науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я сам слышал, как мистер Поуэль называл ее Иезавелью, с присоединением некоторых очень нелестных эпитетов.
- Нехорошо с твоей стороны, Редж, что ты, будучи ревностным роялистом, мог хладнокровно слушать такие вещи! - пылко вскричал юноша.
- Я не говорил, что слушал их хладнокровно. Охотно остановил бы его кощунство, если бы не...
- Если бы не... Что же ты замялся, Редж?
- По некоторым причинам, о которых, быть может, ты узнаешь в другое время. Ведь и у меня так же, как у тебя, Юст, есть свои тайны.
Юноша подумал, что он угадывает одну из этих тайн, но смолчал об этом и ограничился возражением:
- Однако продолжаешь же ты бывать у этого ненавистника короля? Ведь от него ты едешь? Или эта дорога ведет еще к кому-нибудь из здешних дворян?
- Нет, я был у мистера Поуэля, но после оказанного мне приема полагаю, что нескоро снова попаду к нему.
- А, значит, тоже была ссора? По какому поводу?
- По довольно серьезному. Мне было поручено отвезти к мистеру Поуэлю письмо короля с требованием ссуды... Я теперь состою на службе у сэра Джона Уинтора, который является королевским агентом по сбору денег в личную казну короля в этом графстве и в глочестерском. Вот я и имел удовольствие быть посланным сюда с одним из королевских посланий, - пояснил Реджинальд.
- И денег ты не получил, - подхватил Юстес. - Вижу это по твоему лицу.
- Да, Юст. Вместо денег я получил другое: клочки разорванного мистером Поуэлем королевского письма. Положим, эти клочки были брошены под ноги моей лошади, а не прямо мне в лицо, но от этого мне не легче. Вызов брошен королю, сэру Джону и мне, - одним словом, каждому роялисту. Разумеется, этим дело не кончилось. Сгоряча я сказал, что нескоро снова буду здесь, но это неправда: я буду в недалеком будущем. Тогда и разговор у нас с мистером Поуэлем будет другой, и вся картина изменится... Но что теперь скажешь, кузен? Неужели после того, что ты слышал от меня об этом доме, ты все-таки еще намерен войти в него? Я бы посоветовал тебе лучше повернуться к этому очагу мятежа спиной и поехать со мной в Росс, куда я сейчас направляюсь.
- Ах, дорогой Редж, - сокрушенно ответил Юстес, - сделать так, как ты мне советуешь, будет такой грубостью с моей стороны, на какую я не способен. Ведь этим я нарушу и вежливость и простую благопристойность, не говоря уже о благодарности. Я и без того слишком злоупотребил терпением и снисходительностью сэра Ричарда, заставив его так долго ждать.
- Да, это правда, - согласился Реджинальд. - Ну, так делай, как знаешь, мой милый Юст. Я не могу заставить тебя сделать то, чего, очевидно, не желает твой новый приятель. До свиданья.
Простившись с кузеном, королевский посланец поскакал в противоположную сторону от дороги, на которой произошла его встреча с Юстесом. Мимо сэра Ричарда Уольвейна проезжать ему не пришлось. Таким образом оба джентльмена в этот раз так и не познакомились.
Глава VIII
СЦЕНА В КАМЕНОЛОМНЯХ
- Ну, двигайся же, Джинкем! Чего ты плетешься, как безногий!.. Живее же, говорят тебе!
Эти хриплые окрики сопровождались градом ударов палкой по спине небольшого осла, полускрытого под тяжестью двух огромных корзин, висевших у него по тощим бокам.
- Да будет тебе, Джек, мучить бедное животное! Дай ему передохнуть. Ведь этот подъем - один из самых тяжелых.
- Да, но зато корзины-то почти пустые. Чего ему еще? Уж очень ты жалостлив, Уинни!
- А у тебя совсем нет сердца, Джек. Когда он еще недавно нес эти корзины в Моннертс, они были полны доверху. Туда и назад - четырнадцать миль, и без отдыха. И он ничего не ел, кроме того, что ущипнет мимоходом.
- Тем больше ему хочется поскорей попасть домой. Если бы он умел говорить, то, наверное, сказал бы то же самое, что говорю я.
- Может статься. Но все-таки он очень устал и, конечно, еле тащит ноги. Ты хоть не бей уж его больше, Джек, слышишь?
- Ну, ладно, не буду... Ползи же скорее, Джинкем. Еще какая-нибудь миля и ты будешь дома, на лужайке, по самые уши в хорошей, сочной траве. И полакомишься всласть и отдохнешь там до утра. Постарайся еще немножко, пошевеливайся!
Точно поняв, что ему говорят и какую оказывают милость, осел стал напрягать последние силы, истощенные долгим трудным переходом по горам и такой же долгой голодовкой.
Хозяева осла были мужчина и женщина, оба довольно необычного вида. Мужчина отличался очень маленьким ростом и ковылял на деревянной ноге. Женщина была выше его на целую голову, именно потому, что сам-то он был уж очень мал. Простая, домотканая, мешковато скроенная и сшитая одежда не могла испортить ее красивой стройной фигуры; а глаза и волосы были так хороши, что многие герцогини и принцессы охотно отдали бы за них все свои драгоценности, если бы можно было купить такие живые глаза и заставить чужие волосы расти на своей голове. Эти волосы, черные, как вороново крыло, длинные и густые, были свернуты жгутом и заколоты вокруг головы шпильками. Как волосы, так и огромные черные глаза под такими же черными пушистыми бровями, с длинными ресницами, бронзовый цвет кожи и черты лица были присущи скорее цыганскому типу. Напоминало об этом же и то, что на всем облике молодой женщины лежала печать привычной неопрятности, и каждый, взглянув на нее, мог сказать:
"Какая бы это была красавица, если бы она имела обыкновение умываться, причесываться и одеваться!"
Тот, с кем она шла, был ее старший брат, за свою подпрыгивающую походку, к которой вынуждала его деревянная нога, прозванный "Джеком-Прыгуном". Он тоже был похож на цыгана, хотя вместе с сестрой происходили от одних и тех же родителей, коренных англичан. Оба они, подобно цыганам, занимались продажей кур и другой птицы на двух ближайших рынках - в Монмаутсе и Россе. Тщедушный и вялый, Джек невольно подчинялся своей младшей сестре, Уинифреде, обладавшей избытком силы и энергии.
День был рыночный, и брат с сестрой ходили в Монмаутс, где продали свой товар и накупили себе кое-чего другого, необходимого в хозяйстве. До вершины перевала оставалось немного, а остальная часть дороги была легче для усталых путников. Впрочем, Уинифреда поднималась таким легким и эластичным шагом, словно и понятия не имела об усталости. Измучились только Джек да больше всего бедный ослик.
Но отдых для этого терпеливого четвероногого неожиданно наступил раньше, чем ему было обещано хозяином. В одном месте, где дорога врезалась между двумя откосами, поросшими густым кустарником, из-за кустов вдруг выскочил человек, вид которого мог привести в содрогание любых мирных путников, не подготовленных к таким встречам. Но те, перед которыми он так внезапно появился, не только не выразили испуга, а, напротив, вполне по-дружески приветствовали его.
Это был мужчина лет за тридцать, исполинского роста и богатырского телосложения, с целой копной темно-русых щетинистых, торчащих во все стороны волос на огромной голове, с рыжей окладистой всклокоченной бородой и глазами, похожими на горящие уголья; он также напоминал цыгана. Кафтан из толстого сукна бутылочного цвета и красный плисовый жилет были изодраны, словно их владельцу пришлось продираться сквозь колючую растительность. Лицо и руки у него были такие же грязные, как у той, которая в это время приоткрыла в улыбке свои прекрасные зубы.
- Ну, что слышно нового внизу, возле Моннертса? - спросил, поздоровавшись, исполин, хлопнув Джека по плечу.
- Нового много, Роб, - ответил тот. - Так много, что если бы все написать, то понадобилось бы столько бумаги, сколько войдет, примерно, в обе эти корзины.
Хромой привык разнообразить свой товар, отбирая все, что ему попадало в руки; так же разнообразны были и цветистые обороты его речи.
- Поделись со мной хоть частью этих новостей, Джек, - сказал тот, которого звали Робом, и спокойно присел на выступе откоса, вынуждая тем самым остановиться и своих собеседников, к огромному удовольствию измученного осла.
- Гроза надвигается, Роб, гроза с оглушительным громом и смертоносными молниями, - начал Джек, располагаясь рядом с приятелем, между тем как его сестра осталась стоять, сложив руки под своим грязным передником. - Весь рынок был полон забияк как от Реглена, так и от лорда Уорстера. Они заставляли всех встречных и поперечных кричать здравицу королю, а кто не хотел, тех лупили с обеих сторон.
- А Джек этого очень боится, потому и орал громче всех. Я думала, у него глотка лопнет от усердия! - насмешливо добавила сестра.
- А ты полагаешь, сладко бы мне было, если бы за мое молчание они повалили бы меня, сняли мою деревяшку да ею и переломали бы мне ребра? - огрызался Джек. - Разве ты не видела, как одного храбреца, осмелившегося крикнуть: "Да здравствует парламент", чуть в клочья не разнесли? Поэтому я и орал что было мочи: "Да здравствует король", а про себя добавлял другое. От этого у меня в душе ничего не изменилось, да и тело не пострадало. Оно у меня и так уже достаточно искалечено. Роб знает, о чем я думаю. Он во мне не усомнится, как ты, сестрица, ни зубоскаль.
- Знаю, знаю, - успокоительно сказал Роб. - Ты такой же свободнорожденный форестерец, как и я, и не можешь быть заодно с теми роялистами и папистами, которые хотят закрепостить нас и заставляют работать дни и ночи только на них да их разодетых кукол-любовниц, черт бы их всех побрал! А что зря не следует лезть в петлю или под нож - с этим я тоже согласен...
Круто оборвав разговор с Джеком, рыжебородый обратился к Уинифреде, всем своим видом показывая, что ему хотелось бы поговорить с нею наедине. Джек понял это и потихоньку погнал осла дальше. Роб поднялся и стал напротив молодой девушки.
Эти двое людей вполне подходили друг другу. Оба высокие, сильные, в цветущем возрасте - Уинифреда была лет на десять моложе Роба; оба смелые, бесстрашные и решительные, и, несмотря на убожество одежды и даже некоторую неопрятность, оба полны особого, природного величия, не зависящего от среды и обстановки. Чувствовалось, что они должны любить друг друга. И это было верно: их взаимная любовь была такая же пламенная, чистая и нежная, как если бы их сердца бились не под грязными лохмотьями, а под шелком и бархатом придворных одежд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики