ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Но приглашение остается за мной, – продолжала ворковать Оксана.
Если хотите, то можно посидеть завтра.
– Зачем же откладывать такое хорошее дело на завтра? – возразила ей Мариша.
– Раз запланировали на сегодня, так сегодня и посидим.
Время еще детское.
– Сегодня я устала, да и поздно уже. А вот завтра будет в самый раз, – отрезала Оксана, стерев на миг благожелательную улыбку.
– И что ты думаешь? – спросила у меня Мариша, когда за нашей гостьей захлопнулась дверь.
– Думаю, что ее гости не имеют ничего общего с ее студенческими годами. А еще я думаю, что она не захотела нас к себе приглашать потому, что мы могли увидеть какие-то вещи, которые для наших глаз не предназначены, – сказала я.
Мариша кивнула в ответ и продолжила:
– А еще очень может быть, что ее гость намерен вернуться сегодня ночью.
Или у нее назначено свидание где-то в другом месте и мы ей очень помешали бы.
Недаром она так быстро изменила тон, даже не побоялась, что мы обидимся за столь резкий отказ, так ей важно было не допустить нашего присутствия у нее сегодня. И что из этого следует?
– Что? – уныло спросила я, отлично сознавая, «что» последует за Маришиными словами.
– А то, что раз ей так необходимо было от нас отделаться, то нам надо во что бы то ни стало быть рядом с ней, – ответила Мариша.
Как всегда, ее вывод выбил меня из колеи.
Хотя за время нашего знакомства я могла бы уж и привыкнуть. Но вместо этого я ошеломленно спросила:
– И что же ты предлагаешь?
Могла бы и не спрашивать, уж о такой мелочи, зная свою подругу, я вполне способна была догадаться сама.
Я и догадывалась.
Но знаете, всегда до последнего не хочется верить в то, что твои самые ужасные подозрения имеют под собой вполне реальную почву.
– Во всяком случае, не спать, – подтвердила мои опасения Мариша.
Надо быть во всеоружии, мало ли что мы можем услышать.
А действовать будем сообразно обстоятельствам.
Ничего хуже этого быть не могло.
Даже самый идиотский Маришин план был во много раз лучше стихийно складывающихся обстоятельств.
Мариша тем временем начала деятельно готовиться к возможной ночной вылазке в город.
– Надо решить, во что мы переоденемся, – бормотала она, вытряхивая на кровать весь наш гардероб.
– Если мы напялим на себя что-то бесформенное и намотаем на головы какое-нибудь подобие тюрбана, то можем сойти за местных старух. К ним тут относятся с большим почтением..
– А старушки ходят тут по ночам одни? – спросила я, тоскливо перебирая наши шмотки.
– Вот, вот! – обрадовалась Мариша. – Вопрос по существу. Думаю, что одной из нас придется сменить не только возраст, но и пол.
– И переодеться в мужа данной старушки? – догадалась я.
– Для этого потребуется халат, длинная борода, и вообще вряд ли получится. Ведь мужчины тут лиц не прячут, это тебе не пустыня.
А сколько грима на мою физиономию ни положи, все равно я на старичка буду мало похожа.
– Ты напрасно себе льстишь, – заявила мне Мариша.
– Надо только чуточку постараться, и все будет в порядке.
– Все равно стариком я быть не согласна, – решительно отказалась я. – Если нас остановят, то именно мне придется объясняться, а я поместному ни бум-бум.
– Ты всегда можешь прикинуться глухим, – великодушно предложила Мариша, но я твердо стояла на своем.
– Ладно, – с тяжелым вздохом согласилась моя подружка. – Пусть будут две старушки.
Старушки тоже могут быть глухими, к тому же здесь женщину вообще за человека не считают, поэтому вряд ли обратятся с вопросом.
Мы намотали на себя несколько слоев гостиничных полотенец, а сверху напялили самое темное и бесформенное, что у нас было с собой.
Мариша натянула на себя длинный синий сарафан, прикрыв его вырез черной кофтой.
Когда она согнулась и закашлялась, то эффект был потрясающий.
Казалось, что передо мной стоит столетняя старушенция, которую лучше вообще не трогать, а то рассыплется от времени.
Я выбрала для себя черную юбку в складку, которая за счет намотанных на заднице полотенец несколько перекосилась.
– Будешь делать вид, что тебя радикулит скрутил, – посоветовала мне Мариша.
Под юбку я надела синюю ночную рубашку, которую кто-то забыл в нашем номере, а поверх всего этого меховую накидку с кресла.
В темноте она легко сойдет за безрукавку.
Волосы мы обильно припудрили нашедшимся у Мариши в сумке тальком, сразу же постарев на несколько десятков лет.
После этого я скособочилась, как только могла, и заковыляла по комнате, переваливаясь с ноги на ногу, как утка.
– Блеск! – заключила Мариша.
– Теперь тебе бы еще палку, но ее мы найдем на улице. При этих словах мне стало тоскливо.
– Да чего ты трусишь, – убеждала меня она.
– Если наша блондинка не боится ходить одна по улицам, то чего же нам с тобой бояться?
– У нее пистолет, – плаксиво протянула я, но в это время раздался щелчок замка в соседней двери.
– Пора! – заключила Мариша. – Главное – не забывай ковылять.
Мы выскользнули в коридор, но Оксаны там не было.
Вместо нее обнаружилась какая-то особа в темной одежде, которая спешила к пожарной лестнице.
– Пошли за ней, – потянула меня за рукав Мариша.
– Все это выглядит очень странно.
В этом я с ней была полностью солидарна. Две старухи в длинных юбках, карабкающиеся в ночи по шаткой пожарной лестнице, и в самом деле выглядели бы в глазах отдыхающих весьма странно. А отдыхающих, как назло, было много.
– И чего они все выползли? – злобно бормотала Мариша себе под нос. – Уже спать давно пора. Просто столпотворение какое-то.
Мне было не до обсуждений странностей наших соседей.
Я была занята тем, что старалась не потерять из виду ту особу в черном, которая выскользнула из номера Оксаны и которую Марише приспичило преследовать.
Особа оказалась на редкость проворной и к тому же постоянно смотрела вверх.
Поэтому ползти за ней по лестнице и оставаться при этом незамеченными оказалось невозможно.
– Бегом к лифту! – скомандовала я и первой припустила вперед.
Мариша скакала следом, бубня что-то о необходимости соблюдения осторожности. К лифту мы подлетели как раз, когда из него выходила целая группа туристов с фотоаппаратами и кинокамерами.
Я не успела затормозить и на полном ходу врезалась головой в живот какого-то упитанного дядьки.
Судя по тому, как он охнул, удар был болезненный. Его жена истерично заверещала, но тут, на наше счастье, подоспела Мариша, которая, не особенно вслушиваясь в вопли женщины, запихала меня в лифт, вытолкав оттуда оставшихся туристов, и нажала кнопку первого этажа.
– Ты заметила, что один нас все время фотографировал? – обратилась она ко мне.
– Тебе показалось, – заверила ее я, испугавшись, что после ночной слежки, если мы останемся живы, нам еще предстоит выкрадывать пленку из номера не в меру ретивого туриста.
Но на препирательства о том, кто из нас прав, времени уже не оставалось, так как лифт остановился на первом этаже.
Мы из него вышли и оказались в холле.
– Хромай! – приказала мне Мариша.
Я послушно захромала.
Но вместо благодарности услышала:
– Что ты еле тащишься?! Так мы вовек не догоним ту бабу.
Я начала хромать быстрей, зрелище, должно быть, было душераздирающим, потому что администратор и присутствовавшие гости провожали нас сочувствующими взглядами, а швейцар даже открыл для нас дверь, чего обычно делать всячески избегал.
Выскочив из гостиницы, мы с Маришей мигом забыли о своих хворях и припустили бегом, провожаемые удивленными взглядами все тех же постояльцев.
К пожарной лестнице мы подоспели как раз вовремя, чтобы увидеть, как наша подопечная спрыгнула с нее и, выбрав самый темный и несимпатичный переулок, устремилась в него.
– За ней, – прошептала Мариша, которая к этому времени уже отломала сук от какого-то растения и смастерила из него для меня клюку.
Опираться на клюку и одновременно хромать оказалось значительно сложней, чем просто хромать.
Я убедилась в этом уже через несколько метров. А наша тетка мчалась вперед словно торпеда.
Мы проследовали по целому лабиринту узких улочек, которые были образованы многочисленными сараями и складскими помещениями, выстроившимися вдоль железной дороги.
Место было не из самых живописных, я бы сюда и днем не решилась сунуться, опасаясь заблудиться и остаться здесь навсегда.
Однако дело было сделано, и теперь вся надежда была только на женщину, за которой мы следили.
Теперь только она могла вывести нас из этой путаницы узких проходов и обширных свалок.
– Она тут словно дома, – поделилась со мной Мариша. – Как ты думаешь, что ее связывает с Оксаной?
Почему она вышла из ее номера?
Может быть, это ее очередная сокурсница?
Времени на обсуждение этого вопроса у нас не осталось, так как предполагаемая сокурсница Оксаны остановилась возле невзрачного домика и три раза стукнула в окно. Два раза быстро, потом через небольшой промежуток времени еще раз.
Ей никто не ответил, тогда она подошла к двери и толкнула ее.
Дверь отворилась сразу же.
Казалось, это женщину насторожило.
Но, немного поколебавшись, она все-таки вошла внутрь.
– И что нам теперь делать? – оскорбленно пробормотала Мариша.
Чувствовалось, что поведение загадочной особы задело ее до глубины души.
Я в это время как раз с тоской раздумывала, какого черта мы, две дуры, поперлись провожать какую-то местную тетку до ее дома, куда она и без нас отлично бы добралась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики