ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Джим! Джим! О, Джим!..» Последний возглас перешел в заглушенное всхлипывание.
Джим совершил ужасный поступок. И теперь он найдет смерть в какой-нибудь пьяной драке или, что еще хуже, опустится окончательно.
Это было тяжелым наказанием для Жанны. Она сама навлекла на его голову такое несчастье. Как была она глупа и лжива, как бессмысленно кокетничала своим равнодушием к нему. Она любила Джима Клайва. Она узнала это слишком поздно, только когда поехала следом за ним.
Но, несмотря на весь свой ужас, Жанна почувствовала горячее желание спасти Джима, хотя бы ценой своей жизни. Ее страх перед Келсом исчез, так же исчез он и перед остальными бандитами за исключением одного Гульдена. Его она не считала за человека, перед ним она была бессильна. Если на других еще можно было как-то повлиять, то на Гульдена уже никогда.
Постепенно ее мучительные мысли улеглись, она успокоилась, и только тупая, тихая боль осталась в ее груди. Прошлое ушло куда-то страшно далеко. Настоящее было ничем. Одно будущее имело значение, потому что там скрывался Джим Клайв. Она не уйдет отсюда. Она пойдет дальше, в Кэбин Галч.
Глава VIII
Прошло три дня. Жанна усердно ухаживала за Келсом, будто и в самом деле была его женой. Почувствовав себя значительно окрепшим, Келс решил тронуться к главному лагерю в Кэбин Галч. Его тянуло туда, и всякое возражение он отклонял с властным нетерпением. Товарищи поочередно должны были поддерживать его в седле. Спустя четыре дня лошади были оседланы и вся поклажа увезена.
За эти несколько дней Жанна убедилась, что ее присутствие разбудило в Келсе давно заглохшую, возможно, почти уже умершую сторону его души. Возле нее он становился совершенно иным человеком. Вероятно, он и сам не замечал за собой подобных превращений. Он принимал уход Жанны с удивлением и благодарностью, но ни разу не проявил жалости или желания помочь ее положению. Видно было, что он безнадежно влюбился в нее. Его странные, красивые глаза следили за каждым ее шагом, и в глубине их зажигался мечтательный огонек, но в ее присутствии он большей частью молчал.
Жанна постоянно ощущала на себе взгляды и других бандитов, большей частью глядевших на нее исподтишка и почти со страхом. Но Гульден и тут представлял собою исключение. Гигант бандит подолгу впивался в нее мрачным неподвижным взглядом, не проявляя никакого любопытства или удивления. Вероятно, женщина казалась ему очень странным существом и его волновали непривычные чувства. Случайно встретившись с ним глазами (а она это старалась делать как можно реже), Жанна внутренне содрогалась, и при этом ей всегда вспоминалась история об одной горилле, укравшей белую женщину. Она никак не могла отделаться от этого воспоминания, и оно играло большую роль в ее дружелюбном отношении к Келсу.
В это утро Келс пожелал надеть свой пояс с револьвером. Кобура и полный патронташ для такого слабого человека, как он, являлись непосильным грузом. Рыжий Пирс настойчиво доказывал это, ко Келс только отшучивался. Все бандиты за исключением Гульдена были преисполнены к нему явным дружелюбием и постоянной заботливостью. Жанна догадалась, почему Келс пристегнул свой револьвер. Он хотел быть каждую минуту готовым защитить ее.
Когда все тронулись, Жанне было приказано ехать впереди Келса и Пирса; последний должен был поддерживать в седле своего атамана. Погонщиками лошадей с поклажей были Бейд Вуд и Французик, Гульден заканчивал кортеж.
Такой порядок сохранился вплоть до полудня. Первый привал сделали на затемненной деревьями душистой полянке. Келс выглядел измученным; его лоб был покрыт клейким потом и изборожден морщинами страдания. Но, несмотря на это, он терпеливо сносил все мучения и весело торопил своих товарищей.
Спустя час они тронулись дальше. Ложбина становилась все длиннее, шире и гористее. Тропинка делалась все шире и глаже. Возвышенность постепенно спадала, о чем можно было судить по более быстрому бегу ручьев и потеплевшему воздуху.
Не проехали еще и половины пути после первого привала, как Келс уже совершенно обессилел. Без поддержки своих товарищей он, вероятно, вывалился бы из седла. Один за другим бандиты поддерживали его. Ехать возле его лошади в согнутом положении и держать всю тяжесть его тела на себе было далеко не легким делом. Жанна заметила, что Гульден ни разу не предложил своих услуг. Ощущение его присутствия позади себя не покидало ее, и время от времени, едва он подъезжал ближе, это чувство усиливалось. Внезапно она почувствовала, что Гульден внимательно следит за нею. Когда же кавалькада остановилась, чтобы устроить лагерь на ночь, Жанну вдруг охватил ужас перед какой-то неминуемой опасностью.
Тут Келс внезапно упал в обморок. Бандиты положили его на одеяла, подсунув под голову седло. Жанна ухаживала за ним, и понемногу он опять пришел в себя.
Час был хлопотливый: одни бандиты разгружали лошадей, поили их и спутывали; другие доставали съестные припасы, таскали дрова и принимались за приготовление еды. Келс жадно пил воду, но от еды отказался.
Улучив удобную минутку, он прошептал:
— Жанна! Я только очень устал… Все время будьте возле меня. В случае чего, сейчас же разбудите меня.
С этими словами от тотчас же закрыл глаза и вскоре погрузился в глубокий сон.
Хорошо сознавая свою красоту, Жанна совершенно не была тщеславна. Она принудила себя быть с бандитами приветливой, любезной и даже немного льстивой. Мужчины моментально отозвались на это. Вначале они вели себя дерзко, фамильярно и грубо. Но увидев, что их намеки и шутки не оказывают на нее никакого впечатления, они разом изменили свое отношение к ней. Совершенно незаметно для себя они попали под ее влияние. Только один Гульден представлял собой резкий контраст и загадку. Сидя у костра и глотая еду по-волчьи, он смотрел на Жанну, точно она была каким-то неодушевленным предметом. Его глаза следили за ней, как глаза дикого зверя.
Жанна чувствовала, что для своей безопасности ей необходимо завязать как можно более дружелюбные и непосредственные отношения с остальными бандитами. Она с грустью и робостью следила за силой своего очарования. Дома ее особа не являлась чем-то особенным, жизнь проходила просто и естественно. Но здесь все выглядело иначе. Для диких сынов одиночества, с их бешеной кровью женщина являлась чем-то бесконечно очаровательным и возбуждающим. Их глаза с непонятной и странной жадностью следили за нею.
Окончив ужин, Жанна сказала:
— Я пойду и спутаю свою лошадь, иначе она забежит куда-нибудь.
— Лучше я пойду, мисс, — сказал ей Вуд. Он еще ни разу не назвал ее миссис Келс. Жанна считала его самым лучшим из всей банды. «Он прожил достаточно, и какая-то часть его жизни не была подлой», — рассуждала она.
— Давайте я схожу, — вставил Пирс.
— Нет, спасибо, я пойду сама, — заявила Жанна.
Взяв веревку, она отважно двинулась по тропинке, как вдруг до ее слуха донеслись тихие, но ясные слова:
— Гульден, какого черта ты идешь туда? — то был голос Рыжего.
Жанна обернулась. Гульден только что собирался последовать за ней. Ее сердце сжалось, колени подогнулись, и она хотела броситься бежать обратно, но тут Гульден остановился и, что-то ворча про себя, повернул в другую сторону.
— Мы следим, Гульден, — продолжал Пирс. — Смотри, иначе мы расскажем Келсу.
Гулкое и злобное проклятие было ему ответом. Жанна бросилась бежать по тропинке, пока наконец их голоса совсем не стихли.
Найдя свою лошадь и перейдя на другую сторону ручейка, Жанна стала пробираться к лагерю между бальзаминовыми деревьями, то и дело пролезая под низко нависшими ветвями елей. Она не торопилась. Так хорошо было побыть одной, вдали от этих страшных людей, от постоянной катастрофической атмосферы. Но, очутившись возле спящего Келса, она почувствовала себя еще легче. Разложив около него одеяла, она храбро приготовилась встретить ночь. Инстинктивно она улеглась так, чтобы иметь возможность быстро схватить его револьвер.
Солнце только что село, и в ложбине было тепло и тихо. Высоко в горах медленно гасли розовые огоньки. Все бандиты занялись работой. Гульден, которого Жанна считала лежебокой, взял на себя наиболее трудоемкую часть работы. Казалось, ему доставляло особенное удовольствие одному таскать громадные балки, которые даже двоих здоровых людей пригнули бы к земле.
Бандиты развели костер в неприятной близости от того места, где улеглась Жанна, но, когда воздух вдруг резко похолодел, она больше не протестовала. Наступила темнота, и, закончив дневные работы, бандиты собрались у костра. В них произошла заметная перемена. Один за другим выискивали они всевозможные предлоги, чтобы приблизиться к ней. В поведении каждого из них сказывалась личная, индивидуальная черточка. Жанна поняла, что движение Гульдена заставило и всех остальных заглянуть в их собственные души. Гульден сидел молча и неподвижно. Освещенный пламенем костра, он походил на гигантского мрачного человека-обезьяну. Он больше не глядел на Жанну. Неужели это бесформенное существо, состоящее из одних мускулов и костей, начало думать? Бейд Вуд делал ей до грубости обнаженные предложения.
— Ах, мисс, — закончил он своим хриплым шепотом, — все мы знаем, что вы не жена Келса. Этот бандит никогда не женится. Он ненавидит женщин. В Калифорнии он даже стал знаменит по этому поводу. Он утащил вас, это ясно… Гульден клянется, что это он пристрелил своих людей, а затем для разнообразия и вы всадили в него пульку. Каждую минуту может произойти свалка… Лучше будет, мисс, если вы сегодня же ночью покинете лагерь… Когда все уснут… Я приготовлю еду и лошадей и довезу вас до какого-нибудь приискового лагеря. Оттуда вы сможете и домой отправиться.
Жанна только покачивала головой. Если бы она и могла поверить Вуду, то все равно было уже поздно. Все предстоящие испытания были ей уже безразличны, поскольку только своими страданиями она могла спасти Джима Клайва.
Бандит по имени Французик то и дело подмигивал влюбленными глазами и проявлял грубую внимательность. Он больше не обращал на своих товарищей никакого внимания, словно их тут вовсе не было.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики