ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Большое черное тело и желтое лицо человека, найденного в саду, были такими, как вчера. Вторая голова, которую утром выловили в речных камышах, лежала рядом, с нее обильно стекала вода. Люди Валантэна еще вели поиски тела, поскольку оно, вероятно, плавало где-то поблизости. Отец Браун, по-видимому, далеко не столь чувствительный, как О'Брайен, подошел ко второй голове и, как обычно, моргая, стал внимательно осматривать ее. Копну волос, сырых и седых, алый и ровный свет превратил в серебряный ореол; лицо, безобразное, багровое и как будто даже преступное, сильно пострадало в воде от ударов о деревья и камни.
- Доброе утро, майор О'Брайен,- сказал Валантэн со спокойной приветливостью.- Вы, полагаю, уже слышали о последнем подвиге этого головореза?
Отец Браун, склонившийся над седой головой, пробормотал, не подымая глаз:
- Видимо, эту голову тоже отрубил Брейн?
- Все говорит за это,- ответил Валантэн, который стоял, держа руки в карманах.- Убийство совершено точно так же, как и первое. Голова найдена в нескольких ярдах от первого убитого. Отрублена тою же саблей, которую, как мы знаем, он унес с собой.
- Все это так,- смиренно согласился отец Браун.- Но мне как-то не верится, чтобы Брейн мог отрубить эту голову.
- Почему? - спросил доктор Симон, пристально взглянув на него.
- Как вы думаете, доктор,- священник, мигая, поднял глаза,- может ли человек отрубить голову сам себе? Вот уж не знаю...
О'Брайену показалось, что с грохотом рушится весь обезумевший мир, а методичный доктор порывисто ринулся вперед и отбросил с мертвого лица мокрые белесые волосы.
- О, можете не сомневаться, это Брейн,- спокойно сказал священник,- у него и бугорок на левом ухе был такой же.
Детектив сверлил Брауна горящими глазами; сейчас он открыл плотно сжатый рот и резко бросил:
- Вы, по-видимому, много о нем знаете, отец Браун.
- Да,- просто отвечал тот,- мы с ним одно время встречались несколько недель подряд. Он подумывал о том, чтобы принять нашу веру.
В глазах Валантэна вспыхнул фанатический огонь, и, стиснув кулаки, он шагнул к священнику.
- Вот как! - произнес он с недоброй усмешкой.- А не собирался ли он вашей церкви и состояние завещать?
- Возможно, что и собирался,- флегматично отвечал Браун,- очень может быть.
- В таком случае,- Валантэн угрожающе осклабился,- вам, конечно, многое известно о нем. И о его жизни, и о его...
Майор О'Брайен положил Валантэну на плечо руку.
- Оставьте-ка этот вздор,- сказал он,- не то в ход опять пойдут сабли.
Но Валантэн, под спокойным мягким взглядом священника, уже овладел собой.
- Что ж,- сказал он,- подождем пока с частными мнениями. Вы, господа, по-прежнему связаны обещанием не покидать дом. Напомните об этом и другим. Все, что еще захотите узнать, вам скажет Иван. А мне пора заняться делами и написать рапорт. Умалчивать о происшествии больше нельзя. Если будет что-нибудь новое, вы найдете меня в кабинете.
- Есть ли сейчас что-нибудь новое, Иван? - спросил доктор Симон, когда начальник полиции вышел из комнаты.
- Только одно, сударь,- Иван сморщил бесцветное, старческое лицо,- но это важно. Вон тот старикан, которого вы нашли в саду,- и он без малейшего почтения ткнул пальцем в сторону грузного тела с желтой головой,- в общем, мы теперь знаем, кто это такой.
- Вот как? - воскликнул доктор.- Кто же это?
- Его звали Арнольд Беккер,- ответил подручный детектива,- хотя у него было много разных кличек. Этот мошенник - настоящий гастролер, он и в Америке бывал. Видать, это там Брейн что-то с ним не поделил. Мы сами мало им занимались, он больше работал в Германии. Само собой, мы держали связь с германской полицией. Но у него, представьте, имелся брат-близнец по имени Людвиг Беккер, с которым мы все-таки попотели. Как раз вчера мы отправили его на гильотину. И вот, господа, верите ли, когда я увидел в саду вот этого мертвеца, у меня просто глаза на лоб полезли. Если бы я этими самыми глазами не видел, как казнили этого Беккера, я бы поклялся, что на траве и лежит он сам. Потом я, понятно, вспомнил про его брата и...
Тут Иван прервал свою речь по той простой причине, что его уже никто не слушал. Майор и доктор удивленно взирали на отца Брауна, который вдруг неуклюже вскочил на ноги и стоял, плотно сжав виски, как от внезапной и сильной боли.
- Стойте, стойте, стойте! - закричал он.- Помолчите минутку, я начинаю понимать. Боже, помоги мне! Еще чуть-чуть, и я пойму! Силы небесные! Я же всегда неплохо соображал. Было время, мог пересказать любую страницу из Фомы Аквинского. Лопнет моя голова или я пойму? Наполовину я уже понял - но только наполовину.
Он закрыл лицо руками и стоял, точно окаменев, в мучительном размышлении или молитве, в то время как другим только и оставалось, что молча ожидать последнего потрясения всех этих безумных часов.
Когда отец Браун отнял руки от лица, оно было ясно и серьезно, как у ребенка. Он испустил глубокий вздох и произнес:
- Что ж, поскорей разложим все по местам. А чтоб вам было легче разобраться, сделаем вот как.- Он повернулся к доктору: - Доктор Симон, у вас голова хоть куда; вы уже перечисляли пять вопросов, на которые пока нет ответа. Так вот, задайте их теперь мне, и я отвечу.
У Симона от замешательства и удивления свалилось с носа пенсне, но он начал:
- Ну, во-первых, непонятно, зачем для убийства нужно прибегать к громоздкой сабле, когда можно обойтись и шилом.
- Шилом нельзя отрубить голову,- спокойно ответил Браун,- а для этого убийства отрубить голову совершенно необходимо.
- Почему? - спросил О'Брайен с живым интересом.
- Ваш следующий вопрос,- сказал отец Браун.
- Хорошо, почему жертва не подняла тревогу, не закричала? - спросил доктор.- По садам ведь не гуляют с обнаженными саблями.
- А вспомните поломанные ветки,- хмуро произнес священник и повернулся к окну, которое выходило как раз на место преступления.- Мы не поняли, откуда они взялись на лужайке - видите, так далеко от деревьев? Их не ломали, их рубили. Убийца развлекал своего врага какими-то трюками с саблей - показывал, как рассекает в воздухе ветку, или что-нибудь в этом роде. А когда тот наклонился посмотреть, нанес беззвучный удар.
- Что ж,- задумчиво сказал доктор,- правдоподобно. Вряд ли вы так же легко справитесь со следующими двумя вопросами.
Священник смотрел из окна в сад, ощупывая его пытливым взглядом, и ждал.
- Вы знаете, что сад изолирован от внешнего мира, как герметический сосуд,- продолжал доктор.- Как же тогда в него проник посторонний?
Не оборачиваясь, маленький священник ответил:
- А никого постороннего в саду и не было. Наступило напряженное молчание, которое вдруг разрядил взрыв неудержимого, почти детского смеха. Нелепость этих слов исторгла из Ивана поток насмешек:
- Вот как? Значит, и этого дохлого толстяка мы не притащили вчера в дом? Так он не входил в сад, не входил?
- Входил ли он в сад? - задумчиво повторил Браун.- Нет, полностью нет.
- Черт побери! - воскликнул Симон.- Человек либо входит в сад, либо не входит.
- Да вот не обязательно,- ответил священник со слабой улыбкой.- Каков ваш следующий вопрос, доктор?
- Мне кажется, вы нездоровы,- раздраженно заметил доктор,- но я задам и следующий, извольте. Каким образом сумел Брейн выйти из сада?
- А он не вышел из сада,- сказал священник, все так же глядя в окно.
- Ах, не вышел!..- взорвался Симон.
- Ну, не полностью,- отвечал священник. Симон затряс кулаками, как делают французские ученые, исчерпав все свои доводы.
- Человек либо выходит из сада, либо не выходит,- закричал он.
- Не всегда,- сказал отец Браун.
Доктор Симон в нетерпении поднялся.
- У меня нет времени на болтовню! - гневно крикнул он.- Если вы не понимаете, что человек либо по одну сторону забора, либо по другую, то я не стану больше донимать вас.
- Доктор,- сказал священник очень кротко,- мы с вами всегда отлично ладили. Хотя бы по старой дружбе подождите, задайте ваш пятый вопрос.
Взвинченный Симон присел на стул у двери и сказал:
- Голова и тело порезаны как-то странно и, кажется, уже после смерти.
- Да,- отвечал, стоя неподвижно, священник.- Да, так и было. Вас хотели ввести в заблуждение, впрочем, вполне естественное: вы ведь и не усомнились, что перед вами голова и тело одного человека.
Та окраина рассудка, на которой возникают чудовища, вдруг буйно задвигалась в голове О'Брайена. Все самые причудливые создания, порожденные воображением человека, сонмом окружили его. Ему слышался голос того, кто древнее древних пращуров: "Берегись сатанинского сада, где растет древо с двойным плодом. Сторонись зловещего сада, где умер человек о двух головах". Древнее зеркало ирландской души затмили непрошеные призраки, но офранцуженный ум сохранял бдительность, и он следил за странным священником не менее пристально и настороженно, чем все остальные.
Отец Браун наконец повернулся к ним и стоял против окна так, что его лицо оставалось в глубокой тени. Но и в этой тени они видели, что оно мертвенно-бледно. Тем не менее он говорил вполне рассудительно, как будто на земле и в помине не было сумрачных кельтских душ.
- Джентльмены,- сказал он,- в саду нашли не какого-то неизвестного нам Беккера. И вообще никого постороннего там не было. Вопреки рационализму доктора Симона, я утверждаю, что Беккер находился в саду лишь частично. Вот смотрите! - воскликнул он, указав на таинственное грузное тело.- Этого человека вы никогда в жизни не видели. А что вы скажете теперь?
Он быстро отодвинул в сторону голову с желтой плешью, а на ее место положил голову с седой гривой, что лежала рядом. И их взорам явился во всей завершенности, полноте и несомненности мистер Джулиус К. Брейн.
- Убийца,- спокойно продолжал Браун,- обезглавил своего врага и бросил саблю далеко за стену. Но он был достаточно умен и не ограничился этим. Голову он тоже бросил за стену. Осталось только приложить к телу другую голову, и вы решили (причем убийца сам упорно внушал эту мысль на частном дознании), что перед вами труп совсем другого человека.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики