ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но страна была экономически не готова к этому, а секвестрировать бюджет можно было только во времена Ельцинского «раздрая».
Пенсию повысили на шесть рублей, в то время, когда цены на продукты народного потребления повысились почти вдвое. Многие песионеры-москвичи, -петербуржцы прибавку в шесть рублей стали почтовыми переводами отправлять в Кремль на имя президента России. (Любопытно, хотя бы один такой перевод Путин получил, или спецслужбы не пропустили?)
Многие враз заговорили о недальновидности президентской администрации, и никто словом не обмолвился, что в основе поспешности была иная причина. Для того, чтобы приступить к наведению порядка в стране, нужно избрать метод наведения. А чтобы выбрать его, президенту нужен консенсус, негласный договор с народом, который был напрочь утрачен во времена Ельцинского правления.
Кстати, народ чутьём уловил потребность Путина в консенсусе. Никто не делал трагедии из-за шести рублей. Однако и безмолвствование своего народа надо понимать — ты получил верховную власть из рук Ельцина, то есть того, кто отказался от консенсуса с нами, когда мы предлагали его даже не за шесть рублей, а за просто так. Потому что уж такой мы народ, привыкли без ссор вместе с властью решать свои насущные проблемы. Так что знай, Наш Государь , и помни — не в деньгах счастье.
Кто понимает русский народ, кто понимает простого русского человека, тот уже понял, что, несмотря на эти, как бы унижающие народ «шесть рублей», консенсус состоялся, потому что верховная власть сама себя принизила. И вот, уже совсем недавно, президент во всеуслышанье заявил, что главная цель власти улучшить благосостояние народа, и прежде всего пенсионеров. Для некоторых категорий граждан пенсии будут увеличены в двадцать раз.
На величие души народной власть ответила соответствующим величием. Уже стали обсуждать — деньги или льготы? Путин сказал: СССР был великой страной. Сказал, как бы между прочим, как бы проговорился, но всем было понятно, почему проговорился.
В общем, как говорится, консенсус уже стал набирать обороты. И вдруг эти ужасные взрывы: на Рижском вокзале, в самолётах и эта, разрывающая душу, трагедия в Беслане. Время изменилось, начался новый отсчёт.
Чёрная дыра. Фельдъегерь и двуликий Янус. Гражданская палата
До Беслана нам удавалось забывать о Будёновске, Кизляре, о нападении на Дагестан. О взрывах домов в Москве и Волгодонске. О захвате бандитами центра на Дубровке и Назрани. Казалось, что со временем мы благополучно забудем и о невинно убиенных в самолётах и, вообще, обо всех других терактах, совершённых террористами на наших вокзалах, площадях и улицах.
Да, так казалось, потому что мы действительно хотели забыть все эти ужасы гибели наших сограждан Мы устали от крови на экранах телевизоров. (Будем откровенны, телеоператоры иногда просто садистски показывали разорванные и изуродованные взрывами тела наших сограждан.) Нас словно бы нарочно приучали к крови. (А может, так оно и на самом деле — ведь есть же бухгалтеры кровавой коммерции?!)
Словом, мы бы забыли, но случился Беслан. Через чёрную дыру, вне времён и нравственных ценностей, опять заявились ироды.
«Глас в Раме слышен, плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет».
Этого человеку уже никогда не забыть, такого человечество не забывает. И какая тут нужна гражданская площадка или гражданская палата?!
Для консенсуса?!
Какой ещё нужен консенсус, если объявлена война?! Пусть президент только кинет клич, встанем, все как один — уничтожим заразу в её собственном логове.
Спрячутся в горах?!
Сметём горы. И дело тут не в шапкозакидательстве, а в гневе, переполняющем сердце. Мы изменились, мы стали другими. Всё, что вчера имело смысл, как процесс демократизации , сегодня не имеет смысла. Мы отстаём от вызовов времени. Террористы покусились не просто на нас, а на наше будущее. Куда смотрит власть и, вообще, есть ли она у нас? А наши силовые службы и правоохранительные?! Они умеют сажать на скамью подсудимых только тех, кто от них никуда не убегает. Они законопослушного обывателя, ненароком попавшего им под руку, сделают злостным преступником и забьют до смерти, чтобы скрыть свою профессиональную непригодность. Триста тридцать один человек убитыми, из них больше половины детей, и это ещё не конечные цифры нашей Бесланской трагедии. Как такое могло произойти, как после всего этого жить?
Наверное, здесь стоит приостановиться. Оглядеться вокруг и присмотреться к себе. Пламенное сердце, но и холодная голова. Если мы изменились, и если мы действительно вправе иметь ту власть, которую заслуживаем, то тогда это, тем более, надо сделать потому, что, присматриваясь к себе, мы можем, как в зеркале, увидеть прообраз подлинно необходимой нам народной власти. И, главное, увидим, кто мы такие, откуда пришли и куда собрались идти? Ведь если наводить порядок в стране, то надо знать хотя бы методы. И в особенности методы тайных служб, скрытность действий которых является не только спасительной, но иногда и губительной, как для народа, так и для власти.
Если бы мне сегодня предложили выбирать между Брежневским застоем и сегодняшним олигархическим капитализмом, каюсь, выбрал бы застой. Да, застой, но без КГБ. Понимаю, что это неприятно для тех, кто на волне восхождения Путина к вершине власти (он выходец из КГБ) взялся обелять эту закрытую службу. Ничего не получится, не выйдет. В развале СССР полностью повинен КГБ. По статусу своего Комитета он обязан был охранять и оберегать государство СССР, увы, не сберёг. Да и не мог сберечь, потому что в основе основ его работы лежала, прежде всего, запретительная мысль.
В армии мне рассказывал сослуживец, что в их деревне, расположенной на границе, были запрещены долбленые корыта для поения скота. А всё потому, что какой-то негодяй, переплыв реку на долбленом корыте, ускользнул от пограничников. (Слава Богу, что ускользнул не в ванне или ведре.) Какие компьютеры, если «отэрить» (отксерокопировать) любой значимости документ можно было только по разрешению спецслужб. Получалось, что КГБ в основном защищало интересы государства от интересов народа, его населяющего. Причём во время этой, так называемой, защиты могло запросто растоптать и покалечить массу людских судеб. Так что уже выходило, что Советское государство более всего защищалось от советского человека.
Сегодня многое изменилось, консенсус есть, но методы?! Есть методы «царской охранки», третьего отделения. Есть ВЧК, НКВД, КГБ, в общем, «лубянки». Своих, именных что ли, методов наше ФСБ ещё не выработало. А ведь методы — это тактика, а тактику учитывает любая стратегия. Так что полагаю, необходимость Гражданской площадки или палаты, о которой говорил президент Путин, заключается как раз в выработке методов, которые, прежде всего, должны устраивать народ. А стало быть, эта палата должна быть при президенте.
Когда страной правит царь-государь , то он всегда чувствует — мой народ. Мой народ бедствует, мой народ страдает, мой народ процветает. Совсем другое, когда правит отец народов . Нет-нет, здесь не ставится вопрос об унитарном государстве. Напротив, если бы нам удалось должным образом реализовать идею «Гражданская палата», искренне заботящуюся о своём народе, то вопрос об унитарном государстве отпал бы сам собою. Ведь он в себе таит много мин. Например, возможную черту оседлости пока для лиц чеченской национальности, а потом кавказской и так далее, и так далее.
Но вернёмся к выработке методов, которые не выработаны, но которые всегда на вооружении правоохранительных, законодательных и всякого рода исполнительных органов.
Главным, краеугольным камнем, камнем преткновения в любой стране являются взаимоотношения государства и простого гражданина. Если это взаимоотношения юридически равных сторон — перед нами правовое государство. Что же у нас?
Увы, почти везде, где интересы государства и простого российского обывателя сталкиваются (олигархи могут купить, или откупиться), в проигрыше обыватель. Причём спецслужбы ( курьеры любой власти ) просто бесчинствуют. И тем яростней, чем беззащитней проштрафившийся. В коридорах власти ощущается тяжёлая атмосфера деградации. Особенно это удручает в силовых ведомствах и спецслужбах, которые и в царской России, и в СССР, и в нынешней России слыли наиболее интеллектуальными.
Приведу пример — запрещение кетамина, используемого для наркоза оперируемых животных. (Привожу этот пример не с целью уязвить ФСБ, а потому что этот пример свежий, всё ещё на слуху.) Впрочем, и для нашего дела выработки невыработанных методов наведения порядка он тоже весьма и весьма поучителен.
Словом, ветеринаров, попытавшихся помочь братьям меньшим, курьеры власти буквально растоптали. (Благо, за ветеринаров вступились защитники животных.)
Конечно, начатки подобных взаимоотношений складывались не сегодня и не вчера. Вот что по этому поводу говорит Ф.М.Достоевский в статье «Российское общество покровительства животным. Фельдъегерь. Зелено-вино. Зуд разврата и воробьёв. С конца или с начала?».
«Ямщик тронул, но не успел он и тронуть, как фельдъегерь приподнялся и молча, безо всяких каких-нибудь слов, поднял свой здоровенный правый кулак и, сверху, больно опустил его в самый затылок ямщика. Тот весь тряхнулся вперёд, поднял кнут и изо всей силы охлестнул коренную. Лошади рванулись, но это вовсе не укротило фельдъегеря. Тут был метод, а не раздражение, нечто предвзятое и испытанное многолетним опытом, и страшный кулак взвился снова.… Разумеется, ямщик, едва державшийся от ударов, беспрерывно и каждую секунду хлестал лошадей, как бы выбитый из ума, и, наконец, нахлестал их до того, что они неслись как угорелые. …Картинка эта являлась, так сказать, как эмблема, как нечто чрезвычайное наглядно выставлявшее связь причины с её последствием. Тут каждый удар по скоту, так сказать, сам собою выскакивал из каждого удара по человеку».
Взаимоотношения фельдъегеря и ямщика настолько полно вписываются в сегодняшние взаимоотношения спецслужб и простого народа, что хочется оставить всё без комментариев .
1 2 3 4 5 6

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики