ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– И всегда будешь красавицей. А красивая вещь не станет безобразной оттого, что на время покроется, ну скажем, мукой. Да, кстати, кетчеле, я встретил на улице Джулиетт. Она передала для тебя вот это. Хочет, чтобы ты отведала их новую начинку.
– Вот уж кто само очарование, – улыбнулась я.
Джулиетт Лефебр – наша шоколадница. Ее маленький магазинчик «Небесные наслаждения» – по соседству с «Земными радостями», и там на стене тоже весит репродукция Босха. Джулиетт высокая, стройная, ослепительная блондинка, но я прощаю ей красоту за то, что она искренне предана шоколаду. Как я хлебу.
Я осмотрела темно-синюю коробочку. Прошлая начинка была лиловой: нежная, изысканная, ароматная и (конечно!) божественно вкусная. Я не часто лакомлюсь шоколадом, поэтому Джулиетт привлекает меня в качестве дегустатора. Я охотно соглашаюсь. Будь я сладкоежкой, наверняка разорилась бы, потому что без удержу скупала бы все «небесные наслаждения». Говорят, иным покупателям случалось прослезиться от восторга – такой превосходный вкус у этого шоколада. Впрочем, были и такие, кто оплакивал высокие цены. Но как можно сравнивать шоколадное пасхальное яйцо ручной работы с немыслимым количеством всяких завитушек, изготовленное в голландской форме девятнадцатого века, которому и впрямь цены нет, – и незамысловатое изделие какого-то там Коула.
Было раннее утро, и время шоколада для меня еще не настало. Я выпила кофе. Дэниел съел еще один маффин. Ногти у него были грязные. Футболка перепачкана в какой-то смоле. Казалось, он совершил путешествие по Молвании в товарном вагоне – хуже и представить себе невозможно.
– Тяжелая была поездка? – спросила я. Он прерывисто вздохнул.
– Нормальная, но потом еще пришлось таскаться по самым отвратительным закоулкам Балларата и его окрестностям. В конце концов я разыскал ту девчонку, Белинду, ее прятали на старой ферме. На многих фермах по нескольку домов. Этот оказался отвратительной дырой. Никогда не видел такой грязи.
– Она согласилась уйти с тобой?
– Слушалась как овечка. Тощая – чистый скелет, кругом синяки, вся завшивела, а у ребенка, похоже, воспаление легких.
– А кулаки ты разбил, когда махал ей на прощание? – поинтересовалась я.
– Да пришлось объяснить этому деревенскому многоженцу, что он не имеет никакого права удерживать девушку против ее воли. Точнее – тех остатков воли, которые у нее еще сохранились. Их было немного. Эти самозваные мессии лишь с виду грозные, а с настоящим мужчиной связываться боятся. Увы, его харизма на меня не подействовала, – Даниэль презрительно усмехнулся. – Я доставил Белинду с ребенком в больницу, где ее поджидали любящие родственники, а мессией теперь займется местная полиция. Они его арестовали и собирают доказательства вины. Уже немало нашли.
– А теперь – мыться, – распорядилась я, сама налила в ванну воду и насыпала соль с ароматом хвои.
– Но сестра Мэри… – попробовал слабо возразить Дэниел, пока я стягивала с него ботинки и ужасные носки.
– …всегда говорит, что от ожидания хорошие новости становятся еще лучше, – отрезала я решительно. – Мне надо спуститься в булочную. Отмочи-ка хорошенько все свои раны, а потом, как обычно, моя кровать в твоем распоряжении. Я разбужу тебя в три.
И я поспешила вниз.
Не очень-то мне хотелось туда возвращаться, но торговля есть торговля. В булочной все шло как по маслу. Колечко в пупке Кайли поблескивало под коротеньким розовым топом. Джейсон вынимал из печи последний противень с хлебом. От муки на полу не осталось и следа.
– Как там Дэниел? – поинтересовался мальчишка.
– Устал, – сообщила я. – А ты знал эту Белинду, которую он разыскивал?
– Богатая сучка, – буркнул Джейсон. – Таким всегда больше достается, принцессам этим. Хлопот с ними не оберешься. Житье на улице совсем не такое клевое, как они воображают. Она сбежала с этим Дареном Божьим Парнем. Тот еще придурок. Так Дэниел вернул ее?
– Конечно.
Я хотела расспросить его об этом Дарене Божьем Парне, которого Дэниел описал как мессию, но в булочной было дел по горло, я завертелась и забыла.
Большинство жильцов «Инсулы» наведываются к нам утром за хлебом. Кроме мисс Пемберти, конечно, – она все еще на безглютеновой диете с тех пор, как едва не отдала богу душу, отравившись пестицидами. Заглянул профессор; в синем блейзере и фланелевом костюме он выглядел на загляденье элегантно – собрался на ланч в университетский клуб. У него единственного из всех жильцов мебель и обстановка в квартире выдержаны в римском стиле. Это напоминает мне, что в былые времена и впрямь существовала цивилизация. Наблюдая, как ведут себя современные люди, в это трудно поверить. Профессор Дионисий Монк улыбнулся мне и привычно потрепал Горацио по щеке.
– Батон злакового, пожалуйста, Коринна. И еще парочку маффинов. Вижу, Дэниел вернулся.
– Как вы догадались? – удивленно спросила я, заворачивая хлеб.
– По вашей улыбке. Вы всегда так улыбаетесь, когда Дэниел дома.
Ничего от него не скроешь! Не иначе в свое время он был грозой нерадивых студентов, тщетно силившихся придумать причины, почему они не написали к сроку курсовую по Ювеналу.
Вслед за ним заглянула Труди из квартиры «Церера», она убирает у нас в доме и ухаживает за садом. Труди купила несколько булочек и вчерашний батон – для птиц. Она не очень-то жалует голубей, но лелеет надежду, что изобилие корма привлечет в сад пустельгу и та совьет гнездо у нас на крыше.
Но пока эти пичуги предпочитают гнездиться под крышами высотных зданий. Странные вкусы.
С наступлением дня хлопот прибавилось. Но я ни на миг не забывала о том, что наверху в моей квартире спит Дэниел. Разве такое забудешь! Навалившиеся дела отодвинули эту мысль на задний план, но приятное умиротворение осталось. Я отправила хлеб с разносчицей. С прежним нерадивым лентяем я, слава богу, распрощалась и наняла расторопную девятнадцатилетнюю девицу по имени Меган, которая только начинала свое дело. Она разъезжала на неком колесном устройстве с мотором, вроде тех, какие бывают у рикшей, и теперь мой хлеб (1) всегда доставляется точно по адресу и (2) не страдает при перевозке. Кайли засыпала меня рассказами о новых проделках Люцифера, и мы вместе посокрушались о том, что выйдет из этого проказника со временем. Котенок семи недель от роду, который изловчился открыть замок переносной клетки, имеет все шансы оказаться на преступной стезе. Может, нам следовало назвать его Макавити? К моему удивлению оказалось, что Кайли знает, кто это такой.
– Неужели ты читала «Популярную науку о кошках, написанную старым опоссумом»?
– Не-а, я шоу смотрела. И еще кино. Лет в тринадцать я даже пробовалась на роль котенка, но не прошла, сказали: слишком рослая.
Могла бы и сама догадаться. Кайли не читает ничего, кроме сценариев да журнальчика «Подружка». Впрочем, недавно она включила в круг своего чтения еще и журналы по магии викка. Она их покупает у Мероу и повсюду гордо с собой таскает. Ну кто бы мог подумать, что на заре двадцать первого века молодая девчонка вдруг решит заделаться колдуньей?
Я все еще скучаю по «Баффи». Дэниел тоже к ней неравнодушен, так что, надеюсь, вечером мы уделим пару часов этому сериалу. Если, конечно, не появится что-нибудь поинтереснее. Скажем так.
Мы торговали хлебом от утреннего чая до обеда, а когда покупатели схлынули, оказалось, что уже два часа дня. Джейсон взялся за уборку, Кайли подсчитала кассу и переложила нераспроданные батоны на полки для уцененного хлеба и в мешок для «Супов рекой». Я могла преспокойно сидеть сложа руки. Вот и славно!
– Ну как, удалось вам пристроить остальных котят? – поинтересовалась я у Кайли, остановившись на лестнице.
– Мы решили оставить себе Тори.
Что ж, Тори – в самый раз для Кайли и Госс. Это пушистая белая кошечка обожает, когда ее гладят и тискают, и даже готова щеголять с бантом на шее. Подружки окрестили ее в честь своей любимой певицы.
– А Шери возьмет Калико. Только вот на Ваксу пока охотников не нашлось, а на Люцифера и подавно. Просто не знаю, что нам делать.
– Да уж, этому сорванцу любая квартира будет мала, – вздохнула я. – Но – посмотрим, может, Дэниел кого присоветует.
– Вот-вот, он всех знает, – поддержал меня Джейсон. – Вы что, хотите пройти, Коринна? Осторожнее, я еще здесь пол не вытер.
Я всегда чувствую, когда мешаю. И спешу убраться прочь.
Дэниел спал в моей большой кровати. В изгибе его обнаженной мускулистой руки свернулся калачиком Горацио. Они так славно смотрелись вместе, что я не посмела нарушить их сон, а пошла в гостиную и стала разглядывать одежду Дэниела. В отличие от прочих мужчин, которых я знала, он не разбрасывал одежду по всему полу, чтобы другие потом подбирали. По моим подсчетам, за период супружества я потратила не меньше месяца своего драгоценного времени на раскладывание по местам вещей Джеймса, которые он разбрасывал где придется. Надо было мне добавить этот пункт к соглашению о разводе. И выставить ему счет – по сто долларов за час уборки!
Ботинки Дэниела стояли рядышком на газете. Сверху лежала грязная одежда, а куртка висела на крючке за дверью. Сумка притулилась рядом с ботинками. Видно, он пришел ко мне прямо с поезда. Как трогательно!
От нечего делать я сунула нос в газету – в раздел экономических новостей. Читая, я невольно обратила внимание на колонку редактора. Уже не в первый раз там упоминалось о некоей безымянной компании, занимавшейся закладными и пенсиями. Предрекался ее крах. Такие предсказания не больно дорого стоят: обычная шумиха, вроде очередного кризиса на Балканах или кампании против секса на религиозном канале телевидения. Не знаю, почему это всегда вызывает панику. Мне это до лампочки. Противно немного и только.
Работая бухгалтером, я хорошо знала цену подобным газетным «уткам». Я бы сказала: «Ага! С ООО „Икс“ надо держать ухо востро. Давайте-ка побыстрее выведем наш капитал и предупредим клиентов, пусть тоже поторопятся!» Жаль только, что я никак не могу догадаться, о ком идет речь. Хотя разведать это не стоит труда – достаточно позвонить моему бывшему муженьку Джеймсу. Но скорее геенна огненная покроется льдом, чем я пойду на это.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики