науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но дан сигнал,-О, чудо! — Исполины, далекоПревосходившие любых гигантовЗемнорожденных, вмиг превращеныВ ничтожных карликов; им нет числа,Но могут разместиться в небольшомПространстве, как пигмеи, что живутЗа гребнем гор Индийских, или теМалютки-эльфы, что в полночный часНа берегах ручьёв и на лесныхОпушках пляшут; поздний пешеходИх видит въявь, а может быть, в бреду,Когда над ним царит Луна, к землеСнижая бледный лет, — они ж, резвясь,Кружатся, очаровывая слухВесёлой музыкой, и сердце в немОт страха и восторга замирает.Так уменьшились Духи, и чертогВмещает неисчетные роиПросторно. Сохранив свой прежний рост,На золотых престолах, в глубине,Расселись тысячи полубогов -Главнейших Серафических князей,В конклаве тайном. После тишиныНедолгой был ко всем провозглашёнПризыв: Совет великий начался! КНИГА ВТОРАЯ Начинается совещание. Сатана вопрошает: не следует ли отважиться на новую битву для обретения утраченного Неба? Одни — за войну, другие — против. Принимается третье предложение, высказанное ранее Сатаной: убедиться в истинности пророчества или предания Небесного касательно некоего мира и нового рода существ, сходных с Ангелами или мало чем уступающих им; этот мир и существа должны быть сотворены к этому времени. Собрание в недоумении: кого послать в столь трудную разведку?Сатана, как верховный Вождь, решает предпринять сам и в одиночку рискованное странствие. Ему возглашают славу и рукоплещут. После завершения Совета все расходятся в разные стороны, и различным занятиям, сообразно наклонностям каждого, дабы Скоротать время до возвращения Сатаны. Последний пускается в путь и достигает врат Геенны, обнаруживает, что они замкнуты и охраняемы. Стражи врат отворяют их по его велению. Пред ним простирается необъятная пучина меж Адом и Небесами; с великими трудами он преодолевает её. Хаос, древний владыка этой пучины, указывает Сатане путь к желанному новосозданному миру. Наконец странник завидел вновь сотворённый мир.
На царском троне, затмевавшем блескСокровищниц Индийских и ОрмузскихИ расточительных восточных стран,Что осыпали варварских владыкАлмазами и перлами, сиделВсех выше — Сатана; он вознесёнНа пагубную эту высотуЗаслугами своими; вновь обрёлВеличие, воспрянув из глубинОтчаянья; но ненасытный Дух,Достигнутым гнушаясь, жаждет вновьСразиться с Небом; опыт позабывПечальный, дерзновенные мечтыТак возвещает: "— Божества Небес!О Власти и Господства! Ни однаТюрьма не может мощь навек замкнутьБессмертную! Пусть мы побеждены,Низвергнуты, и все же НебесаУтраченными почитать не должно,И силы вековечные, восставИз этой бездны, явятся вдвойнеУвенчанными славой и грозней,Чем до паденья, твёрдость обретут,Повторного разгрома не страшась.По праву и закону Высших СферГлавенствуя, всеобщим утверждёнИзбраньем, я отличьями в бояхИ совещаньях трон мой заслужил.Он бедствиями закреплён за мной,Дарованный мне вами добровольно,И незавидный. В Небе — высший рангС почётом высшим сопряжён; питатьК нему возможно зависть; но Вождю,Чьё старшинство служить ему велит "Щитом для вас и ставит в первый рядПротиву Громовержца, наградивНаигорчайшей долей вечных мук,Кто позавидует? Где выгод нетЖеланных, там отсутствует раздор.Никто не жаждет первенства в Аду,Никто свои страданья не сочтётСтоль малыми, чтоб добиваться большихИз честолюбья; потому союзТеснее наш, согласие прочней,Надёжней верность, чем на Небесах.При этом перевесе мы вернёмНаследье наше. Именно в бедеРассчитывать мы вправе на успех,Нас в счастье обманувший. Но какойИзбрать нам путь? Открытую войнуИль тайную? Вот основной вопрос.Обдумавший ответ — пусть говорит!"Едва он смолк, державный царь МолохПоднялся; изо всех бунтовщиковСильнейший и свирепейший, сугубоВзбешённый пораженьем. Он себяМнил силой богоравной и скорейСогласен был бы не существовать,Чем стать слабей. Надежду потерявНа равенство, утратил с нею страх,Геенну и Предвечного презрелИ нечто — хуже Ада, так воззвал:"— Стою за бой открытый! Не хвалюсьКоварством. Козни строить не мастак.Вольно хитрить, когда охота естьИ время. Не до хитрецов сейчас;Они, рассевшись, будут сеть плестиУловок, а несметные рядыВоинственных изгнанников НебесНеужто прозябать обреченыВ ярме постыдном, в вечной тьме тюрьмыТирана, царствующего затем,Что мы бездействуем? Нет! ОполчасьОгнями Ада, яростью борьбы,Неодолимо все проложим путьК высоким башням Неба; обратимВ оружье грозное снаряды пыток:Пусть на Его всесильный гром в ответГремит Геенна! Против молний мыНа Ангелов Его извергнем смрадИ чёрный пламень с той же силой; БожийПрестол зальём чудовищным огнёмИ серой Пекла — тем, что Он для насНазначил. Но, быть может, смелый планВам не в подъем и даже мысль страшнаО взлёте на такую крутизнуИ штурме неприступных вражьих стен?Но осознайте, ежели прошлоОцепененье от снотворных вод,Испитых вами в озере забвенья,Что наша суть природная, составЭфирный нас влечёт в родную высь.Паденье Ангельскому естествуНесвойственно. Когда жестокий ВрагВисел над арьергардом наших войскРазбитых и, глумясь, в пучину гнал,-Кто не восчувствовал: как тяжело,Как трудно опускали нас крылаВ провалы Хаоса; зато взлетимСвободно. Вы боитесь? Если гневМогучего Противника опятьМы вызовем и Он, ожесточась,Измыслит средства, гибельней стократ,Чтоб нас добить, — чего страшиться здесь,В Геенне огненной? Что может бытьПрискорбней, чем, утратив благодать,Терпеть мученья, в бездне пресмыкаться,Где негасимый пламень вечно жжётРабов безжалостного Палача,Склоняющих угодливо хребтыПод пыткой, под карающим бичом?А если Он замучит нас вконец,Мы уничтожимся, исчезнем вовсе.Чего тогда бояться? ПочемуМы жмёмся и Тирана разъяритьКолеблемся? Свирепо нашу плотьЭфирную Он обратит в ничто;Но разве, перестав существовать,Мы счастливей не будем? Разве впрокБессмертье истязуемым рабам?Но если Ангельское бытиеПресечь нельзя и наше естествоБожественно воистину, тогдаИ в худшем случае для страха нетОсновы. Прежний опыт подтвердил,Что Небо мы способны сотрясти,Вторгаясь непрерывно, и Престол,Хотя и неприступный, и самойСудьбою предназначенный ЦарюНебесному, тревожить. Пусть победаНемыслима, зато возможна месть!"Он кончил, сдвинув брови; жгучий взорВзывал к отплате, к битве, что богамОдним под силу. Тут, насупротив,Поднялся Велиал; он кротким былИ человечным внешне; изо всехПрекраснейшим, которых НебесаУтратили, и с виду сотворёнДля высшей славы и достойных дел,Но лжив и пуст, хоть речь его сладка,Подобно манне; ловкий словоблудецЗа правду выдать мог любую ложь,Мог исказить любой совет благой,Столь мысли низменны его. Во злеИскусный, он ленив и празден былВ деяньях чести, но, умея слухПленять, красноречиво молвил так:"— О Духи! Я стоял бы за войнуОткрытую, и ненависть мояНе меньше вашей— Но призыв к борьбеНемедленной меня разубедилОсобенно, надежду на успехСомнением зловещим омрачив.Возможно ли? Храбрец из храбрецов,Испытаннейший в битвах паладин,Совету собственному и мечуНе доверяя, мужество своёИсчезновеньем хочет утвердить,Небытием, отчаяньем; достичьНичтожества, жестоко отомстив!Но о какой здесь мести речь идёт?Небесные твердыни — под охранойВооружённой стражи; их не взять.Отряды часто разбивают станУ края Бездны; с этих рубежейДозорные летят на тёмных крыльяхВ просторы царства Ночи, не страшасьВозможных стычек с нами. Если мы,Пробив дорогу силой, за собойВесь Тартар увлечём, чтоб свет НебесЗатмить, Великий Враг наш сохранитПрестол и впредь незыблемым; эфирПречистый омрачить нельзя ничем;Он без труда развеет пламя Ада.Недолгим будет наше торжество!Побеждены повторно, мы впадёмВ бессильное отчаянье, — пределНадежды нашей; вынудим ЦаряПобедоносного излить сполнаСвой гнев и вовсе уничтожить нас.И в том спасенье? Скорбное, увы!Кто согласился бы средь горших мук,Терпя стократ несноснейшую боль,Мышление утратить, променятьСознание, способное постичь,Измерить вечность, — на небытие;Не двигаться, не чувствовать, уйтиВ несозданную Ночь и сгинуть в ней,В её безмерном чреве? Если ж лучшеИсчезнуть нам — кто вправе утверждать;Посильно и желанно ли ВрагуПокончить с нами раз и навсегда?Сомнительно, чтоб Духов истребитьОн в силах был, но уж навернякаТого не возжелает! НеужелиВсезрящий стрелы гнева истощитМгновенно, по беспечности своейИ слабости, несдержанно вспылив,На пользу нам поступит невзначай,И жертвы, предназначенные ИмДля вечной кары, уничтожит сразу?"Чего мы ждём? — сторонники войныВзывают. — Мы обречены на казньБессрочную; проступок новый нашЕё не усугубит; пыток нетЖесточе!" — но спокойно мы сидимИ, при оружье, держим наш совет;Но это ль наихудшая беда?Когда, преследуемые ВрагомОжесточённым, падали в провалСтремглав под сокрушительной грозойРазящих молний, жалостно моляСпасения у бездны и в АдуИща убежища; когда в цепях,На серном озере, стенали мы,Не хуже ль было? Если дуновенье,Что эти горны страшные зажгло,В семь раз мощней раздует, распалитДля нас предуготованный огонь,И притаившееся в вышинеВозмездье длань багровую опятьВооружит, чтоб пуще нас терзать,И хляби ярости Господней вновьОтверзятся, и хлынет пламепадС Гееннских сводов, — жгучий, жидкий жупел,Обрушиться готовый каждый мигНа наши головы, — и что тогда?Пока мы рассуждаем о войнеПобедной, нас внезапный ураганОгнепалящий может разметатьПо скалам и к уступам пригвоздитьНа поношенье вихрям или вдругЗакованных, беспомощных швырнутьНа дно клокочущего моря; тамТерзаться будем мы обреченыБез меры, без надежды на пощаду,На милость, — неисчетные века.Тогда нам будет злее, чем теперь!Вот почему противлюсь я равноОткрытой ли войне, иль потайной.Ни хитростью, ни силой — с Ним ничемНе совладать. Кто может обманутьВсевидящее Око? И сейчасОн, с высоты, провидит нас насквозь,Над жалкими стремленьями смеясь,Настолько всемогущий, чтоб разбитьПротивников, настолько же премудрый,Чтоб замыслы развеять хитрецов.Неужто, Дети Неба, мы навекУнижены и попраны? УжельМы изгнаны, обречены в АдуВ цепях бессрочно маяться? Увы,По-моему, разумней нам сноситьСтраданья нынешние, чем навлечьНамного худшие. НеодолимНас тяготящий, горестный удел.Так неизбежный Рок определилИ воля Одержавшего победу.В страданьях и деяньях нам данаОдна и та же мера; прав закон,Сие установивший. Были б мыБлагоразумней, загодя обмысливСомнительный исход борьбы с такимПротивником.
1 2 3 4 5 6 7
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики