку не только за рубежом, но и у нас в стране. Мы были согласны на всё, а Слово не подчинилось. Слово остерегало нас простодушных — благими намерениями вымощена дорога в ад.
А вспомните Ельцина во время Кизлярской трагедии, когда он объяснял нам, несмышлёнышам, как тридцать восемь снайперов буквально ведут на прицеле радуевских террористов. Борис Николаевич в мохнатой шапке даже маленько кивал головой и прищуривался, точно заправский снайпер. Однако неубедительно получалось, смехотворно. Приходил на память мультик про мартышку, слонёнка и удава, которого измерили, и который по метражу составил ровно тридцать восемь попугаев. И как-то сразу загодя представилось, что и на этот раз всё провалится и террористы, пролив безвинную кровь наших сограждан, вновь уйдут от ответа.
И ушли, а мы остались со своим не солоно хлебавшим президентом и его тридцатью восьмью попугаями.
Совковость и гарканье на чистейшем русском языке
Разумеется, не хочется бередить прошлое, тем более, что и в настоящем житьё-бытьё не легче. Но для того, чтобы ответить: кто такие мы, и есть ли мы — гражданское общество? приходится оглядываться назад: на Горбачёва, на Ельцина, а куда денешься — знаковые фигуры нашей постсоветской демократии. Оба весьма лихо начинали, под восторженные вопли и аплодисменты уличных площадей и огромных залов (наконец-то, кухни были покинуты), а закончили, увы, не досидев даже своих законных президентских сроков. Причём уже не под восторженные аплодисменты и вопли, а под гневное улюлюканье тех же площадей и улиц. Да ведь и было за что гневаться. Один «сфоросил» «гэкачепистский» путч и «профоросил» СССР. Другой в Беловежской пуще срубил под корень советский народ (быдло), чтобы положить в домовину, и едва вместе с ним (уподобившись и сам столь звучному званию) не похоронил Россию. Для большинства из нас всюду, где бы ни появлялся Ельцин, появлялась пословица: дома нет, а домовище будет.
Но не погибла Россия. А на смену СССР пришло СНГ, Содружество независимых государств, с каждым годом всё более и более осознающее своё судьбоносное значение. Сказать, что всё это произошло благодаря первому президенту России Ельцину и последнему генсеку КПСС Горбачёву, нельзя. Скорее всё произошло вопреки их масштабным деяниям. Первый и последний зачастую действовали наперекор друг другу так, что уж никак не скажешь о них — альфа и омега. Зато, имея в виду Россию и Содружество независимых государств, невольно чувствуешь присутствие Спасителя, то есть Того, Кто определил сроки спасения и изъяснил: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, первый и последний».
Но если в роковые минуты государств (СССР и Россия при всём при том абсолютно разные страны) что с одного, что с другого президентов было мало проку, поневоле задаёшься вопросом — как такое могло случиться? Мы восхищались ими. Мы надеялись на них. И вдруг оказалось, что в нашем спасении они не участвовали. Нас спас Господь, то есть мы сами себя спасли. (Не случайна же пословица: глас народа — глас Божий.)
Выходит, нас обманули? Выходит, нам другие президенты были нужны? А как же постулат — всякий народ достоин своих правителей?
Сейчас распространяется мнение, что у нас нет народа. Есть население, электорат, а народа, как исторической общности, нет. Разумеется, никто не бегает с подобными прокламациями. Тем легче и распространяется мнение, что слово, и понятие за ним стоящее, вытесняются словами, внутренняя форма которых весьма и весьма приблизительна. (Сравните народ и население .) Причём как раз теми, кто более всего, как мне кажется, должен был бы быть заинтересован в обратном, то есть чтобы народ (в понимании исторической общности) был. Происходит нечто подобное, что произошло со словом достоинство . (Впрочем, надеюсь, что совсем уж подобного не допустим.)
Однако, если что-то происходит — должна быть причина. В данном случае она всё та же. Все мы родом из СССР, из затонувшей Атлантиды. И коммунисты, и единороссы, и либералы, и аграрники — все . Как говорится, мы за демократию, но где взять демократов, если мы все из тоталитарного общества. Уж так устроена была наша цивилизация, что в ней в основе основ главенствовал закон — материя первична, а сознание, то есть Слово, вторично. Вторичность Слова и предопределила соответствующее общество, в котором обман, подтасовка, умолчание, как способ лжи, расцвели пышным цветом. В СССР ведущим народом был русский, так что именно ему больше всего и досталось этого пышного цвета. Ведь прежде всего русских делали советскими. Да так основательно, что если говорилось советский, то уже непременно подразумевалось русский. Бывало, где-нибудь в Алма-Ате или Баку вандалы осквернят могилы евреев, мировое сообщество тут же и обвинит русских — смотрите, они антисемиты! К русскому народу власть имущие обращались только в годину испытаний, когда вставал вопрос им, власть имущим, самим быть, или не быть. А в повседневной жизни о русском народе, в лучшем случае, не вспоминали, а если вспоминали, то только для того, чтобы лишний раз унизить. Но ведь давно известно, что душу народа убивают не лишения и бедствия, а унижения. Отсюда и только отсюда берёт своё начало наша совковость .
Единственным и безусловным спасителем и защитником русского народа был великий и могучий, да-да, великий и могучий русский язык. Но и здесь до сих пор не всё гладко. Будем откровенны, при всём официозе (русский язык — язык общенационального общения) русские писатели были менее всего защищены от власти, чем их коллеги в союзных, да и автономных республиках. Перед ними не вставала дилемма кому служить: народу или власти? Они знали, что, поднимая самосознание своего народа, всегда будут по достоинству оценены. Откройте Советский энциклопедический словарь.
Кайсын Шуваевич Кулиев — балкарский советский поэт, народный поэт Каб.-Балк. АССР.
Виктор Петрович Астафьев — русский советский писатель. Всё. То есть у писателей других национальностей была возможность ещё при жизни уйти под защиту своих народов, у русских писателей такой возможности не было. Даже такой гигант, как русский советский поэт Сергей Есенин, о котором в СЭС сказано — знаток народного языка и народной души, был беззащитен перед советской властью. Служить народу и служить власти это далеко-далеко не одно и то же. В первом случае ты должен быть готовым к гонениям (во всяком случае) на твоё творчество. Во втором — на добровольное служение власти, как это сделали глава футуризма Маринетти и Маяковский — русский советский поэт.
Прилагательное «советский» не имеет никакого отношения к какому бы то ни было языку. И всё же оно не так безобидно, как кажется. Листая тот же словарь, прочтёте: Сулейменов Олжас Омарович, казах, советский писатель (и далее), пишет на русском языке. Казах и пишет на русском?! Только не надо в удивлении вскидывать брови.
Айтматов Чингиз, советский писатель тоже пишет на русском. Правда, он ещё народный писатель Киргизской ССР.
Гоголь Николай Васильевич, русский писатель, которому литературную известность принёс сборник «Вечера на хуторе близ Диканьки». Живи он в наше время, словарь бы сообщил о нём — украинец. Тут, конечно, могут возразить: великоросс и малоросс — братья славяне с очень похожими языками. Тогда, чтобы уже поставить все точки над i , остановимся на Джозефе Конраде (настоящее имя и фамилия Юзеф Теодор Конрад Коженёвский), английский писатель. У меня есть его книга Гослитиздата 1936 года «Фрея семи островов» в переводе с английского. В начале двадцатого века в Америке его даже сравнивали с Львом Николаевичем Толстым. Но не это интересно. В возрасте, когда Владимир Маяковский писал — иду красивый, двадцатидвухлетний, Конрад ещё даже не приступал к изучению английского, а смотри ты, стал классиком английской литературы. По сути, стал англичанином, так что не будем вскидывать брови. Другое дело, разве можно представить себе, чтобы Конрад позволял себе в своих произведениях покрикивать на английский народ, народ, который является носителем языка его произведений. Нонсенс! Представить невозможно — европейская культура. Зато у нас всё возможно, именно о таких русских писал Достоевский в «Дневнике писателя», что это тип неумирающий; но всё же они более боялись и скрывали чувства, а теперь нет-нет, и вдруг прорвётся, на самую середину, такой господин, который считает себя совсем уже в новом праве.
И что же надобно такому господину? — спросим мы.
Оказывается, встать посреди собрания и вдруг что-нибудь гаркнуть на чистейшем национальном наречии, — свистнуть кому-нибудь оплеуху, отмочить пакость девушке и вообще тут же среди залы нагадить:
1 2 3 4 5 6

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики