науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они двигались в такт реву гитар, громовым ударам барабанов, упругим басам неистового пианино, фразам, которые хриплым басом выкрикивала толстая девица на сцене:
Прокатись, прокатись!Пусть трясутся чурбаны — раз, два, три!Мы собьем ублюдков с ног,Разотрем их в порошок!Прокатись, прокатись, прокатись!
Граймс обнаружил, что громко распевает вместе со всеми. Павани тоже пел. Биллинхарст бормотал себе под нос без всякого энтузиазма.Круг за кругом, и еще круг. Павани каким-то образом освободился от рубашки. Граймс взмок и был не прочь последовать его примеру, но в давке это не представлялось возможным. Однако он заметил, что многие женщины умудрялись раздеваться догола, проявляя чудеса ловкости.
И по суше, и по волнам мы покатимся свободно!Нас ничто не остановит —Нет, нет, нет!На холмах и на равнинах мы в пыли оставим след!Нас ничто не остановит —Нет, нет, нет!Круг за кругом, и еще круг.Топ, шлеп, топ, шлеп!
Огни над головами мерцали в такт грохоту басов.
Пусть заткнутся чурбаны —Это мы, это мы!Шары должны катиться,Мы созданы катиться!Мы катимся сквозь вас!Мы катимся сквозь вас!
— Я надеюсь кое-кого здесь поймать, — тяжело дыша, прошептал Биллинхарст, переходя на шепот.— Вон тот вроде ничего, — предложил Граймс. У него явно открылось второе дыхание. — Немного потный, но здесь все такие.— Нет… не то… Вот! Информация!— Катящиеся шары не обрастают мхом, — ответил ему Граймс.
Круг за кругом, и еще круг.Топ, топ, топ! Шлеп, шлеп, шлеп!Когда шары закатятсяКогда шары закатятся,Мы хотим быть в их числе,Когда шары закатятся!
Справа от Граймса танцевала полуобнаженная девица, тощая и плоскогрудая. С каждым кругом она все теснее прижималась к нему.Черт возьми, неужели она собирается его закадрить?! Надо как-то отказать ей, в то же время не обидев… Девица была совершенно не в его вкусе. И тут какой-то толстяк, обливающийся потом, протолкался к ним, не переставая танцевать, — к слову сказать, танец все больше напоминал марш. Граймс услышал, как толстяк шепнул девице:— В два пополуночи у переправы Фицрой. Передай дальше!Передав сообщение, он растворился в толпе танцующих. Каким-то образом тощая девица оказалась между Граймсом и чуть живым от усталости Биллинхарстом, тихонько напевая в такт музыке.
Загляните за травой,Загляните за травой.В два ноль-ноль,В два ноль-ноль,Переправа Фицрой.Загляните за травой!
Музыканты заиграли другую тему, но она продолжала напевать как ни в чем не бывало:
Помечтаем на свободе,Помечтаем на свободе,Трава мечтаний,Трава мечтаний,Свободно помечтаем…
Она скорчила рожу Биллинхарсту, одарила Граймса очаровательной улыбкой и скрылась в толпе.Круг за кругом, и еще круг, постепенно приближаясь к выходу.
Мы закатимся в ворота!Мы закатимся в ворота!Мы закатимся в ворота!И когда вы будете на подходе,Мы будем уже там!
Биллинхарст, набрав в легкие побольше воздуха, с большим энтузиазмом пропел заключительную фразу: «Мы будем уже там». 8
Но они едва не оказались совершенно в другом месте.Около Домини-Холла произошла небольшая разборка. Мнения о причинах их возникновения были различны. В одной утренней газете писали, что толпа, распевая «Мы прокатим по ублюдкам», налетела на группу полицейских. В другой газете сообщили, что полицейские набросились на небольшую группу молодых людей, возвращавшихся с «Всеобщего качения», хотя те вели себя вполне миролюбиво.Однако на самом деле главным виновником инцидента был Граймс. Громкие песни, напоминающие песнопения людей каменного века, воскресили в нем воспоминания юности, когда он был кадетом ФИКС, в меру буйным, как и все его сверстники. В те славные времена они с приятелями частенько развлекались, распевая различные песенки в пределах слышимости какого-нибудь стража порядка. Он стал решительно убеждать Биллинхарста выучить слова (последнему это совсем не понравилось). Зато Павани мгновенно поддался на агитацию и запел, а полдюжины парней и девушек, очень кстати проходивших мимо, с удовольствием подхватили:
Вот полицейский на посту —Вон там, вон там!Вот полицейский на посту —Вон там, вон там!Вот полицейский на посту —Носки воняют за версту!Вот полицейский на посту —Вон там, вон там!
Когда они затянули песню по третьему разу, при каждом повторе прибавляя громкости, несколько полицейских попытались угомонить певцов. Однако дубинками дело не ограничилось. В ход были пущены электрошоковые ружья, отрегулированные так, чтобы причинять максимальную боль, но не приводить к потере сознания. На помощь Граймсу и его товарищам бросилась целая толпа гуляк. Тут над улицей застрекотал полицейский аэробот, и сеть, сброшенная с него, накрыла дерущихся.Серебристые метки на форме полицейских действовали как индикаторы, и проволочная паутина соскальзывала с них, зато остальные крепко завязли. Аэробот проплыл над улицей, как рыболовецкий сейнер над стаей рыб. Сеть с уловом, болтающаяся под днищем, была с позором доставлена в участок. Граймс, Биллинхарст и Павани могли запросто провести ночь в камере. Однако дежурный лейтенант опознал Павани, который часто выступал в роли связующего звена между полицией и таможней. Он отозвал троих граждан Лорна, словно для допроса, и те последовали за ним под сочувственные и ободряющие возгласы остальных арестованных. Биллинхарст наконец-то получил возможность дать волю чувствам.— Ты чуть было все не испортил, коммодор, — прорычал он.— Если ты «шар», то должен катиться! — без тени раскаяния отозвался Граймс.— Эй, лейтенант, как-там-вас! — заорал Биллинхарст. — Я начальник таможни порта Форлон, занимаюсь расследованием контрабанды наркотиков. Это Джон Граймс, — он испепелил коммодора яростным взглядом, — коммодор Флотилии Миров Приграничья, он работает со мной… или против меня, судя по сегодняшнему концерту. С субинспектором Павани Вы знакомы.— Чем могу помочь, сэр?— Мне нужен транспорт и люди. Вооруженные, слышите?— И карта, — вставил Граймс. — И вся информация о географии местности, какую ты сможешь предоставить. — Он подождал, не добавит ли чего Биллинхарст, и продолжил: — Похоже, что сегодня к двум пополуночи на переправу Фицрой доставят партию наркотиков.— В офисе капитана есть карта, — сказал лейтенант. — Прошу за мной.На крупномасштабной топографической карте, которая украшала стену офиса, был изображен порт Дальний и окрестности в радиусе пятидесяти километров от центра города.— Переправа Фицрой недалеко отсюда, — Офицер ткнул пальцем в карту. — Вот мост — автодорожный и монорельсовый одновременно. К северу от моста расположена деревня Дэвидшем. Там служит один-единственный младший констебль… — лейтенант фыркнул, — который в данный момент наверняка закутался в теплое одеяльце и смотрит десятый сон. Я проходил там службу до того, как получил сержанта. В Дэвидшеме никогда ничего не случается. Так что… с трудом верится, что к северу от переправы Фицрой будут раздавать наркотики. Далее… что мы видим на юге? Ага, мы видим пшеничные поля. А тут, — он снова ткнул пальцем в карту, — находится ипподром. Надеюсь, джентльмены найдут время и побывают на Кубке Ультимо. Незабываемое зрелище.— А приземлиться там можно? — поинтересовался Граймс. Его совершенно не интересовали лошади.— Там можно посадить крейсер, коммодор. И парочку истребителей. Ну, разве что галактический лайнер класса «альфа» может не поместиться, — и лейтенант расхохотался над собственной шуткой.— Как я понимаю, на машинах установлены мигалки, — заметил Граймс. — Гхм… Что ж, мистер Биллинхарст, если мы воспользуемся полицейской машиной, то распугаем комитет по раздаче — или как там их называют. Предлагаю приземлиться подальше от дороги, к северу от ипподрома, а остаток пути проделать пешком. Но нам понадобится проводник. Лейтенант, кто из ваших людей знает этот район?— Например, я, сэр.— Отлично. У вас есть какой-нибудь транспорт, от которого не будет много шума? Инерционный двигатель ревет так, что перебудит всю округу.— У нас есть дирижабли, сэр. Разработаны специально для нашей планеты, для нужд полиции.— То, что нужно, — отозвался Граймс. Да, человечество вновь возвращается к воздухоплаванию.— Мне казалось, что на Ультимо не совершается по-настоящему серьезных преступлений, — заметил он вслух.— Зато нам часто приходится иметь дело с шайками, которые промышляют азартными играми, сэр. Есть такая игра, она называется «шанс»: метают две монетки… Вы понимаете, к таким надо приближаться очень тихо. На дирижаблях стоят электромоторы, их почти не слышно.— Прекрасно. Значит, пусть будут дирижабли.— Слушаюсь, сэр. Теперь, с вашего позволения, я позвоню капитану округа и займусь подготовкой операции.— Прежде чем вы уйдете, лейтенант… не подскажете, где у вас уборная с умывальником? Хотелось бы избавиться от этой бутафорской растительности… а то, неровен час, ее затянет в пропеллер. 9
Граймс всегда питал слабость к воздушным кораблям. Время от времени ему даже доводилось летать на таких судах в качестве пассажира. Либо планеты, на которых это происходило, отставали в техническом развитии от Земли, либо их жители не испытывали особой потребности экономить энергию. К примеру, космические корабли Шаарской империи нисколько не уступали человеческим, но для атмосферных полетов шаарцы предпочитали использовать аппараты легче воздуха.Дирижабли полиции Ультимо были великолепны — от идеи до воплощения. Впрочем, это были скорее воздушные корабли с полужестким корпусом, чем настоящие дирижабли. Внутри баллона с гелием была встроена нагревательная спираль для увеличения подъемной силы. Сложная конструкция из ремней и сеток позволяла увеличивать давление и быстро менять высоту. Кроме того, в гондоле находился водяной балласт — но сброс балласта, равно как и стравливание гелия, считалось аварийной мерой. Гондола висела на жестких тяжах, под ней крепился толкающий пропеллер.Граймса, Биллинхарста и Павани направили на головной корабль, которым должен был управлять уже знакомый им лейтенант. На борту уже находились четверо констеблей. Граймс, сгорая от любопытства, устроился рядом с пилотом в крошечной кабине, которая располагалась в носовой части гондолы. Наземная команда отпустила швартовы, однако шасси даже не думали отрываться от земли.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики