ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Оно пришло в семнадцать часов пятьдесят семь минут, а эксперты уверены, что смерть Ульриха наступила между шестью и половиной седьмого вечера. Тот, кто позвонил в дверь, человек, которого Кеплерс впустил к себе в квартиру, был не профессор Клостермайер. Это был убийца!
События прошедшего дня выстраивались в четкую схему, в центре которой находилась торфяная мумия. От нее после пожара ничего не осталось, некто, обильно полив ее бензином, уничтожил Антона. А до этого убил Кеплерса и Клостермайера.
Комиссарша Шрепп в очередной раз прокляла себя: если бы она только выслушала Ульриха, все было бы иначе! Ну почему убийце потребовалось уничтожить мумию, а вместе с нею и обоих безобидных ученых?
Ответ был очевиден: он хотел завладеть тем, что хранилось в золотом футляре. Что же такого ценного могло там лежать? Листы какой-то рукописи? Какой? И как убийца мог узнать о находке? Ах да, ведь Клостермайер говорил, что консультировался с коллегами. Убийца – один из его научных конкурентов? Нет, тот, кто без колебаний устранил двух человек и устроил пожар в университете, судя по всему, является профессионалом в подобных вещах.
Элька прошла в кабинет, и первое, что бросилось ей в глаза, было пришедшее по факсу сообщение. Комиссарша, схватив листок, сразу поняла: у нее в руках еще одно послание с того света. Ульрих Кеплерс отправил его в восемнадцать часов одну минуту. Летящим почерком Ульриха посередине листа было выведено: «Перст Божий. Да будет воля твоя!»
Вертя бумагу так и сяк, Элька пыталась сообразить, что же такое означает надпись. Похоже на цитату из Библии. Выйдя в Интернет, комиссарша быстро узнала ответ: фраза содержалась в Нагорной проповеди Иисуса Христа, которую изложил в шестой главе своего Евангелия апостол Матфей.
Итак, Ульрих Кеплерс написал библейскую фразу в то время, когда в его квартире хозяйничал убийца. Всего через несколько мгновений профессор был убит. И наверняка он уже знал, какая участь его ожидает. Улучив момент, он отправил ей сообщение по факсу. И оно должно разоблачить убийцу. Наверняка если бы Ульрих знал имя злодея, то написал бы его. Если он этого не сделал, значит, он не знал, с кем имеет дело. Но для чего неизвестному человеку лишать Ульриха жизни, а затем отправляться в университет, чтобы убить другого профессора, устроить пожар и уничтожить торфяную мумию?
Все неизбежно вело к золотому тубусу с письменами, чудом сохранившемуся в течение семисот лет в болоте. Элька с трудом могла представить себе, чтобы кто-то решился пойти на столь жестокие преступления ради какого-то старинного документа. С другой стороны, если за этим скрывается некая сенсация, как сообщил Ульрих... Но что за сенсация? Каково было содержание документа? Черновой вариант «Божественной комедии» Данте? Путь к сокровищам императора Фридриха Барбароссы? Булла, лишающая какую-нибудь и поныне правящую династию права на престол? Но как комиссар полиции Элька знала: многие коллекционеры древностей готовы ради раритета продать душу дьяволу, а некоторые из них способны даже на убийство.
Надо же, какое стечение обстоятельств! Если бы тетушка Иоганна умерла на день позже... если бы машины на торфяных разработках попросту перемололи останки... если бы дети не решили прогуляться на болота и не нашли бы мумию... если бы она не проинформировала Ульриха...
Ранним утром следующего дня Элька прибыла в полицайпрезидиум, чтобы ознакомиться с отчетами экспертов. Она внимательно изучала сообщение об осмотре места убийства Ульриха, когда на столе у нее зазвонил телефон. Директор Брютнер пролаял в трубку:
– Шрепп, немедленно жду вас у себя!
Элька подивилась тому, что начальство пожаловало спозаранку. Обычно Брютнер прибывал в начале одиннадцатого, а сейчас часы показывали половину восьмого.
Директор, сцепив руки в замок на животе, встретил ее тяжелым немигающим взглядом. Не поздоровавшись и не предложив ей сесть, он спросил:
– Шрепп, как продвигается дело по факту смерти Кеплерса?
– Я как раз изучаю отчеты экспертов, – ответила комиссарша. – Господин директор, я должна вам сказать... на мой взгляд, гибель профессора Кеплерса и смерть профессора Клостермайера взаимосвязаны...
– А с чего вы взяли, что между этими двумя убийствами имеется связь? – удивился, ударяя ладонью по столу, Брютнер.
– Это очевидно, – буркнула Элька, – они работали вместе над... одним проектом...
– Вы имеете в виду торфяную мумию? – брезгливо заметил директор. – И что из того?
– И Ульрих, и профессор Клостермайер были уверены, что мумия, вернее, некий документ, обнаруженный ими в золотом тубусе, имеет чрезвычайное значение для хода истории, – сказала Элька.
Брютнер хмыкнул:
– Мумия, безусловно, занятный экспонат, но не более того, зарубите это себе на носу, Шрепп.
– Как же объяснить то, что оба профессора были убиты с промежутком всего в несколько часов, а мумия сожжена? – спросила Элька.
Брютнер вперил в подчиненную хищный взгляд и промолвил:
– Шрепп, вы, как всегда, ошибаетесь! У вас слишком богатое воображение! Да, профессор Кеплерс был убит, отрицать это бессмысленно. Но кто вам сказал, что был убит и Вернер Клостермайер?
– Эксперты пришли к выводу, что на него напали, оглушили и оставили умирать в горящем кабинете! – выпалила Элька.
Директор холодно взглянул на нее.
– Я, в отличие от вас, Шрепп, беседовал с экспертами лично, и они не исключают следующее развитие событий: Клостермайер в результате падения ударился затылком, потерял сознание и задохнулся. Чем вас не устраивает такой поворот, Шрепп? Или вам обязательно требуется убийство, причем двойное? Да еще приплетаете к этому некую тайну торфяной мумии! Вот что я вам скажу, Шрепп, – продолжил наглым тоном директор, – я уже говорил с комиссаром Хайкером-Мором. И он согласен с моими выводами!
Еще бы, подумалось Эльке, Йенс Хайкер-Мор никак не может успокоиться, что должность старшего комиссара досталась не ему. Он был верным вассалом директора и ради того, чтобы посрамить Эльку, готов на все.
– Ну надо же! Он согласен! – пробормотала Элька.
– Вы что-то сказали, Шрепп? – рявкнул Брютнер. – Так вот, я уверен, что события развивались следующим образом: Клостермайер, которому в голову ударила слава, решил избавиться от Кеплерса, которого именно вы, Шрепп, вовлекли в свою авантюру с торфяной мумией. Кто знает, что именно они не поделили, возможно, Клостермайер хотел продать пресловутый золотой тубус на черном рынке, а Кеплерс противился этому, или они попросту не смогли договориться о доле, кому какая полагается. Поэтому Клостермайер убил Кеплерса, инсценировав самоубийство. Судя по тому, что в квартире последнего царит хаос, историк что-то у него искал, возможно украденный тубус или содержавшийся в нем документ. Затем, чтобы отвести от себя подозрения, он решил устроить пожар в университете, в своем бюро, однако в результате несчастного случая сам стал его жертвой. Убийца мертв, дело закрыто! Что скажете, Шрепп?
– Чушь, – коротко прокомментировала версию директора Элька.
Карстен Брютнер, краснея, заявил:
– Я так и знал, что вы не согласитесь с этой единственно верной версией, Шрепп! Известно ли вам, что в бюро Клостермайера найдены остатки веревки, которой был задушен Кеплерс, а также нож, при помощи коего ему были нанесены ранения?
– Их там оставил убийца, пытавшийся лишить жизни Вернера Клостермайера, – сказала Элька.
Тяжело вздохнув, Брютнер спросил:
– А улики у вас имеются, Шрепп?
– Пока нет, но в ближайшее время... – начала Элька, однако директор перебил ее:
– В самое ближайшее время, Шрепп, этим делом займется комиссар Хайкер-Мор. Вы же, Шрепп, отправитесь в отпуск!
– Я не собираюсь... – заговорила Элька, но Карстен Брютнер отрезал:
– Не забывайтесь, Шрепп, пока что я – ваш начальник! Понимаю, смерть профессора Кеплерса стала для вас тяжелым ударом. Подумайте о том, что если бы не вы с вашей торфяной мумией, то он был бы сейчас жив.
Кровь бросилась Эльке в голову. Произошло то, что случалось крайне редко, – она потеряла контроль над собой. Комиссарша подскочила к Брютнеру, сшибла с его носа очки и, утробно рыча, начала трясти того за плечи. Вжавшись в спинку кресла, директор выпучил глаза, раскрыл рот и завопил:
– Помогите, она убивает меня!
На его зов в кабинет влетела секретарша. Элька, приступ ярости у которой уже улетучился, отпустила Брютнера. Тот, кашляя, нагнулся за очками и, криво водрузив их на свой длинный нос, прошипел:
– Шрепп, вы окончательно обезумели! Слава богу, что имеются свидетели! С этой секунды вы отстраняетесь от работы. Все дела сдадите комиссару Хайкеру-Мору. Уверяю вас, ваша выходка будет иметь далеко идущие последствия!
Элька, сожалея о том, что на несколько секунд утратила самоконтроль, швырнула на стол Брютнеру удостоверение и табельное оружие.
Поправив галстук, Брютнер произнес:
– Можете быть свободны, Шрепп! Я окончательно убедился в том, что вы – сумасшедшая. Да, да, вы – чрезвычайно опасная личность!
Уже стоя на пороге кабинета, Элька услышала гадкий смешок Карстена Брютнера и его ехидное замечание:
– Шрепп, может, вам наконец-то попробовать с мужчинами? Тогда, глядишь, и не будете такой фрустрированной и агрессивной!
Втянув голову в плечи, Элька сжала кулаки и, закрыв глаза, медленно досчитала до десяти. Критический момент миновал, и желание оторвать Брютнеру голову, не думая о последствиях, прошло.
В течение следующих пятнадцати минут она сдала не скрывающему улыбки комиссару Хайкеру-Мору текущие дела, попрощалась с потерявшим дар речи Йоханом и покинула здание полицайпрезидиума. Но вместо того чтобы отправиться домой, Элька порулила в криминалистическую лабораторию, где работал профессор Кеплерс. Ее встретили как старую подругу. Один из экспертов с сожалением сказал:
– Только что звонил Брютнер, распорядился ни за что не контактировать с тобой и пригрозил каждому, кто нарушит его распоряжение, увольнением.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики