ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- А кто же его знает? Во всяком случае у него не может
быть никаких надежд. Жалкому голодранцу, каким он и является,
нельзя же думать всерьез о такой знатной барышне, как донна
Хуанита Агвера. Это все равно, как если бы я вообразил, что
меня могут сделать первым алькальдом города Батабано. Что же
касается теперешних мыслей Рафаэля Карраско, то разве можно
поручиться за подобного человека? Я его считаю способным на
все, на все что угодно. Он водится с самыми последними
негодяями в здешних местах, со всеми ворами и контрабандистами.
Только на прошлой неделе его видели вместе с Крокодилом.
- А это еще что за господин?
- Сеньор, неужели вы не знаете?
- Нет.
- И не слыхали никогда?
- Не слыхал.
- А у Dios! Удивительно! А я думал, что о нем все знают.
- Значит, вы ошибались. Не все, я составляю исключение.
- В таком случае я вам расскажу, - продолжал Гаспардо. -
Крокодил - это беглый невольник, принадлежавший когда-то дону
Агвера. Но так как он был очень злобным, то дон Агвера продал
его другому плантатору, своему соседу, от которого Крокодил
вскоре и убежал. Вот уже семь лет он в бегах, и его не могут
поймать, несмотря на все усилия. При этом он даже не особенно и
прячется: не проходит недели, чтобы его не видели на той или
другой плантации, чтобы он не соблазнил двух или трех
негритянок или не ограбил их хозяина. На него несколько раз
устраивали большие облавы с собаками и с лучшими охотниками, но
все напрасно. Он просто неуловим.
- Должно быть, он в самом деле очень ловок, этот
Крокодил... Но скажите, почему его так прозвали?
- Потому что он весь рябой, кожа у него на лице похожа на
шкуру каймана. К тому же он громаден, силен и свиреп, как эти
животные, и прячется на болоте, как они. Это болото зовется Za-
pata и тянется далеко вдоль берега моря. Мы сейчас проехали как
раз по тому месту, где Крокодила недавно видел один из наших
негров. В тот раз гоахиро Рафаэль был с ним вместе, и они о
чем-то очень серьезно разговаривали.
- А если бы мы теперь его встретили, Гаспардо, скажите, вы
испугались бы?
- Нет, сеньор, не испугался бы. Неужели вы такого плохого
мнения обо мне? Вдруг я испугаюсь Крокодила! Напротив, я бы
дорого дал, чтобы взглянуть вблизи на его ужасное лицо, и если
это когда-нибудь случится, я сразу сцапаю его за горло. У меня
с ним свои счеты. Попадись он мне только!.. Собаками
затравлю!.. Carajo!.. Клянусь вам в этом!
- Хорошо, Гаспардо. Если есть основания рассчитывать, что
мы встретим Крокодила, то вы можете и на меня положиться. Я
постараюсь вам помочь - не потому, что он беглый, но потому,
что он негодяй, как вы говорите. Наконец он ваш личный враг -
этого для меня достаточно, так как вы мой друг.
- Mil gracias, senor! - отвечал Гаспардо.
VI
Мы пришли к тому месту, где находились гнезда фламинго.
Как мы и предполагали, так и вышло: ни одной птицы мы там не
нашли. Все они улетели, вероятно, в какое-нибудь другое место,
где было больше рыбы и раковин, которыми они обычно питаются.
Зато я мог видеть огромное число оставленных гнезд,
построенных из ила в форме конусов; на эти гнезда фламинго
садятся, поджав под себя свои длинные ноги, и высиживают яйца.
Гнезда все были пусты, но кругом валялось много яичной скорлупы
и перьев. Я сделал несколько наблюдений, которые в другое время
показались бы мне очень интересными, если бы я находился в
лучшем расположении духа. Опасения, которые я почувствовал
сегодня утром, еще не прошли, и я никак не мог от них
отделаться.
Поэтому я очень легко отказался от всякой надежды
посмотреть на фламинго, и мы с Гаспардо двинулись назад в
усадьбу, решившись не дожидаться их возвращения.
Проезжая вдоль берега озера, Гаспардо попросил позволения
навестить своего друга, который тоже служил у дона Мариано и
был сейчас болен. Друг жил недалеко от плантации.
Я уже изучил дорогу и не нуждался в проводнике, да к тому
же Гаспардо сказал мне, что он вернется в усадьбу вскоре после
меня, во всяком случае - до приезда дона Мариано.
Гаспардо был мне очень симпатичен, и я рад был случаю
проявить свое расположение к нему. Поэтому я охотно отпустил
его.
Поблагодарив, он пришпорил своего коня и помчался прочь.
Как только я потерял его из виду, внезапно услышал
какой-то шум. Сначала я подумал, что это стонет вдали море,
волны которого разбиваются о прибрежные утесы. Этот шум я уже
слышал не раз, когда мы гуляли в лесу. Но, поразмыслив, я
вспомнил, что до берега отсюда очень далеко и шум, который я
слышу, происходит по другой причине. Главное было то, что он
доносился сверху. В это время я выезжал на поляну и, подняв
голову, увидел небо, все покрытое летящей стаей розовых птиц.
Это были те самые фламинго, которых мы с Гаспардо искали и не
нашли и которые теперь возвращались в свои гнезда.
Фламинго летели как раз над моей головой, ярдах в
шестидесяти. Ружье у меня было заряжено крупной дробью; круто
остановив лошадь, я быстро прицелился и дважды выстрелил.
Ответом на выстрелы был одинокий странный крик, затихавший по
мере удаления стаи. Принимая во внимание дальность расстояния,
я решил, что промахнулся или во всяком случае только ранил
одного из фламинго; поэтому, собрав поводья, я уже хотел
продолжать свой путь, как вдруг заметил, что одна птица
отделилась от стаи и постепенно опускается на землю, летя с
большим трудом, Я понял, что все-таки тяжело ранил какую-то
птицу.
Место, где я в эту минуту находился, представляло собой
узкую полосу земли, ограниченную с одной стороны густым лесом
диких манговых деревьев, а с другой - болотом, заросшим
корнепусками. Плантаторы, у которых есть беглые негры, в
особенности не любят манговых деревьев и корнепусков, потому
что первые дают беглецам пищу в виде своих плодов, а под
вторыми очень удобно прятаться. Мой фламинго упал среди
корнепусков. Заметив то место, я слез с лошади, привязал ее к
дереву и пошел подбирать свою добычу,
Признаюсь, перед этим я был все-таки раздосадован тем, что
не нашел фламинго на их обычном месте, и теперь меня радовало,
что я возвращусь домой не с пустыми руками. Я заметил кроме
того, что убитый мною фламинго был одним из самых больших в
стае, что цвет его темно-розовый до самого кончика хвоста, а
под брюхом у него не было белого пятна. Я заранее представлял
себе, как его чучело будет красоваться где-нибудь в музее и
надпись будет гласить: "Пожертвован капитаном Майн Ридом. Убит
на берегу моря, близ Батабано, на острове Куба".
Таковы были мои размышления, когда я скользил по болоту
между корнепусков, отыскивая своего фламинго. Пробираясь сквозь
ветви, которые мне приходилось поминутно раздвигать руками, я
радовался при мысли о том, что вот сейчас увижу и подберу свою
добычу.
VII
Я успел пройти очень немного, как вдруг услышал в ветвях
шорох, мне показалось, будто кто-то шел впереди меня. Я
прибавил шагу и увидел человека, пробиравшегося сквозь чащу так
же, как и я.
То был рослый плечистый негр; он был гол, на всем его
черном, как агат, теле не было ничего, кроме узкого полотняного
лоскутка.
Сначала я не особенно удивился, предположив, что это
кто-нибудь из невольников дона Мариано идет купаться в море,
волны которого мне были в это время видны сквозь ветви. Но
когда я почти догонял негра, меня чрезвычайно удивило, что на
мой зов он не откликнулся и не стал ждать, когда я подойду к
нему, а напротив - убежал прочь, как дикий зверь, застигнутый
врасплох. Скользя в чаще гораздо быстрее меня, он вскоре
скрылся из вида. Так как он, убегая, раза два оглянулся, то я
успел разглядеть его лицо и заметил, что оно все как будто
изрыто оспой.
Тут мне вспомнилось описание внешности Крокодила, которое
я услышал от Гаспардо, и я уже не мог сомневаться, что случай
свел меня с ужасным беглецом. Не имея ни малейшей охоты
мериться с ним силами, тем более в таком глухом месте, я
оставил его в покое и пошел опять в ту сторону, где упал
подстреленный мной фламинго.
Мне все-таки удалось найти эту птицу и в такой момент,
когда я меньше всего рассчитывал на удачу, потому что сбился с
принятого направления и не помнил уже, в каком месте птица
упала. Отыскал же я ее благодаря тому, что услыхал крик двух
орлов, которые дрались между собой из-за мертвого фламинго.
Он был действительно мертв и лежал с распростертыми
крыльями, точно яркий розовый шарф, брошенный на ветви. Его
длинная шея с сильным клювом свесилась вниз. Хорошо, что он не
упал в ил, а то мне вряд ли удалось бы его достать. Я осторожно
поднял свою птицу и повернулся, чтобы идти назад прежней
дорогой.
Прежней дорогой! Это было легче сказать, нежели сделать. Я
тут же убедился, что этой дороги нет, что я не найду ее. Я
заблудился в лесу, в непроходимой чаще, и заблудился не на
день, не на ночь, не на сутки, а на несколько дней и ночей,
покуда смерть не положит конец моим страданиям.
Не сразу, впрочем, понял я весь ужас своего положения и
потому поначалу не особенно был огорчен. Я даже не сделал
попытки позвать себе кого-нибудь на помощь, закричать. Да если
бы я и сделал это, все равно из этого ничего не вышло бы.
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики