ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Какая же сволочь этот Чалмерс, который втравил их в эту историю! А история получилась что надо. Прощальные слова Атланта хоть и прозвучали в форме эдакого отеческого совета, явно таили в себе угрозу, причем не особо-то прикрытую. Допустим, ему удастся справиться с пентаграммами и выйти из замка — как поступит тогда этот старый козел? Натравливать на него Чудо Века он станет вряд ли.Это пойдет явно вразрез с пророчеством — если, конечно, и было вообще какое-то пророчество. Ши размышлял над этим вопросом, огибая полязгивающую железную башню, и в конце концов пришел к заключению, что рассказ о пророчестве и в самом деле похож на правду. Атлант достаточно хитер, чтобы замаскировать вранье среди общеизвестной правдивой информации, замешав ее как следует на всяких увертках и выдумках, дабы ложь не слишком бросалась в глаза.Единственно, за что можно было зацепиться, так это за факт, что колдун оказывает на своих гостей определенное давление лишь с целью излечить Руджера от скуки. Здоровяк, видно, просто не способен думать ни о чем, кроме драки — так нельзя ли найти более-менее подходящую замену? Дома, в Огайо, в таких случаях обычно обходятся приключенческими романами. Здесь об этом нечего и думать. Хотя... Тут Ши мысленно стукнул себя по лбу за то, что такая простая мысль раньше не пришла ему в голову — игрушечные солдатики!Наверняка поблизости от Каренского замка найдется какой-нибудь искусник, кто сумеет вырезать подходящие фигурки воинов, а уж им-то с Чалмерсом при помощи волшебства наверняка удалось бы их оживить, чтобы получились настоящие армии — только миниатюрные. Образ безупречного паладина, командующего батальонами шестидюймовых деревянных рыцарей на заднем дворе замка, понравился ему настолько, что он похлопал по краю зубчатой стены и расхохотался. В этот момент кто-то потянул его за рукав.Это был один из замковых слуг, на сей раз с головой птицы — какой-то очень большой птицы с огромным клювом, вроде грифа или кондора.— Какие проблемы? — поинтересовался Ши. Несмотря на то, что существо вполне определенно поняло вопрос, в ответ оно лишь разинуло крючковатый клюв, издав невнятный шипящий клекот. Ухватив его за руку, оно настойчиво повлекло его за собой, время от времени оглядываясь через плечо, и наконец что-то удовлетворенно прошипело, когда они спустились по лестнице в один из металлических коридоров и Ши лицом к лицу натолкнулся на Полячека. Существо удалилось.— Здоров, Гарольд! — поприветствовал тот его с жизнерадостностью изобретателя, сумевшего вдохнуть жизнь в атомный двигатель космического корабля. — Слушай, в такой дыре без меня вы бы давно пропали. Я нашел тут одного страшилу, у которого есть все, что нам нужно! Единственный затыр в том, что мне ее-то никак не отыскать!— Что все? Кого ее?— Да ту брюнеточку, которая танцевала тут вчера вечером. Единственно, имя узнал: ее зовут Саммарад или что-то вроде того. А насчет «все» ты так и не въехал? Да чем горло полощут — усек, наконец?— Быстро ты тут освоился, а? Ладно: против спиртного не возражаю, а вот насчет подружки зря топчешься. Даже если Руджер и не затащит ее к себе, только чтобы тебя подзадорить. Атлант наверняка отправит ее туда, откуда она прибыла.— Святой Венчеслав! Об этом я не подумал. — Физиономия Резинового Чеха приняла унылое выражение. — Ладно, тогда я состряпаю чары, которые превратят этого гада...— И не думай!— Хорошо, а как на это посмотришь: я иду к Атланту и безо всяких там... не мог бы он выслать мне эту малютку в Огайо. С ее-то фигурой...— Нет! Заморочек у нас и так по горло. Да потом, ты ведь ее совсем не знаешь, Вотси.— Да я...Ши вздохнул.— Для образованного человека у тебя на удивление пролетарская модель сексуального поведения...— Да чего это с тобой? Что же теперь, ложись да помирай? — злобно проворчал Полячек, направляясь вниз по винтовой лестнице, проложенной в одной из башен.Когда все аргументы были исчерпаны, они очутились в чем-то вроде буфетной, где восседало очередное страшилище — субъект с ярко-красной кожей, огромной башкой и короткими ножками, занятый мытьем тарелок. В углу лежал большой, изможденного вида пес с тарелкой в передних лапах. Монстр доставал одну грязную тарелку за другой, бормотал некое заклинание и присвистывал. Пес каждый раз принимался вылизывать лежащую перед ним тарелку. При этом с той, что вынимал домовой, бесследно исчезали остатки пищи.— Ни фига себе! — поперхнулся Полячек. — Как там твой обед себя чувствует?Ши ухмыльнулся.— Брезгливость оставь при себе. Жир с тарелки попадает в желудок собаки без непосредственного соприкосновения.Ковыляя, словно краб, домовой подошел к ним поближе.— Раздобыл, Одоро? — подмигнув, спросил Полячек. — Ему вон тоже надо.— Могу раздобыть, — проскрипел Одоро. — Только деньги вперед, ага? Деньги нужны.Они отправились в лабораторию Чалмерса за деньгами. В ответ на стук за дверью послышалась какая-то возня, и когда они вошли, Флоримель была уже на некотором расстоянии от Чалмерса, причем платье на ней было слегка помято, а вид у обоих несколько виноватый. Без лишних слов доктор выдал им несколько старинных квадратных монет.Когда они направились к себе в комнату, Ши расхохотался.— На эту парочку посмотришь, так вроде это страшное преступление усадить девушку себе на колени!— Он, наверное, никогда раньше этим не занимался, — заметил Полячек.— Ладно, пускай цацкается с этой живой ледышкой, если так хочется. Лично я забираю Саммарад. Заметил, как она строила мне глазки?Домовой почти сразу же присоединился к ним, извлекая из-под мышки небольшой бурдюк, обернутый засаленной, пришедшей в негодность чалмой.Полячек выдал ему несколько диковинных монет, каждая из которых тут же подверглась проверке при помощи зубов, больше похожих на звериные клыки.Когда домовой повернулся, чтобы уйти, Ши остановил его:— Минуточку, Одоро. — Он взял в руки бурдюк. — Хозяин твой не очень-то расположен к спиртному, а?— О да, ужас! Закон пророка!— А что произойдет, если он вдруг узнает, чем ты тут снабжаешь постояльцев?Домовой содрогнулся.— Анафема, по второму классу. Раскалят клещи и кишки рвать будут. — Ухмылка его увяла. — Вы ведь не скажете, нет?— Посмотрим.Одоро побледнел чуть ли не до синевы и принялся неуклюже переминаться с ноги на ногу, все быстрее и быстрее, так что под конец едва не подпрыгивал.— О, только не это! Что угодно для вас сделаю! Сжальтесь! — вопил он. — Нет, не надо вам вина, отдайте!Он заплясал вокруг Ши, пытаясь выхватить бурдюк. Ши поднял тот высоко над головой и быстро отпасовал Полячеку, который принял его, как заправский защитник.— Тихо, тихо, — проговорил Ши. — Не забывай, что я тоже волшебник и запросто превращу тебя в рыжего муравья, если только пожелаю. Это уж как бог свят. Все, что мне нужно, это некоторая информация, и если ты ее нам дашь, можешь ни о чем не волноваться.— Нету у меня никакой информации, — угрюмо пробурчал Одоро. Глазки его так и шастали по комнате, вращаясь на голове, как на шарнирах.— Ах нету? Вотси, пойди-ка разыщи Атланта и расскажи, что за бутлегера* Бутлегер — торговец спиртным во времена сухого закона в США.

мы тут обнаружили. А я пока присмотрю... Э-э, да ты не хочешь, чтобы он шел? Может, ты все-таки кое-что знаешь? Угу? Я так и думал. Ну, так существует ли какое-то пророчество насчет Руджера?— Д-да... да. Ужасное пророчество. Если он выйдет отсюда до полнолуния, то будет с неверными, станет сражаться с истинно верующими. Иль хадму ль'Алла!— Ну вот видишь, как замечательно. Ладно: почему Атлант не позволяет Руджеру отлучаться даже неподалеку? Он ведь колдун, и наверняка знает, как удержать его на определенном расстоянии?— Герцога Астольфа боится. Этот тоже волшебник — гиппогрифа украл.— По крайней мере, хоть что-то прояснилось! Но послушай, если Руджеру так приспичило выйти из замка, почему он не задаст жару самому Атланту? Голову ему там не отрубит, или еще чего?— Не знаю. Клянусь бородой пророка — не знаю. Наверно, Атлант сделал ему что-то такое... ну, сами знаете — с мозгами, — Одоро ткнул себя пальцем в башку, — и управляет, как лошадью. Но у Руджера мозгов не густо, так что особо... э-э... не поуправляешь.Ши рассмеялся.— Я так и думал. Подкинь-ка ему еще никель* Никель — монетка в несколько центов (жарг.).

, Вотси. Ну вот что, Одоро: держись нас и будешь в полном порядке. Кстати, а что Атлант имеет против Флоримели?— Пророчество опять. В волшебной книге вычитал.— Допустим. И что за пророчество?— Он потеряет Руджера из-за воинственной девы, что явится верхом на гиппогрифе.Где-то там, далеко в горах, была Бельфеба. И гиппогриф тоже.— А Флоримель-то тут при чем?— Не знаю. Наверно, хочет превратить ее в воинственную деву, сжечь и фюйть!— Хорошенькое дело! Что за чары он собирается использовать?— Не знаю.— Но ты ведь разбираешься в колдовстве, верно?— Нет, не разбираюсь. Вот Атлант — тот очень сильный волшебник.— Ну ладно. Вотси, может, ты попросишь очень сильного волшебника.— Да не разбираюсь я! Не разбираюсь! Я неграмотный! — запричитал Одоро, опять принимаясь подскакивать на месте.— Может, он и вправду не разбирается, — вступился за него Полячек.— Может. А может, и наврал нам с три короба насчет Руджера. Свободен, Одоро. Ты нас не знаешь, мы тебя не знаем.— Ф-фиу! — присвистнул Полячек, когда за багровой фигурой захлопнулась дверь. — Нервишки у тебя хоть куда, Гарольд. Ну, за твою удачу и мои мозги нам следует треснуть.Ши извлек из громоздившегося в углу комода пару оловянных чашек, вытащил из бурдюка пробку, нюхнул, фыркнул и разлил часть его содержимого по чашкам. Вино оказалось сладким и темным, почти черным, и несколько напоминало портвейн, хотя, по его мнению, для портвейна было крепковато.Потягивая из своей чашки, с видом опытного конспиратора Ши заметил:— Никогда не пытайся расспрашивать наемную прислугу, ничем ее предварительно не удержав. Тебе будут врать обо всем, о чем интересуешься, боссу потом настучат — особенно, если за это платят. А этому субъекту, как ни крути, в нужный момент придется играть за нашу сборную. Единственно, мне очень не нравится его рассказ про всю ту кашу, которую заваривает Атлант.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики