ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен

 




Фридрих Незнанский
Слепая любовь


Из дневника Турецкого Ц




«Слепая любовь»: АСТ, Олимп, Харвест; Москва; 2008
ISBN 978-5-17-04553
Аннотация

Интернет… Это величайшее изобретение человечества установило простейшие коммуникационные связи между отдельными людьми, но оно может приносить не только добро и прогресс. В руках преступников Интернет способен стать мощным орудием уничтожения личности, подавляющим в человеке самое светлое чувство – любовь…
Александр Турецкий возглавляет после ранения охранно-розыскное агентство «Глория». Выполняя просьбу заместителя генерального прокурора Меркулова, своего старого друга, известного юриста, он пытается разобраться, что происходит в семье последнего.
И вместе со своими коллегами он впервые сталкивается с новыми видами преступлений, о которых многие еще до сих пор не догадываются.

Фридрих НЕЗНАНСКИЙ
СЛЕПАЯ ЛЮБОВЬ

Пролог Звонок другу

— …Славка, так ты мне друг или как?
— Саня, что-то я давно не слышал от тебя таких глупых вопросов… Откуда сомнения?.. Э-э-э! Постой, а ты часом не… Нет? Точно?.. Звонишь-то сейчас откуда?
— Да из дома, успокойся.
— А-а-а… Я уж подумал… Ну ладно, какие проблемы?
— Если я к тебе приеду, примешь?
— Ага, значит, все-таки я прав… Неладно, как говорит твой друг Отелло, в Датском королевстве?
Турецкий раскатисто захохотал:
— Вот за что тебя обожаю, Славка, так это за твое великое умение вовремя поддержать друга простой житейской мудростью. Так примешь?
— А ты там себе уже налил? В гордом одиночестве, что ль?
— Ирка с Нинкой в театре. А я отказался, тошно чего-то.
— Понятно, Саня… Ну, давай, коли так. Только, ты уж извини, у меня по части выпивки однообразно: спиртяга на кедровых орешках. Есть кое-что и на полезных корешках. Но коньяков больше не потребляем. Будь!
Турецкий услышал легкий стук в трубке — это, следовало понимать, Грязнов «чокнулся» с ним своим стаканом. И Александр Борисович ответил тем же. Выпил четверть стакана коньяку, сунул в рот дольку лимона, поморщился: сахарного песку в доме не оказалось, а идти за ним в магазин желания не было. В доме — две женщины, а сахару нет. Вот пусть сами и ходят. Славка — было слышно — чем-то вроде как хлюпнул.
— Чем закусываешь? — ревниво спросил у Грязнова.
— Да икорки тут подкинули… полведерка… Велел лососевой, а они, черти, кетовую… Вот заразы, думают, если тут сижу, так уж совсем…
— Так нет же разницы!
— Саня, это ты у себя, в Москве, так думаешь. А у нас даже медведи разбираются, чтоб ты знал.
— О-о-о, Грязнов, да ты, гляжу, совсем забурел! Пора мне тебя обратно, в цивилизацию, возвращать… Так не прогонишь?
— Если ты серьезно, так я дам команду встретить и доставить в самом лучшем виде. А действительно, чего б тебе, а? И Ирине с Нинкой дашь отпуск. Бабам он бывает иногда просто необходим, чтоб совсем без мужиков, да-да, Саня, ты слушай старого человека.
— Скажешь тоже — бабы! Это Нинка-то?
— А что? Сколько ей, шестнадцать?
— Около того.
— Ну, а я про что? Сидишь, поди, и от каждого стука в дверь вздрагиваешь: а вдруг жених? У них это сейчас быстро, Сань. Главное, чтоб слепыми не рождались, как те котята. — Грязнов довольно рассмеялся.
— Типун тебе!
— Короче, Саня, как решишь, давай телеграмму.
— Так проще ж позвонить…
— Не-е, дружок, пусть официальный документ от тебя поступит, а звонок — это очередной обман. Иринка придет домой, по шерстке тебя разок погладит, ты и растаешь, и все твои обещания останутся пустыми словами. А мне ж к торжественной встрече готовиться надо, кадры поднимать, обеспечивать пребывание, сам понимаешь, забота. Так что без документа — ни-ни!
— Ты чего, какие кадры?
— А как же? Ты ж наверняка и рыбки захочешь, и птички, и от свежего окорочка не откажешься, верно соображаю?
— Охальник ты, Грязнов! И прожженный авантюрист! Куда друга-то своего лучшего затягиваешь?
Вячеслав Иванович снова расхохотался:
— Я — про кабанчика, а ты про кого, Саня? — И, поскольку Турецкий промолчал, добавил: — Да, вижу, совсем ты поплохел, друг мой, пора тебя всерьез лечить. Бери ноги в руки и вали сюда, тайга тебя враз подымет…
— Да поднимать-то мне ничего не надо, — Турецкий хмыкнул. — Общее ощущение хреновое.
— Ну, а я про что? Тем более… Как там наш Костя? Что-то он давно не звонит…
При одном упоминании имени Меркулова, «кривая» настроения у Александра Борисовича поползла вниз. И он сухо ответил:
— Не знаю.
— У-у-у… — протянул Грязнов. — Не знал, что у вас, ребятки, настолько все запущено!.. Вот уж не думал, не гадал, что мое присутствие потребуется так скоро… Что ж это вы?
— Не знаю, Славка… Что случилось, то случилось. Надоело анализировать. Надоело слушать. Устал отвечать. Осточертело…
— Знаешь, Сань, чего б мне сейчас хотелось больше всего? — И, не дождавшись от друга ответа, Вячеслав Иванович сам сказал: — Твое бы пивко да мою рыбку — и в Сокольники… Там, на кругу, ха-арошие точки у нас с тобой были… «Сирень», а?
— За чем же дело?
— Не могу, зверушки обидятся… Я для них тут — и начальник, и спаситель, и Господь Бог. Не даю обижать.
— А люди обижаются?
— Не без этого, Саня, но… альтернативы нету… А чего это — по ящику показывали — у вас там парнишечка симпатичный такой, да из окошка сиганул? Песенки пел хорошие. Дурная компания?
— А-а-а, ты про этого… Да, представь себе. Пересекся вчера нечаянно с Талдыкиным из Северной окружной, помнишь его наверняка. У них это дело. Говорит, баловался.
— Жаль парня… А ты с Костей-то, Саня, все же помирись, не надо ссориться, хлопцы.
— Да то-то и оно, что даже путем и не ссорились.
— Тогда еще хуже… Ох, и что мне с вами делать?.. Ладно, буду думать. Ну, кончаем болтать, деньги идут.
— Чудила, не твои — мои!
— Мне все равно, я теперь ужасно экономный. Привет твоим… женщинам!
— И ты — от меня, зверушкам.
— Им — с удовольствием! Да, Сань, и просьба к тебе. Вы завтра, я надеюсь, не забудете помянуть, так вот, и от меня Дениске цветочек… — Турецкий услышал такой непривычный для Грязнова всхлип.
— Славка, старина, как ты мог подумать?
— Извини… Давай. Жду телеграмму…
Странные были эти похороны… Хотя, по нынешним временам, уже давно нигде ничего странного нет. Ни в целом мире, ни у нас, грешных, на родимой своей земле. Если вдуматься. Вот Александр Борисович Турецкий и поймал себя на этом противоречии, полагая, что…
Исполнилась годовщина того проклятого дня, когда сюда, на Троекуровское кладбище, в отсутствие Турецкого, поскольку он находился в госпитале, в глубокой коме, и вопрос с ним вообще был абсолютно неясен, принесли закрытый гроб с разорванным телом Дениса Грязнова. А вполне могли бы тут стоять и два гроба, просто Денис принял весь удар взрыва террористки на себя. Не защитил «дядь Саню», но от смерти спас. Такой вот парадокс. И с той минуты все в жизни Турецкого и Грязнова пошло наперекосяк. Славка бросил свою «генеральскую» службу в Министерстве внутренних дел и уехал в тайгу. Саню по выздоровлению уволили из Генеральной прокуратуры. Пришлось уйти в агентство «Глория», а теперь и это дело обрыдло. Хотя ребята понимают Турецкого и стараются не показать вида, что обижаются. Но ведь надо быть бревном, чтобы не видеть.
После обеда все вместе поехали на кладбище, к колумбарию со стоявшей в нише урной. Постояли, положили цветочки, сделали по глотку и отправились к машинам. Даже Ирина поняла состояние Турецкого и пошла вместе с остальными, оставив его в одиночестве. Не могла ж не понять, что ему было о чем сказать Дениске и посторонние просто помешали бы. Своим сочувствием, черт побери!.. Странно, что о своей жене он, может впервые, подумал как о посторонней. Даже не по себе от этого понимания стало. Несмотря ни на что…
И вот теперь, возвращаясь к автомобильной стоянке, он увидел большую толпу народа. И в присутствующих узнал давно и прочно знакомые лица. По телевизионному экрану, естественно. Все так называемые «звезды» съехались к свежей могиле. Даже на праздничном кремлевском концерте такого яркого «сияния», пожалуй, не встретишь.
Объяснять не было нужды: хоронили того самого юного певца, о котором вчера спросил Славка. Талантливый мальчишка, наверняка ожидало «светлое» будущее, но… не дождалось. Наркотики проклятые… Но почему? В чем дело?
Тот Игорь Талдыкин как-то странно усмехнулся, когда Александр Борисович задал ему этот простенький вопросец. В том смысле, понял его Турецкий, что, мол, ты — опытный человек, профессионал, полтинник разменял, а все ничего не смыслишь в реальной жизни. В конкретной. И принялся объяснять, как сам видел, причину.
Они, получалось, эти молодые, «пашут» на износ, «бабульки» гребут лопатами, потребности сумасшедшие, возможности практически неограниченные, жизненного опыта никакого, — вот и требуется постоянный допинг. Отсюда — результат. Иной, может, и рад бы, да уже не в силах. Закалки нет той, что имеется у «стариков», то есть у «зубров» этого шоу-бизнеса. Как говорится, на худой конец, можно принять и такое объяснение, хотя, по большому счету, удовлетворить оно было способно разве что молодежь из вон той же «тусовки», которая окружала роскошный, под стать имиджу «провожающих», гроб из каких-то немыслимых пород заграничных деревьев.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики