ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Эльке пришлось заглянуть к Брютнеру. Шеф сидел, развалившись в кресле, просматривал прессу и попивал кофе с молоком. Увидев Эльку, он грозно спросил:
– Где профессор Кеплерс?
– Я не его жена, – без почтения ответила Элька, – поэтому не знаю.
Брютнер побагровел.
– Это переходит все границы, Шрепп! Кеплерс, никого не известив, не появился на работе! Я так и знал, что рано или поздно он выкинет подобный фортель!
Покинув кабинет директора, Элька попыталась связаться с Ульрихом, но потерпела фиаско: она лишь услышала из трубки протяжные гудки, которые сменялись бодрым голосом профессора, извещавшего при помощи автоответчика, что его нет дома. Неужели Ульрих до такой степени увлекся торфяной мумией, что забыл обо всем на свете? Раньше за ним подобного не наблюдалось. Элька припомнила его взволнованный голос, когда он утром звонил ей: профессор утверждал, что ему стала известна небывалая сенсация.
Когда через час профессор так и не появился на рабочем месте, Элька приняла решение.
– Прикроешь меня, – сказала она Йохану, – если я понадоблюсь Брютнеру. Съезжу к Ульриху и доставлю его в полицайпрезидиум, иначе у него будут большие неприятности.
В трехэтажном доме в Поппенбюттеле, где проживал Кеплерс, Элька долго жала кнопку домофона, но профессор не откликался. Эльке повезло: из подъезда вышла пожилая дама, и, воспользовавшись этим, комиссарша зашла внутрь. Взлетев на последний этаж, она остановилась около серой деревянной двери, рядом с которой на стене красовалась бронзовая табличка: «Prof. Dr. Ulrich Kep– plers». Бородатый эксперт обитал в апартаментах один.
– Ульрих, открывай! – нажимая кнопку звонка и тарабаня в дверь, потеряв терпение, крикнула Элька. А потом начала прикидывать: если он не дома, то где? Все еще с профессором Клостермайером?
Элька набрала номер телефона историка, но компьютерный голос сообщил, что ее не могут соединить с желаемым абонентом. Элька, усевшись на ступеньку, задумалась. В голове крутилась мысль, что происходящее весьма подозрительно. Она очень хорошо изучила характер Ульриха за годы совместной работы с ним и знала, что профессор Кеплерс не пренебрегает работой: он ни разу не болел и всегда был крайне пунктуален.
Комиссарша снова принялась звонить и стучать, и тут ее внимание привлек коврик около двери. Обыкновенный коврик для вытирания ног – из серого войлока, с изображением трех развеселых лягушек. Элька нагнулась и внимательно изучила странные пятна, покрывавшие его поверхность. Грязь? Или кровь?
Решение созрело мгновенно: в случае улик, указывающих на совершенное преступление, комиссар полиции имеет право проникать в помещение и без ордера на обыск. Элька, вытащив из кобуры, висевшей под легкой курткой, пистолет, нанесла удар ногой по двери в квартиру профессора. После третьего удара та, затрещав, открылась.
Элька прошла по небольшому коридору, заглянула в кухню и не обнаружила ничего подозрительного. Разве что удивил царивший здесь беспорядок – всюду раскиданы кастрюли, ложки, вилки, упаковки с продуктами.
В одной из комнат Элька наткнулась на подлинный хаос – книги вывалены с полок, одежда разбросана. Комиссарша поняла: в квартире кто-то похозяйничал, и отнюдь не профессор. Она осмотрела ванную – та же история: флаконы, предметы гигиены выляются на полу, грязное белье вытряхнуто из соломенной корзины, и даже стиральная машина отодвинута от стены.
– Ульрих! – позвала Элька, прислушиваясь к тишине – профессор мог стать жертвой грабителей и нуждаться в медицинской помощи.
Она подошла к двери кабинета, который одновременно служил профессору спальней, и толкнула створку. Тихо скрипнув, та отворилась, и Элька увидела ужасную картину: под потолком, на крюке от люстры, висел профессор Кеплерс. Комиссарша бросилась к нему и, схватив стул, встала на него, попыталась нащупать пульс. Рука профессора была холодной, а его тело уже выказывало признаки трупного окоченения.
Комиссарша ошеломленно опустилась на пол, стараясь не смотреть на мертвого Ульриха. У него не было причин кончать с собой, причем таким страшным образом!
И тут Элька поняла: профессор вовсе не совершал самоубийства, его убили! Иначе как объяснить бедлам в квартире? Элька вытащила мобильный и позвонила в отдел.
Йохан в сопровождении нескольких экспертов не заставил себя ждать. Элька за это время успела осмотреть квартиру и убедиться в том, что неизвестный или неизвестные буквально перевернули здесь все вверх дном. Она обратила внимание, что исчез ноутбук профессора, зато бумажник с кредитными карточками и ста двадцатью евро лежал на видном месте. Убийца к нему не прикоснулся, значит, в доме побывали вовсе не грабители. Но тогда кто?
Элька спросила у экспертов, принявшихся собирать улики:
– Каково ваше мнение – суицид или убийство?
– Пока окончательный вывод делать рано, – ответил один из криминалистов, – однако веревка слишком короткая, и способ, которым она затянута вокруг горла профессора, вызывает подозрения. Похоже на то, что кто-то на скорую руку пытался инсценировать самоубийство. Да и профессор сопротивлялся, пытался выбраться из петли.
Другой эксперт поднял стул и, с сомнением качая головой, заметил:
– Слишком низкий. Встав на него, невозможно просунуть голову в петлю, она ведь находится у самого потолка.
Элька, стрельнув у Йохана сигарету, спустилась на улицу и закурила. Она завязала с дурной привычкой много лет назад, но смерть профессора Кеплерса выбила ее из колеи. Нет, не смерть, а убийство! Кеплерса намеренно лишили жизни! Но зачем? Профессор был безобиден, как шмель. В то, что он стал жертвой ограбления, Элька ни секунды не верила, все указывало на то, что преступник искал в квартире профессора нечто определенное.
Последним, кто видел профессора живым, был его приятель Вернер Клостермайер. Элька, швырнув сигарету на асфальт и раздавив ее ногой, решила не терять драгоценное время, ведь раскрыть убийство по горячим следам проще всего. Хотя с момента смерти Ульриха прошло уже не менее шести-семи часов, как сообщили ей эксперты... Эх, и ее последний с ним телефонный разговор завершился сумбурно, профессор все твердил про какую-то сенсацию, а уставшая и сонная Элька его не слушала...
Профессор Клостермайер по-прежнему не отвечал на телефонные звонки, поэтому Элька отправилась в его бюро. По дороге она перебирала возможные версии убийства Ульриха. Нападавший явно хотел что-то узнать от профессора, и времени у него было в обрез, иначе бы он обставил «самоубийство» гораздо более тщательно. Скорее всего, убийца понимал: полиция быстро поймет, что имеет дело со спланированным злодеянием. Причина убийства? Ульриху мог отомстить один из бандитов, который угодил за решетку благодаря его показаниям в суде.
Еще издали Элька увидела пожарные машины. Проезд преграждали дорожные полицейские. Бросив свой «Форд-Эскорт» в неположенном месте, Элька выскочила из салона, подошла к молодому полицейскому, предъявила удостоверение и спросила:
– Что здесь произошло?
– Пожар в одном из университетских зданий, – ответил тот, пропуская Эльку.
Комиссарша подошла к корпусу, в котором была вчера вместе с Ульрихом и профессором Клостермайером. Вокруг сновали пожарные, с крыши здания поднимался густой сизый дым. Дама средних лет, которая, как выяснилось, была работницей одного из секретариатов, на вопрос Эльки ответила:
– Загорелось бюро профессора Клостермайера. Причем так неожиданно! У профессора был посетитель, и, едва он ушел, все и началось!
– Посетитель? – насторожилась Элька. – Вы сможете описать его внешность?
Дама охотно стала вспоминать:
– Я видела его со спины. Кажется, это был мужчина. Невысокий. Впрочем, может, все-таки высокий... Худой... Ну, не совсем чтобы тощий, но и не полный. Волосы то ли темные, то ли светлые... Не исключено, что он вообще был лысый...
Более бестолковой свидетельницы, чем эта женщина, Элька не встречала. Она не могла даже сказать, когда именно посетитель вышел от профессора!
Пожар удалось локализовать, и Элька узнала, что возгорание произошло практически одновременно в двух местах – в кабинете профессора Клостермайера и в подвальном помещении. Обугленное тело профессора вынесли из здания, Элька мельком взглянула на него. Клостермайер, как и Ульрих Кеплерс, – тут она совершенно не сомневалась – стал жертвой убийства.
Уже в полицайпрезидиуме Элька узнала, что в подвале пострадал только один зал, в котором находилась торфяная мумия. Уже после первичного осмотра эксперты пришли к выводу, что пожар не был случайностью: некто устроил его, щедро полив стены бензином.
Сотрудники отдела по расследованию убийств были в подавленном настроении. Погиб их коллега, причем всеми уважаемый и любимый. До позднего вечера Элька опрашивала соседей Ульриха, но свидетелей, видевших что-либо важное и полезное для следствия, не нашлось. Она вернулась домой далеко за полночь, чувствуя себя отвратительно. В то, что Ульриха больше нет, никак не верилось. Профессор убит, а она, комиссар полиции, пока не в состоянии сказать, кто это сделал.
Уже лежа в кровати, Элька заметила, что автоответчик ее мобильного зарегистрировал голосовое сообщение. Элька решила прослушать его – вдруг в нем содержится что-то, способное пролить свет на смерть Ульриха. Она не ошиблась: комиссарша буквально подскочила (а Ангела Меркель, снова устроившаяся у нее на коленях, плюхнулась на пол), когда раздался взволнованный голос Ульриха Кеплерса:
– Элька, я должен с тобой немедленно поговорить, так что возьми трубку! Это касается торфяной мумии и того, что мы обнаружили в золотом тубусе. Это не телефонный разговор, поэтому свяжись со мной как можно быстрее. Не думай, что я сошел с ума, но... Извини, кто-то звонит в дверь! Наверняка Вернер! Я свяжусь с тобой в течение часа, пока. И запомни – это перст Божий!
Элька, глотая слезы, не меньше десяти раз прослушала сообщение, можно сказать, с того света.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики