ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Однако, несмотря на искренность его слов, она почувствовала, как вид золота сразу же повлиял на него. Прежний странный ужас охватил ее душу. Едва Келс вышел, как она бросилась подслушивать.
— Всем поровну! — гудел гигант Гульден.
— Э, ребятки! — весело сказал Келс. — А не лучше ли вам сперва поесть?
Насмешки посыпались ему в ответ.
— Я нажрусь золота и буду сыт, — прибавил Бад.
— Ну, как хотите! — ответил Келс. — Бликки, достань со стены весы и принеси их… А кто имеет что-нибудь против того, что к вечеру я отыграю большую часть золота?
И снова насмешки были ему ответом.
— Какой дурак захочет сейчас играть?
— Эй, хозяин, я держу пари за тебя.
— Ха-ха-ха! Смотри, запоешь иначе к заходу солнца.
Затем настала тишина, прерываемая металлическим позвякиванием весов.
— Черт бы тебя побрал, хозяин, откуда ты только узнал об этой куче золота? — спросил Джесси Смит.
— Шпионил. Красавчик был вместе со мной.
— Надо выпить за здоровье Красавчика! — воскликнул один из бандитов.
— А кто отослал почту? — еще раз спросил любопытный Смит. — Все мешки с одним и тем же штемпелем.
— Они идут от одного человека, — ответил Келс. — Все золото проходит через старшину приисков Ольдер-Крика. Люди называют его Оуверлэнд, «Так-и-так».
Услышав это имя, Жанна даже привскочила. Густая краска залила ее лицо. Старого Билла Хоудли, ее дядю, всегда называли так. Неужели бандит говорил именно о нем? Вряд ли; это имя было довольно обычным в горах.
— Я частенько встречал этого Оуверлэнда, — заметил Бад.
— Кто-то проболтался, что легион хочет поохотиться за его золотом, — продолжал Келс. — Я думаю, за это мы можем послать на небо благодарность Рыжему Пирсу. Однако эта история с золотом благополучно сошла для нас. Вероятно, суматоха возле виселицы здорово напугала Оуверлэнда, ибо он решил со следующей же почтой отослать в Баннек свой золотой песок. И это удалось бы ему, не услышь Красавчик случайно этой новости.
Взглянув, Жанна заметила, что и Джим сильно заинтересован рассказом Келса. Однако, ей все еще не верилось, что этот Оуверлэнд был ее дядей…
Наконец Келс уселся за стол, а Бликки встал возле него с весами в руках. Остальные бандиты выстроились в ряд. Джим Клайв отошел в сторону настороженным и сосредоточенным зрителем.
— Всего нам не свешать на этих весах, — заметил Бликки.
— Ну, само собой, — ответил Келс. — Сначала мы поделим только маленькие мешки. Десять делений — десять равных частей… Вытряхивай мешки, Бликки, да поторапливайся… А не то Гульден задохнется от жадности… Пока мы будем делить золото, пусть кто-нибудь сготовит нам завтрак.
— Ха-ха-ха-ха!
— Ой-го-го-го!
— Кто хочет есть?
Бандиты толкались, хохотали и радовались, как школьники.
— Нет, я уж лучше посмотрю, как будут отвешивать мою часть, — заявил Бад.
Рука Келса вздрогнула, и, выхватив револьвер, он тяжело стукнул им по столу.
— Ты не доверяешь моей честности, Бад? — быстро и резко спросил бандит.
— Брось, хозяин, я просто сболтнул.
Это столкновение вызвало едва заметную перемену в настроении бандитов. Веселость и шутки прекратились. Гульден и его команда ближе подошли к столу. Лица сделались напряженными, хмурыми и подозрительными.
Скоро Келс закончил раздел золота, высыпанного из маленьких мешков.
— Это тебе, Гульден, — сказал он и подал великану один из мешков. — Джесси… Боссирт… Пайк… Бади… Бринерман… Бликки.
— На, Джим, будь с нами заодно, — добавил он, бросая ему мешок. Джим нагнулся, чтобы поднять его.
— Теперь один для Красавчика и один для меня, — продолжал Келс. — Бликки, выверни большой мешок!
И внезапно глазам Жанны представилась громадная груда золота. Глаза бандитов загорелись желтыми огнями. Казалось, какая-то угроза витала над их головами. Движения Келса сделались резкими и порывистыми. Большие капли пота выступили у него на лбу, руки задрожали.
Вскоре были поделены и большие мешки. Напряженность спала с лица бандитов. Однако они все еще не могли успокоиться и походили на свору ищеек. Вдруг Бликки перегнулся через стол и сильно стукнул кулаком.
— Хозяин, я кое-что вспомнил, — сказал он.
— Ну так валяй, — ответил атаман.
— Будет Гульден делить свой слиток?
— Да, если он честный парень.
Бандиты громкими криками поддержали замечание Келса. Гульден тяжелым шагом подошел ближе.
— А разве я не имею права по собственному усмотрению делать некоторые дела, если мне этого хочется? — спросил он.
— Нет. Я разрешил тебе только одно: убивать, когда тебе это захочется… Вот наше условие.
— А для чего убил я?
Никто не ответил ему.
— Я хорошо помню, что я сказал, и поэтому оставлю этот слиток у себя.
Одно мгновение царила угрожающая тишина.
— Вот как? Теперь его карты открылись, хозяин, и все, что ты велишь — будет исполнено! — раздраженно сказал Бликки.
— А, пусть его! — презрительно ответил Келс. — Я отыграю этот слиток у него и поделюсь с бандой.
Громкое «ура» было ответом на его слова, и только Гульден мрачно уставился в одну точку. Келс поднялся, и своей красивой сильной рукой помахал у него под носом.
— Я выиграю твой слиток! — воскликнул он. — Говори, согласен ты или нет?
— Вперед! — вдруг взревел Гульден и со страшной силой швырнул золото об стол.
Бандиты, толкаясь и бранясь, старались отвоевать наиболее близкие места за столом.
— Я участвую в этой игре! — крикнул Бликки.
— Все мы примкнем к ней, — заявил Джесси Смит.
— Валяй! — согласился Гульден.
— Но невозможно же играть всем сразу, — запротестовал Келс. — Давайте разделимся на две партии.
— Нет!
— Ну в таком случае, пока я буду грабить одних, другие пусть отправляются завтракать.
— Правильно сказано — грабить, — многозначительно воскликнул Бад. — Ты очень точно стал выражаться, Келс. Мне кажется, что за этой игрой следует смотреть в оба.
— Это второй раз, Бад, — гневно и с угрозой ответил бандит. — Берегись третьего раза.
— Ребята! Тяните, кто будет сейчас играть и кто потом! — крикнул Бликки, швыряя на стол колоду карт.
С поспешностью, словно они тянули жребий на жизнь или смерть, бандиты бросились к картам. Бад, Бриверман, Джесси Смит и Бади Джонс оказались не включенными в игру.
— Бади, вы можете распрячь лошадей и выгнать их пастись.
Бад скроил кислую физиономию, но два других охотно отправились исполнять приказание. И игра началась; только один Клайв стоял в стороне. Все бандиты молчали; время от времени их руки протягивались над столом, и фигуры настороженно склонялись вперед. Бликки сидел, словно околдованный, жадный и напряженный. Джесси Смит был холодным и хитрым игроком; Боссирт и Пайк — два мерзавца, которых Жанна почти совсем не знала, совсем потеряли головы. Постепенно Келс превратился в странного, слабого, охваченного азартом человека; он всегда выглядел таким, когда садился играть в карты.
Вышедшие к лошадям бандиты вернулись, неся за собой тяжелые тюки. Порывисто вскочив, Бад побежал к ним и вернулся к столу, держа в руках бутылку с виски.
— Виски! — воскликнул Келс. — Уберите его! Мы не можем играть и пить в одно и то же время.
— А ты посмотри на меня! — ответил Бликки.
— Пусть их пьют себе, — заявил Гульден. — Тем скорее мы заберем их золото и тогда сыграем с тобой.
Келс не сказал больше ни слова. Игра продолжалась и он становился совершенно другим человеком. И сам не замечая того, он начал пить. Страх Жанны увеличился. Она чувствовала надвигающуюся катастрофу. Что думал Джим в эту минуту? Вспомнив его лицо, она поняла, что он испытывает то же самое.
Пролежав долгое время на своей постели, Жанна все сильнее и сильнее ощущала какую-то странную тягу наблюдать за Келсом и Гульденом. Под конец эта потребность сделалась просто невыносимой. Ее судьба и жизнь зависели от этих двух игравших мужчин.
Встав, она подошла к своему месту наблюдения, и то, что она увидела, наполнило ее внезапным ужасом. Почти незаметная и неуловимая перемена в Келсе теперь выделялась с резкой и устрашающей отчетливостью. Груды золота, равные шансы играющих и пьяная отрава в черных бутылках — все это превратило каждого бандита в игрушку его собственных диких страстей. Исключением являлся только Гульден. Он был такой же, как и всегда. Но при взгляде на окружающих холод пробежал по телу Жанны. Келс был мертвенно бледен и восторжен. Нетрудно было понять, что он выигрывал. Бликки осатанел от злости. Джесси Смит выглядел еще мрачнее и свирепее, чем обычно, но его хладнокровие исчезло. Ненависть светилась во взгляде, которым он окидывал Келса, когда тот требовал от него золота. Бади Джонс и Бриверман чуть не падали в обморок от жгучего нетерпения в ожидании своей очереди. Бад тоже сидел за столом, и его лицо исказилось от какой-то внутренней страсти. Жанна видела, что он проигрывал. Проигрывали также Пайк и Боссирт; хмуро стоя в стороне, они следили за своими тающими запасами золота с болезненной ревностью и злостью. Охваченный этой напряженной атмосферой, Джим стоял, нервно стиснув кулаки; его лицо побледнело, глаза сверкали. А игра продолжалась. С громким треском летели карты, кулаки яростно ударяли по столу, слышались глухой стук кожаных мешков с золотым песком, свирепые проклятия проигравших и грубые взрывы радости сгребавших золото счастливчиков.
Вдруг Бад вскочил и, перегнувшись через стол, сжав дрожащими пальцами свои карты, с искаженным яростью лицом и горящими глазами уставился на Келса.
— Вот! — хрипло крикнул он, страстно швыряя ему свои карты.
— Ни к черту не годятся! — насмешливо ответил Келс. — Нет ли чего получше?
Бад низко перегнулся, стараясь заглянуть в карты Келса. Затем, побелев, он выпрямился и уставился на него.
— Ты разорил меня… Ограбил… у меня ничего больше нет! — с пеной у рта гаркнул он.
— Не было ничего легче добиться этого. Проваливай вон из игры! — с ликующим презрением ответил Келс. Его охватил не азарт, а страсть остаться победителем.
— Ты плутуешь! — вне себя крикнул Бад.
Это обвинение подействовало на окружающих, как электрический удар. Глубокая тишина прерывалась тяжелым дыханием.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики