науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Александров Сергей Сергеевич
Крылатые танки
Александров Сергей Сергеевич
Крылатые танки
Аннотация издательства: Наши воины горделиво называли самолёт Ил-2 "крылатым танком". Враги, испытывавшие ужас при появлении советских штурмовиков, окрестили их "чёрной смертью". Вот на этих грозных машинах и сражались с немецко-фашистскими захватчиками авиаторы 335-й Витебской орденов Ленина, Красного Знамени и Суворова 2-й степени штурмовой авиационной дивизии. Об их ярких подвигах рассказывает в своих воспоминаниях командир прославленного соединения генерал-лейтенант авиации С.С. Александров. Воскрешая суровые будни минувшей войны, показывая истоки массового героизма лётчиков, воздушных стрелков, инженеров, техников и младших авиаспециалистов, автор всюду на первый план выдвигает патриотизм советских людей, их беззаветную верность Родине, Коммунистической партии. Его книга рассчитана на широкий круг читателей; особый интерес представляет она для молодёжи. // Лит. запись Ю.П. Грачёва.
Содержание
Накануне
Под Тулой и Орлом
Рождение традиции
Эшелоны летят под откос
Прибалтика рядом
Первая награда
Штурмовой натиск
Крылатые танки
У моря
Под крылом - Неман
Весна победная
В мирные дни
Накануне
Рано утром 21 июня 1941 года я поехал в Дом Красной Армии. Здесь должен был состояться партийный актив авиационного гарнизона. Все прибыли вовремя, за исключением представителя округа. Но вот появился и он. В десять ноль-ноль актив начался. Первое слово предоставили прибывшему из округа корпусному комиссару. Он говорил о международной обстановке, о необходимости всемерно повышать боевую готовность, о задачах, которые стоят перед авиаторами. Я слушал рассеянно. Голова была занята другими мыслями: чем вызван приказ о срочном рассредоточении самолетов на полевых аэродромах, о тщательной маскировке стоянок и усилении боевого дежурства? Предстоят учения? Не похоже. Да, чего-то докладчик не договаривал.
В президиум собрания поступило много записок. Корпусной комиссар начал отвечать на них сразу же после доклада. Вот он развернул сложенный вчетверо голубой листок, немного подумал и, улыбнувшись, сказал:
- Многие товарищи спрашивают меня, будет ли война. Отвечаю...
Но ответить он не успел. К нему подошел дежурный по ДКА и вручил телеграмму. Корпусной комиссар внимательно прочел ее, шепнул что-то председателю собрания и, повернувшись снова к сидящим в зале, сказал:
- Извините, товарищи, мне приказано немедленно вернуться в штаб округа.
Партийный актив перенесли на 2 часа следующего дня. Все стали расходиться. Командиры эскадрилий Н. Г. Беличенко, А. С. Бузунов, А. И. Кузнецов и я покидали зал последними.
- Хорошо, что в отпуск не уехал, - сказал Беличенко. - В воздухе грозой запахло.
- Точно! - поддержал его капитан А. Бузунов. - Знакомый пограничник недавно рассказывал мне, что немцы сосредоточили на нашей границе крупные силы.
- Пусть только сунутся! - зло отозвался Кузнецов.- И, обернувшись ко мне, спросил: - Верно я говорю, товарищ полковник?
- Правильно! - одобрительно ответил я. - У нас есть чем ответить ударом на удар. Танки и самолеты превосходные. А о людях и говорить не приходится.
В моих словах не было ни капли преувеличения. На весь мир прогремели имена героев Хасана, Халкин-Гола, Ханко. Мы гордились нашими замечательными летчиками, артиллеристами, танкистами и пехотинцами. Исключительное мужество и высокое мастерство продемонстрировали наши соколы в небе Испании и при штурме линии Маннергейма.
Лично мне довелось участвовать в финской кампании. Я тогда командовал полком дальних бомбардировщиков. Ведущим первого звена у меня был капитан И. В. Голубенков - смелый и хорошо подготовленный летчик. Мне нравилось его упорство в освоении новой авиационной техники и способов ее боевого применения в сложных условиях.
Заговорив о И. В. Голубенкове, невольно вспомнил случай, происшедший с ним в 1938 году.
Наш бомбардировочный полк, базировавшийся под Москвой, готовился к Первомайскому параду. Почти год экипажи отрабатывали групповую слетанность. Все шло нормально. И вдруг за три дня до праздника командир авиабригады полковник М. П. Казьмин объявил мне, что Голубенков отстранен от полетов по состоянию здоровья.
- Но ведь он ни на что не жаловался.
- Мало ли что, лицо у него бледное, нездоровое, - стоял на своем Казьмин.
- Михаил Павлович, - взмолился я, - вы же прекрасно знаете, что такое ведущий. За два-три дня его не подготовишь. Может сорваться вылет всего полка.
- Решение уже принято, - холодно ответил комбриг. - Спорить бесполезно.
Сразу после этого разговора я сел в автомашину и поехал в Москву. Нельзя было допустить, чтобы чье-то ошибочное решение перечеркнуло кропотливый труд всего полкового коллектива, чтобы нас лишили высокой чести пролететь над Красной площадью. С земли за нами будут следить те, чьими руками создана грозная авиационная техника. Каждый из нас жил уверенностью выдержать предстоящий экзамен на боевую зрелость.
Штаб воздушной армии находился на Центральном аэродроме. В приемной адъютант сказал мне:
- Командующий занят.
- У меня срочное дело, - пояснил я.
- Все равно подождите, - ответил он, снимая трубку зазвонившего телефона. Когда адъютант, увлеченный разговором отвернулся, я тихо скользнул в кабинет командующего.
Виктор Александрович Хользунов сидел за столом, склонившись над картой.
Вскинув на меня глаза, спросил:
- Что случилось? - И торопливо добавил: - Садитесь, рассказывайте.
Я подробно изложил командующему историю с заместителем командира эскадрильи Голубенковым. Внимательно выслушав меня, он удивился:
- Неужели так вот просто взял и отстранил?
- Выходит, так. Даже с врачом не посоветовался. Командующий задумчиво шагнул к открытому окну. Свежий ветерок колыхал шторы, медленно приподнимая листки календаря. Вот словно нехотя показалось красное число. Первое мая! Меня словно подхлестнуло:
- Товарищ командующий, неужели по чьей-то прихоти Голубенков не полетит на парад?
- Полетит, полетит, - успокоил меня Хользунов. - А первое место сумеете занять?
- Мы сделали все для того, чтобы никому его не уступить.
- Ну и молодцы, - улыбнулся Виктор Александрович, подавая на прощанье руку. - А комбригу передайте: ведущих звеньев не менять, полком вылетать на парад в прежнем составе.
В штаб бригады возвращаюсь на предельной скорости. Спешу, чтобы упредить полковника Казьмина. А то вдруг вызовет Голубенкова и объявит ему свое совершенно необоснованное решение.
В коридоре перед кабинетом комбрига встречаю Голубенкова. Спрашиваю:
- Что вы здесь делаете? Почему не отдыхаете?
- У меня впереди сплошной "отдых".
- Не знаю, о каких курортах вы мечтаете перед воздушным парадом.
- Мне лететь не придется.
Значит, я опоздал. Ему уже объявили. Стараясь показать, что ничего особенного не случилось, я строго заметил ему:
- На службе не до шуток. У комбрига были? Что он сказал?
- Он сказал, что у меня бледное лицо, что я, видимо, нездоров. Ну и... отстранил от полетов, - дрогнувшим голосом заключил Голубенков. Глаза у него повлажнели. Я хорошо знал характер этого летчика. Никакая физическая боль не выдавила бы у него слезу. Но душевные муки бывают намного сильней.
- Не огорчайтесь, капитан, - успокоил я его. - Вы остаетесь в парадном расчете. Вот вам моя рука.
Через день после разговора в штабе бригады я заглянул на аэродром, чтобы повидать капитана Голубенкова. Нашел его в кругу летчиков. Он рассказывал какую-то забавную историю:
- А вот еще случай. Медведя научили летать.
- Как так? Неужели? - послышались удивленные голоса.
- Очень просто, - с серьезным видом продолжал капитан. - Садится медведь в кабину и по команде запускает мотор. "Выруливай!" - Выруливает машину на старт. "Взлет!"-Взлетает. "Левый разворот!" Ну и так далее.
- Э-э-э, неправда, товарищ капитан! - возражает кто-то. - В воздухе не услышишь команду, поданную с земли.
- Конечно, не услышишь, - соглашается Голубенков. - Потому и обучили попугая подавать команды. Сажали его в кабину, и он выкрикивал: "Взлет!", "Разворот!" и тому подобное. Года два так летали. Слетанная получилась пара. Но однажды...
Капитан сделал небольшую паузу и, когда смех окружающих его летчиков утих, продолжал:
- Однажды полетели они в зону. И посыпались одна за другой команды: "Петля!", "Разворот!", "Петля!" То ли из-за больших перегрузок, то ли по какой-то иной причине попугай вдруг забыл слово "посадка". Твердил одно и то же: "Разворот!", "Петля!" А горючее уже на исходе. Увидел попугай, что стрелка прибора к нулю подходит, похлопал медведя крылом по плечу и говорит: "Ты, Миша, давай крутись, а я полетел"...
От души посмеявшись, летчики снова приступили к занятиям. Забавный анекдот дал им хороший заряд бодрости. А отдыхать в эти предпраздничные дни людям приходилось очень мало. Помимо-учебы, они помогали техникам и механикам готовить материальную часть, тщательно проверяли исправность каждого агрегата.
Наступило 1 Мая. Утро выдалось ясное, тихое. Над аэродромом висело голубоватое безоблачное небо. Вдали за перелеском виднелась деревушка. Над крышами многих домов уже струился дымок. Некоторые хозяйки встали раньше нашего. Мне почему-то вспомнилось детство, захотелось свежих драчен. Моя мать очень хорошо умела их готовить. Не дожила, родная, до этого торжественного дня, не увидит, как ее сын поведет над Красной площадью боевой авиационный полк.
Мысли эти промелькнули мгновенно. Приняв рапорт полкового инженера Н. М. Павлова о готовности самолетов, я приказал построить летный состав. После того как штурман Малыгин уточнил маршрут и время вылета, я дал последние указания и подал команду "По самолетам!".
И вот мы уже в воздухе. Справа от меня звено Голубенкова. Хорошо вижу самолет ведущего, но разглядеть его лицо мешают солнечные блики на кабине. Приближаемся к Красной площади. Командующий В. А. Хользунов летит впереди полка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики