науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Торопясь навстречу Грегу, вылезавшему из самолета, Рассел отметил про
себя, что его друг ничуть не изменился, хотя они уже год как не виделись.
Что раздражало в Маннинге, так это его вечная молодость.
Грег был в бриджах, сапогах и старом твидовом пальто; вокруг шеи
развевался ярко-голубой шарф. Он приветственно махнул рукой и устремился
вперед по тропинке; до Расса донесся скрип гравия под его сапогами.
Лицо Грега было сурово, как обычно. Чистое, гладкое лицо, тяжелое, с
непреклонным взглядом.
Его пожатие чуть не раздавило руку Расса, но тон был довольно резким:
- Ты говорил очень возбужденно, Расс.
- У меня есть на то причина. Кажется, наконец я что-то нашел.
- Атомную энергию? - спросил Маннинг. В голосе его не было ни намека
на волнение, только чуть затвердели морщинки у глаз, а на щеках еле
заметно обозначились желваки.
Расс помотал головой.
- Не атомную. Если это энергия, то скорее материальная - секрет
энергии материи.
Они остановились перед двумя креслами на лужайке.
- Давай присядем, - предложил Расс. - Рассказать тебе об этом я могу
и здесь, а покажу немного позже. Мне не часто приходится бывать на
воздухе.
- Приятное местечко, - заметил Грег. - Соснами пахнет.
Лаборатория прилепилась на вершине скалы в 7000 футах над уровнем
моря. Впереди скала круто обрывалась вниз, открывая вид на долину с
серебрящимся в лучах полуденного солнца ручьем. Сзади по склонам
карабкались сосны, вдали мерцали белоснежные шпили гор.
Расс выудил из кармана кожаного пиджака табак и трубку, щелкнул
зажигалкой.
- Вот как это было, - начал он и, удобно развалившись в кресле,
рассказал о первом эксперименте.
Маннинг внимательно слушал.
- А теперь самое интересное, - продолжал Расс. - У меня и до того
были смутные надежды, но на верный след, пожалуй, я напал именно тогда. Я
взял металлический прут - ну, знаешь, обычный присадочный пруток - и ткнул
им в сгустившееся силовое поле, если его можно так назвать... хотя это
название ничего не отражает. Прут вошел. С трудом, правда, но вошел. И
хотя поле выглядело совершенно прозрачным, прута не было видно, даже когда
я просунул его так глубоко, что он уже должен был вылезти с обратной
стороны. Такое впечатление, будто он даже не входил в шар. Будто я просто
сложил прут, причем его плотность возрастала вместе с моими усилиями,
словно я вталкивал прут внутрь его же самого. Хотя это, конечно,
невозможно.
Расс умолк и пыхнул трубкой, не отрывая глаз от снежных вершин в
пурпурной дали. Маннинг ждал.
- В конце концов прут вышел наружу, - снова заговорил Расс. - Заметь:
вышел, хотя, если верить своим глазам, я мог бы поклясться, что он не
входил в сферу. НО ВЫШЕЛ ОН ПОД ПРЯМЫМ УГЛОМ ПО ОТНОШЕНИЮ К ТОМУ МЕСТУ,
КУДА Я ЕГО СОВАЛ.
- Погоди секундочку! - сказал Маннинг. - Тут что-то не так. Ты
повторял опыт?
- Я повторял его раз десять, и результат все время был один и тот же.
Но слушай дальше, Когда я вытащил прут из шара - это было несложно, - он
стал на пару дюймов короче. Я сам себе не поверил. Поверить в это было еще
труднее, чем в то, что прут отклонился на девяносто градусов. Я замерил
все прутки, убедился, что ошибка исключена, и тщательно записал данные.
Каждый прут укорачивался примерно на два дюйма после того, как вылезал из
шара. И все они меняли внутри сферы направление и выходили совсем не там,
где должны были.
- У тебя есть какое-нибудь объяснение? - холодный голос Маннинга
зазвенел от волнения.
- Скорее теории, чем объяснения. Видишь ли, прут, засунутый в шар,
становится невидим, будто его там и нет. А может, его там и вправду нет.
Сферу невозможно ничем потревожить, иначе в ней изменилось бы соотношение
потенциальной и кинетической энергии. Похоже, это основное предназначение
сферы - оставаться неизменной. Если бы прут коснулся проволоки внутри
поля, он бы на нее надавил, прогнул, то есть воздействовал бы на нее силой
и уменьшил бы величину потенциальной энергии. Поэтому прут должен был
как-то пройти, не задевая проволоки. Мне кажется, ОН ВОШЕЛ В КАКУЮ-ТО
ВЫСШУЮ ПЛОСКОСТЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ И ОБОГНУЛ ПРОВОДНИК. При этом прут вынужден
был сделать столько поворотов - четырехмерных поворотов, что утратил часть
своей длины. А может, у него просто увеличилась плотность, я не знаю.
Возможно, этого никто никогда не узнает.
- Почему ты не рассказал мне раньше? - требовательно спросил Маннинг.
- Я прилетел бы и помог. Помощник из меня не ахти какой, но все же я мог
бы пригодиться.
- У тебя все еще впереди. Мы только начинаем. Я хотел убедиться, что
нашел нечто стоящее, прежде чем дергать тебя. Я проводил с той первой
сферой и другие опыты. Например, выяснил, что металл, всунутый в сферу,
проводит электрический ток: это доказывает, что металл вовсе не находится
внутри сферы. Через нее можно пропихнуть стекло целым и невредимым. Не
гибкое стекло, а обычные хрупкие стеклянные палочки. Они не ломаются, но
тоже укорачиваются. Можно затолкать в поле и трубку с водой, правда, с
большими усилиями. Что все это значит - ума не приложу.
- Ты сказал, что проводил опыты с первой сферой. У тебя есть и
другие?
Расс встал.
- Пошли, Грег, - сказал он и ухмыльнулся. - Чтобы это оценить, надо
увидеть своими глазами.
Аппарат выглядел более громоздким и тяжелым, чем тот, в котором Расс
получил первую сферу энергии. Пять энергоизлучателей, подключенные к
аккумуляторной батарее, были нацелены в пространство между четырьмя
большими медными блоками.
Расс включил рубильник, и вспыхнули лучи энергии. Вначале довольно
тусклые, они становились все более интенсивными, почти слепящими. Глухое
ворчание энергоустановки сменилось непрерывным воем.
Лучи изменили окраску - сделались голубоватыми, приобретя типичный
цвет ионизированного воздуха. Это были просто лучи энергии, сходящиеся в
общем центре, но вели они себя как-то странно: вместо того чтобы идти
дальше в пространство, они обрывались в точке пересечения. Доходили до
центра и останавливались. Над ними поднималось ослепительное сияние,
которое стало медленно вращаться, когда где-то тихонько зажужжал мотор,
еле слышный сквозь бешеный рев, заполнивший лабораторию.
Свет стал вращаться быстрее - и образовал силовую сферу. Лучи опали
вниз и заметно померкли. Сфера росла, заполняя пространство между медными
блоками. Коснулась одного из них и легонько срикошетила к другому. Еще
немного разбухла - и вдруг, заглушив весь прежний шум, по ушам полоснул
пронзительный жуткий визг: таким чудовищным было трение между силовым
полем и металлом при соприкосновении сферы с медным блоком.
Казалось, содрогнулась вся лаборатория; лучи дернулись и погасли,
визг прекратился, рев умолк. Автоматически сработало реле, и над комнатой
нависла тяжелая тишина.
Сфера исчезла! Только слабая рефракция осталась на ее месте. И тонкая
полоска меди, отражающая абсолютно весь свет... бесцветная полоска, но
Маннинг знал, что это медь, потому что она была продолжением больших
медных блоков.
Мысли его смешались, сумбурно заметались по кругу. Внутри этой сферы
находилась вся энергия, которую почти целую минуту испускали пять
гигантских излучателей, включенных на полную мощность. СЖАТАЯ ЭНЕРГИЯ!
Энергия, способная взорвать эти горы до основания, если выпустить ее всю
разом. Энергия, пойманная в ловушку и сдерживаемая каким-то особым
свойством пограничного состояния между силовыми полями 348 и 349.
Расс прошел через комнату к маленькому вездеходу на резиновых
гусеницах, который передвигался с помощью автономных аккумуляторных
батарей. Ученый ловко перегнал вездеходик к противоположной стене, выбрал
металлический стержень диаметром четыре дюйма и длиной пять футов и,
удерживая его магнитным подъемником, закрепил в захватах рукоподобного
манипулятора в передней части машины. А затем развернул вездеход к
силовому полю.
Железная рука с размахом опустилась вниз, втыкая в сферу стальной
стержень. Восемь дюймов его пропали в силовом поле, и тут манипулятор
задрожал, издал громкий треск и остановился. Комната наполнилась вонью от
сгоревшей изоляции, электромотор тарахтел, резиновые гусеницы верещали,
машина стонала от перенапряжения, но стержень не продвинулся больше ни на
дюйм.
Расс выключил машину и отступил назад.
- Теперь ты имеешь представление, - торжественно проговорил он.
- Фокус в том, - отозвался Грег, - как это поле ликвидировать.
Расс молча включил рубильник. С внезапным яростным воем лучи
накинулись на сферу... но на сей раз она не материализовалась. И вновь
лаборатория содрогнулась, будто через нее прошла волна, искривляющая
пространство и время.
Так же неожиданно, как появилась, волна исчезла. Но вслед за ней
бесшумно пронеслось нечто гигантское, невообразимо мощное... и явственно
ощутимое. Как будто беззвучный безвоздушный порыв ветра промчался в ночной
тиши мимо них и сквозь них, сквозь всю лабораторию и замер вдали. Но когда
исчезла сфера и унесся прочь порыв энергии, пропавшая часть стального
стержня так и не появилась. Манипулятор застыл в гротескной позе над
пустым пространством, сжимая в тисках стержень, восемь дюймов которого,
вошедшие в сферу, пропали без следа. Срез был таким ровным, что конец
стержня превратился в идеальное вогнутое зеркало.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики