науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

чем выше он стоит,Тем больший воздают ему почёт,Тем чаще испытанья, тем сложнейЗадачи, предстоящие Вождю.Вы, Силы мощные, гроза Небес,Хоть вы низвергнуты, займитесь домом,Ведь здесь — ваш дом на время. Вы должныУмерить злополучье, сделать АдОтчасти выносимым, если естьТакое средство или волшебство,Способное ослабить, облегчитьНевзгоды Преисподней; за ВрагомБессонным надо зорко наблюдать.А я пущусь в полет, за берегаБесформенного мрака, чтобы всехОсвободить. Попытку предпримуОдин; опасный этот шаг никтоСо мною не разделит!" Кончив речь,Монарх поднялся, наложив запретНа возраженья. Мудро он судил,Что, ободрённые его примером,Другие полководцы захотятУчаствовать (предусмотрев отказ)В том, что недавно так страшило их,И с помощью отваги показной,Возвысившись в глазах собранья, статьЕго соперниками; без трудаЧесть раздобыть, которую ценойГеройских дел он должен обрести.Но голос повелительный ВождяНе меньше предприятья самогоВнушает ужас. Шумно все встают,Последуя Владыке; словно громРаскатисто вдали пророкотал.Почтительно склонясь пред Сатаной,В нем Бога величают, приравнявЦарю Небес; благодарят за то,Что он собою жертвовать готовДля блага общего. Не до концаЗаглохли добродетели у ДуховОтверженных, к стыду людей дурных,Кичащихся прекрасными на видПоступками, внушёнными гордыней,И под личиной рвения к добру,-Тщеславной суетностью. После всехСомнений, совещаться перестав,Провозглашают славу Духи тьмыВластителю единственному. Так,Лишь только ветер северный уснёт,Клубясь, густые тучи с гребней горПолзут, замглив приветный небосклон.Угрюмая стихия сыплет снегНа землю смутную, дожди струит,Но солнце, ввечеру, лучом прощальнымСквозь тучи улыбнётся, и поляВнезапно воскресают; стаи птахЩебечут; блеют весело гурты,Холмы и долы оглашая вновь.О, срам людской! Согласие царитМеж бесов проклятых, но человек,-Сознаньем обладающая тварь,-Чинит раздор с подобными себе;Хотя на милосердие НебесНадеяться он вправе и заветГосподний знает: вечный мир хранить,-Живёт он в ненависти и вражде,Опустошают Землю племенаБезжалостными войнами, несяДруг другу истребленье, будто нет(Что, собственно, сплотить бы всех должно)У них врагов Гееннских, день и ночьГотовящих погибель для людей.Собор Стигийский завершён. В порядкеРасходится блистательная знатьБесовская; меж ними — ВластелинИх наивысший, излучая мощь,Надменно шествует; казалось, онСпособен сам противостать Творцу,Один, как самодержца грозный санВ Аду ни с кем не делит, окружив,Из подражанья Богу, выход свойВеликолепьем царским и кольцомГорящих Серафимов, при оружьеИ с множеством хоругвей. Дан приказНемедля объявить, под гром фанфар,О принятом решенье и концеСовета. Приложив металл к устам,На все четыре стороны трубятЧетыре Херувима; вторят имГерольдов голоса, и далеко,По всем провалам бездны, эта вестьРазносится; несметные войскаВосторженно приветствуют её.Затем, уже спокойней, ободрясьНадеждой ложной, Адские полкиНеспешно расстаются; их путиРазличны: каждый следует, кудаНаклонности влекут и грустный выбор,Где мнит найти покой от хмурых думИ тягостное время скоротатьДо возвращенья Сатаны. ОдниСреди равнин, другие в вышине,Летают, соревнуясь меж собой,И в беге спорят, как во временаПифийских игр и Олимпийских. ЗдесьУвлечены ристаньем колесниц,Там укрощают огненных коней,А тут — в шеренги строятся опять.На небосклоне так порой встаютВидения: две рати в облаках,Вещая войны гордым городам,Сражаются. В побоище сперваВступают, с копьями наперевес,Наездники воздушные; потом,Перемешавшись в рукопашной схватке,Когорты рубятся; вся твердь в огнеОт ярого сверкания клинков.Иные Духи, как Тифон, взъярясь,Раскалывают горы, скалы в прахКрушат и мчатся, вихри оседлав;И Аду тяжко дикую гоньбуСнести. Так, победительный АлкидЭхалию покинул и покровОтравленный на тело возложил;Несносную испытывая боль,Он сосны Фессалийские, в пылуНеистовства, с корнями вырывалИ в море, в глубину Эвбейских вод,С вершины Эты, Лихаса швырнул.Иные, кротче нравом, обрелиПриют в затишном доле; там поютРаспевом Ангельским, под звуки арф,О подвигах былых, о той беде,Что их постигла, и клянут судьбу,Поработившую свободный духСлучайностью и силою. ХотяПристрастны песни эти, но такойГармонией пленительной полны(Но разве может по-другому хорБессмертных петь?), что даже Ад умолкИ слушателям не мешал вниматьВосторженным. Другие, в стороне,Облюбовали для беседы холм(Умам — витийство, музыка — сердцамОтрадны), там раздумьям предались,Высоким помыслам: о Провиденье,Провиденье, о воле и судьбе -Судьбе предустановленной и волеСвободной, наконец, — о безусловномПровиденье, плутая на путяхК разгадке; обсуждению ониПодвергли всестороннему: добро,И зло, блаженство счастья и страданьеКонечное, бесстрастие и страсть,Позор и славу, — праздных дум тщетаИ мудрость ложная! — но так моглиТоску и страх заклясть на краткий часВолшебным красноречьем, пробудитьНапрасные надежды и сердцаТройной броней терпения облечь.Ещё другие, крупными сойдясьОтрядами, отважились разведатьЗловещий этот мир, дабы найтиУбежище помягче, и летятВдоль русел четырех Аидских рек,Что в озеро пекучее несутПогибельные струи: Стикс — рекаВражды смертельной; скорбный Ахерон,Глубокий, чёрный; далее — Коцит,Наименованный за горький плач,Не молкнущий у покаянных водЕго унылых; наконец, потокНеистово кипящего огня,-Свирепый Флегетон. Вдали от нихБеззвучно и медлительно скользитРека забвенья Лета, развернувСвой влажный лабиринт. Кто изопьётЕё воды — забудет, кем он былИ кто он есть; забудет скорби все,Страданья, радости и наслажденья.За Летой простирается странаМорозов лютых, — дикий, мглистый край,Терзаемый бичами вечных 6yjpbИ вихрей градоносных; этот град,Не тая, собирается в холмыОгромные, — подобия руинКаких-то древних зданий. Толща льдаИ снега здесь бездонна, словно топьСербонская, меж Касием-горойИ Дамиатой, где уже не разТонули армии, а воздух здесьПронизывает стужей до костейИ словно пламя жжёт. В урочный срокКогтями гарпий Фурии влекутПриговорённых грешников сюда.Виновные испытывают больСтократ сильней от резких перемен:Из пламени бросают их на льды,Чтоб выстудить эфирное тепло;И долго так лежат они, застыв,Мучительно-недвижные, покаОкоченеют; и в огонь опятьНесчастных возвращают. Взад-вперёдНад Летой перебрасывают их,Удвоив пытку тщетной маетой,Стремлением — хоть каплю зачерпнутьЖеланной влаги, что могла бы датьЗабвенье Адских мук. Они к водеПрипасть готовы, но преградой — Рок;Ужасная Медуза, из Горгон -Опаснейшая, охраняет брод;Сама струя от смертных уст бежит,Как некогда из жадных губ Тантала.Отважные отряды смущены,Растерянны; от страха побледнев,С глазами остеклелыми, бредутНапропалую, осознав теперьВпервые безнадёжный свой удел;Им не нашлось убежища нигде.Не мало мрачных, вымерших долинОни прошли, не мало скорбных странУгрюмых миновать им довелось,И огненных и ледовитых гор,Теснин, утёсов, топей и болот,Озёр, пещер, ущелий, — и на всемТень смерти; целый мир, где только смертьВладычествует, созданный ТворцомВ проклятие, пригодный лишь для Зла;Где живо мёртвое, мертво живое,Где чудищ отвратительных родитПрирода искажённая, — однихУродов мерзких; даже страх людскойТаких не мог измыслить; в сказках нетПодобной жуткой нежити: ХимерУбийственных, Горгон и гнусных Гидр.Тем часом быстрокрылый Сатана,Враг Бога и людей, отважный планОсуществляя, направлял к вратамГеенны одинокий свой полет.Порою влево он летел, порой -Направо; то крылами мерил глубьПровала, то взмывал под самый сводПалящий. Так, сдаётся, что вдали,Над морем, в тучах, корабли парят,Когда их равноденственный муссонУносит от Бенгальских береговИль островов Терната и Тидора,Откуда пряности везут купцыИ, море Эфиопское пройдя,На Кап кормила держат; Южный КрестИм правильный указывает путь.Так выглядел парящий АрхиврагИздалека. Он, под конец, достигПредела свода страшного; пред нимГраница Ада; накрепко еёХранят девятистворные Врата:Три ртвора из железа, три из меди,И три — из адаманта. Впереди,По обе стороны, — два существа,Два чудища огромные; одно -До пояса — прекрасная жена,От пояса же книзу — как змея,Чьё жало точит смертоносный яд;Извивы омерзительных колец,Громадных, грузных, — в скользкой чешуе.Вкруг чресел скачет свора адских псов;Их пасти Церберские широкоРазинуты; невыносимый лайТерзает слух. Но если псов спугнуть,Они в утробу чудища ползутИ, в чреве скрывшись, продолжают выть,И лаять, и пронзительно визжать.Не столь ужасные терзали Сциллу,Купающуюся в морских волнах,Меж Калабрийских берегов и скалТринакрии рычащих, и не стольСвирепа свита, мчащаяся вследНочной колдунье, что, почуя зовТаинственный, по воздуху летитНа запах крови детской, в хороводЛапландских ведьм, принудивших ЛунуУсталую померкнуть силой чар.Второе существо, — когда назватьВозможно так бесформенное нечто,Тенеподобный призрак; ни лица,Ни членов у него не различить;Он глубочайшей ночи был черней,Как десять фурий злобен, словно Ад,Неумолим и мощно потрясалОгромным, устрашающим копьём;То, что ему служило головой,Украшено подобием венцаМонаршего. Навстречу Сатане,Что той порою ближе подошёл,Вскочив мгновенно, грозные шагиНаправил призрак с той же быстротой;Ад содрогается под гнётом стопТяжёлых; но, виденье разгадатьЖелая, изумлённый АрхиврагЧудовище бесстрашно созерцал;Пред Богом он и Сыном лишь склонялся,Созданий сотворённых не боясь.На яростного демона взглянувПрезрительно, он первым начал речь:"— Кто ты, проклятый призрак, и откуда?Зловещий, тёмный, — как ты смеешь мнеОбличием уродским преграждатьК вратам дорогу? Я сквозь них пройду,Не спрашивая дозволенья. Прочь!Иначе ты заплатишь за твоёБезумие, на опыте узнав,Исчадье Ада, — как вступать в борьбуС Небесным Духом!" Демон закричалВ ответ: "— Предатель — Ангел! Это тыНа Небе мир и верность преступил,Досель ненарушимые; увлёкСвоей гордыней Сил Небесных третьК восстанью против Бога, и за тоИ ты и совиновники навекОсуждены в Геенне прозябатьВ невыносимых муках и тоске.И, обречённый Аду, ты дерзнул, .Себя причислив к Ангелам, хулыВ моих владеньях нагло изрыгатьИ мне грозить? Узнай, что здесь — я царь,Твой царь и господин. Ступай туда,Где ты обязан кару отбывать,Презренный, беглый лжец, и трепещи,Чтоб я не приускорил твой полетВозвратный скорпионовым бичом,Не причинил неведомую больОдним ударом этого копьяИ в небывалый ужас не поверг!

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики