науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Письмо заканчивалось словами, что получить эту сумму король доверяет сэру Джону Уинтору, которому Эмброз Поуэль и должен представить ее не позже двенадцати дней по получении этого послания, и что сэром Джоном Уинтором будет выдана официальная расписка в получении денег. Затем следовали печать и собственноручная подпись короля.
- В начале как бы просьба, а в конце уж прямо разбойничье требование! едко проговорил тот, которому адресовано было это письмо.
- Позвольте мне, мистер Поуэль, заметить вам, что я служу не только сэру Джону Уинтору, который послал меня к вам с этим поручением, но и королю, поэтому не могу допустить, чтобы вы так отзывались о короле. Вы, кажется, осмелились назвать его разбойником?
Мистер Тревор произнес эти слова, задыхаясь от разнообразных чувств, переполнявших его. Он едва сдерживался, чтобы не выйти из рамок приличия.
- Вы можете думать все, что хотите. Это вам не воспрещается, - иронически отвечал Поуэль, разрывая королевское послание и бросая клочки под ноги лошади всадника. - Поезжайте обратно и доложите вашему непосредственному начальнику, как я поступил с этой... с этой просьбой о пособии на бедность.
Нечаянно взглянув вверх, Тревор снова увидал прекрасные личики обеих сестер и прочел на них полное одобрение действий отца. Посланцем овладело такое бешенство, что он чуть было не прибег к насилию над стариком, бросившим вызов не только ему, Тревору, но и тем, кому он служил. Но, сделав над собой громадное усилие, молодой человек сдержался, сообразив, что он со своим слугой слишком слаб в сравнении с целой толпой челяди, выглядывавшей из всех дверей надворных построек и, видимо, готовых немедленно броситься на защиту своего хозяина. Их насмешливые лица и злорадное хихиканье ясно доказывали, что они с особенным удовольствием "занялись" бы этим господином, ненавистным им уже за одно то, что он принадлежал к партии короля. К тому же его оскорбитель все-таки был отцом боготворимой им девушки, и с этим Тревор не мог не считаться. Поборов в себе гнев, молодой кавалер почти смиренно сказал:
- Ваш поступок, мистер Поуэль, лично меня мало касается. Поверьте, что это поручение для меня крайне неприятно, и я принял его на себя лишь в силу необходимости.
- Верю. Поручение, действительно, не из приятных, - с прежним сарказмом произнес Поуэль. - Поэтому вы, разумеется, не станете дольше задерживаться здесь и поспешите удалиться отсюда, стряхнув с себя поскорее эту неприятность... Впрочем, быть может, вы найдете нужным, в довершение вашей обязанности, подобрать остатки королевского послания и отвезти их обратно усерднейшему рабу королевы и вашему господину, сэру Джону Уинтору. Я вам в этом не воспрепятствую.
Идти дальше было уже некуда. Тревор чувствовал это и при каждом слове строптивого старика вздрагивал, словно от удара хлыстом. Но снова, в третий раз он молча проглотил горькую обиду, и, окинув пылающим взглядом теснившуюся возле него толпу челяди, глядевшей на него с самым неприязненным видом, круто повернул лошадь и направился к воротам.
- Желаю вам доброго вечера, мистер Поуэль! - сдавленным голосом крикнул он своему непримиримому врагу.
- Желаю и вам того же, сэр! - с преувеличенной вежливостью отозвался старик.
Однако, как ни бодрился Поуэль, но на душе у него было тревожно. Он знал, что король, несмотря на ослабившую его парламентскую оппозицию, все же имел еще достаточно сил, чтобы уничтожить такого мелкого дворянина, как он. Вернувшись в гостиную, куда собрались его дочери, он сказал:
- Милые дети, я уже давно предвидел приближение грозовой тучи, и вот, в настоящую минуту она нависла над нашим домом. Нам, пожалуй, придется или покинуть наш милый Холлимид, или же укрепить его и защищаться в нем.
Глава VII
НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА
Пока в Холлимиде шел совет, что предпринять, Реджинальд Тревор при выезде из холлимидского парка неожиданно встретился со своим двоюродным братом Юстесом, ехавшим, как мы уже знаем, рядом с Ричардом Уольвейном. Слуги следовали позади. Кузены давно уже не виделись, но каждый из них знал, где должен находиться другой. Реджинальд был уверен, что Юстес был при дворе, и никак не ожидал встретить его здесь, у порога дома, который одновременно и притягивал его к себе, и одновременно отталкивал. В свою очередь, и Юстес не предполагал, что увидит в этом месте Реджинальда, о возвращении которого с войны он не имел никаких сведений. Оба были немало изумлены этой неожиданной встречей.
- Ба, Юст! Тебя ли я вижу? - воскликнул Реджинальд, сдерживая лошадь и окидывая беглым взглядом незнакомого ему спутника своего кузена. - Откуда ты?
- Редж?.. Вот удивительная встреча! - вскричал и Юстес, опережая своего спутника.
- Что это с твоей рукой, Юст? - вдруг спросил Реджинальд, увидев его окровавленный рукав и перчатку. - Ты ранен? Подрался с кем-нибудь?
- О, это пустяки, простая царапина! - возразил со смехом Юстес, протягивая для пожатия свою левую руку.
- Но чем нанесена эта "царапина"?
- Кончиком шпаги.
- Ну, так и есть, значит, дрался! Да с кем же и где?
- Пожалуйста, потише, Редж! Мне не хотелось бы, чтобы этот джентльмен слышал нас, - взмолился юноша, указывая глазами на сэра Ричарда, который скромно оставался в стороне.
- Так это с ним у тебя было дело, Юст?
- Да.
- И он победил тебя?
- Сразу.
- Гм?.. Странно! Ты ведь хороший фехтовальщик, хотя и слишком горяч. Но еще более странно, что ты находишься в компании со своим противником. Уж не в плену ли ты у него?
- Есть отчасти.
- В таком случае моя шпага к твоим услугам. Я отомщу за тебя и освобожу от любого слова, которым ты связал себя, и вообще от всяких обязательств.
Всего несколько минут тому назад Реджинальд Тревор принес в жертву свое самолюбие, уклонившись от угрожавшей ему схватки с холлимидской челядью; теперь же, ввиду возможного равного боя с равным противником, он был полон прилива храбрости и мужества. Была пролита кровь Треворов, благородная кимврская кровь, и эта кровь требовала отмщения. Кузены никогда не были особенно дружны, но родственная связь давала себя знать во всем, что касалось родовой чести.
- Вызвать мне его, Юст? - спросил шепотом Реджинальд, наклонившись к кузену. - Скажи да, и он у меня живо затрещит по всем швам.
- Ах, нет, нет, дорогой Редж! Благодарю тебя за участие и предложение, но этого не следует делать.
- Ну, как знаешь, Юст. Но мне, право, очень досадно видеть своего родственника в таком униженном положении, и очень хотелось бы помочь тебе вернуть свою честь. Твой противник, кажется, одних лет со мной и, по-видимому, порядочный малый. Мне доставило бы большое удовольствие сразиться с ним.
- Верю, Редж, но еще раз прошу тебя оставить это. Не сердись на меня, если я скажу, что и тебе самому несдобровать бы с ним. Ты и не заметишь, как он отделает тебя еще чище, чем меня.
Как ни любезно было предложение Реджинальда вступиться за него, Юстес почувствовал себя уязвленным; юноша видел в этом предложении намек на свою собственную слабость. Поэтому и говорил он не без некоторой насмешливости. Реджинальд заметил это и раздраженно спросил:
- Ты шутишь, Юст? Что ты за ерунду несешь?
- Совсем не ерунду, я говорю правду, - тоже, немного надувшись, возразил юноша. - Этот джентльмен один из великолепнейших бойцов и наездников, каких я когда-либо видел. Он доказал мне свое превосходство в несколько минут, а если бы захотел, то мог бы сделать это еще скорее. Хотя я и сам, как ты знаешь, неплохо владею шпагой, но против него казался ребенком, размахивающим деревянным или картонным мечом. Да он, собственно, так и обращался со мной, как я потом узнал. Вначале только немножко поиграл, а потом вдруг так ловко ткнул меня в руку, что моя шпага далеко отлетела в сторону. Но это еще не все. Он обезоружил меня и в другом смысле: превратил из врага почти в друга. Потому я и сказал, что я у него как бы в плену.
- Гм... Все это очень странно, - повторил Реджинальд, подавляя новую вспышку гнева. - Но оставим это. После расскажешь подробности. Пока же скажи мне, как и зачем ты попал сюда. Я думал, ты так крепко внедрился в стенах вестминстерского дворца и так увлечен ласками его хозяйки, что тебе не до сельских идиллий. И вдруг встречаю тебя в самой лесной глуши, далеко от блестящей придворной и городской суеты. Разве она для тебя уже не имеет никакой привлекательности? Как же это могло случиться, Юст, объясни, пожалуйста.
- Охотно объяснил бы, дорогой Редж, но сейчас неудобно. Видишь, меня ждет сэр Ричард.
- Какой сэр Ричард?
- Уольвейн... Мой недавний противник, а теперь новый приятель.
- А, так вот как зовут твоего великодушного победителя.
- А ты разве знаешь его?
- Понаслышке - да, но до сих пор ни разу еще не видел его... Но как ты с ним встретился и из-за чего вы поссорились?
- Оставь и эти вопросы до более удобного случая, Редж. Право, сейчас неловко...
- Ну, хорошо, хорошо. Но скажи мне, по крайней мере, зачем ты едешь в Холлимид? Надеюсь, ответ на этот вопрос не отнимет у тебя много времени.
- В какой Холлимид? - удивился Юстес.
- Ну вот, ты даже не знаешь названия усадьбы, в которую въезжаешь! - со смехом проговорил Реджинальд. - Неужели и в самом деле ты не знал этого до сих пор?
- Честное слово, не знал.
- Не знать, как называется усадьба Эмброза Поуэля!
- А это еще кто такой? - все более и более недоумевал Юст.
Не менее юноши недоумевал и его кузен.
- Ты даже имени лица, которое собираешься посетить, не знаешь? - продолжал спрашивать Реджинальд, делая большие глаза.
- Право... не знаю, - робко ответил юноша, начиная теряться.
- Совсем, значит, ничего не знаешь об этом лице?
- Ровно... ничего.
Юноше хотелось откровенно добавить: ничего, кроме того, что у него две прелестные дочки, но его удержала мысль, что этим он может нечаянно задеть чувствительную струну в сердце кузена.
- Вот чудеса-то! - смеясь проговорил Реджинальд. - Ты, придворный, едешь знакомиться, по-видимому, с самыми мирными намерениями с самым заклятым и опасным врагом королевской власти, с человеком, который ненавидит и короля, и двор, и церковь и более всего твою покровительницу, королеву, по милости которой ты и попал ко двору.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики