науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Алекс Орлов
Его сиятельство Каспар Фрай

1

Сверкая на солнце начищенными доспехами, вереница всадников спускалась к реке. Лошади спотыкались на крутых уступах, обрушивая с разбитой тропы комья слежавшегося песка. Чтобы лучше видеть, наблюдатель привстал из-за кустов и, прикрываясь рукой от солнца, пытался разобрать, что это за солдаты и кому служат. Но ни знамен, ни щитов с гербами своих хозяев они не носили, это были рейтары – наемные воины. Сегодня они служили одному хозяину, а завтра другому, возможно, врагу их прежнего нанимателя.
– Что ты там видишь, Сибилл? – спросил молодого напарника пожилой наблюдатель.
– Их очень много, дядюшка!
– Считай лучше, не сбивайся…
– А вы, дядюшка? – спросил Сибилл. Он был слабоват в счете и боялся ошибиться, а цена ошибки – милость герцога Ангулемского. Они с дядей служили на герцогской конюшне и совсем не думали воевать, но когда припекло, новый комендант замка Ангулем майор Штепплер раздал всей челяди военные поручения. Повара пошли учиться фехтовать и рубить на скаку лозу, келейные холопы стали упражняться с пиками, а конюшенных и вовсе отправили в разведку – высматривать неприятеля.
– Что там, Сибилл?
– Лошади ухоженные, да только кормежка слабовата – должно, на траве сидят…
– Да ты не лошадей смотри, дурень! Солдат считай!
– А сами-то вы, дядюшка?
– Я спиной хвораю… – соврал старший. Он не ждал от этой разведки ничего хорошего и боялся взглянуть на чужих всадников, чтобы не расстроиться еще больше. Сорок с лишним лет он был при лошадях и повидал всякого, но вид вооруженных людей в кирасах наводил на него страх.
Так они и сидели на краю оврага, Сибилл пытался считать всадников, а его дядюшка лежал под кустом и жаловался на несуществующую болезнь, пока позади них вдруг не оказалась пятерка рейтаров.
– Это что за шпионы здесь прячутся?! – закричал десятник, потрясая обнаженным мечом.
– А-а-а-а! – завыл дядюшка и покатился по траве к другому кусту. – Не убивайте, не шпионы мы!
– Мы не шпионы, ваша милость, не убивайте! – вторил ему перепуганный Сибилл.
– А кто же вы, если не шпионы? – наседал десятник, наступая на них конем. Рейтары засиделись на отдыхе, и для разминки им годились даже эти двое безоружных людей.
– Мы не шпионы, мы… рекрутеры! – нашелся дядя, поднимаясь на ноги.
– Рекрутеры? – недоверчиво переспросил десятник, и лицо его передернула нервная судорога. – Что-то не похожи вы на рекрутеров…
– Это скорее табачники, чем рекрутеры, – заметил один из рейтаров и сплюнул.
Табачниками в войсках назывались маркитанты, что торговали беконом, сухарями и ветошью. Продажа спиртного запрещалась под страхом смерти, и маркитанты продавали вместо него жевательный табак и чай.
– Ну раз вы рекрутеры, говорите, чью сторону держите, – решил проверить шпионов десятник. – И какую цену предлагаете.
– Так мы это… – дядя покосился на Сибилла, – при себе-то денег не держим, нам сказали – идите и найдите служилых людей, вот мы тут и залегли.
– А чего ж залегли-то? – Десятник усмехнулся. – Вон и штаны у тебя обмочены.
– Болезнь у меня такая с детства, как напугаюсь, так сразу мочу штаны, – развел руками дядя.
– Д-да, с детства, – подтвердил Сибилл, хотя был моложе дяди лет на тридцать.
– Чью сторону держите, спрашиваю? Или лжете и никакие вы не рекрутеры?
– Рекрутеры, ваша милость, рекрутеры. Нас послал герцог Ангулемский, ему теперь свою страну оборонять надо.
Перейдя реку, со стороны берега стали подъезжать другие рейтары, их набиралось уже не меньше десяти сотен – целое войско!
– Про беды герцога вашего слышали, – сказал десятник и повернулся к скакавшему в их сторону всаднику. – Вон сотник едет, он и определит, торговаться с вами или головы долой…
Возвышаясь над остальными рейтарами, верхом на рослом мардиганце подъехал широкоплечий рейтар с золотой перевязью через кирасу. Его шлем был украшен мехом горностая, а уздечка на лошади – серебром.
– Что здесь такое, Горбек? – спросил он десятника.
– Посланцы герцога Ангулемского, ваше благородие. Должно, к себе позвать собираются.
– Посланцы герцога? – переспросил сотник и строго взглянул на шпионов из-под косматых бровей.
– Так точно, ваше сиятельство, – заблеял дядя. – Имеем честь предложить в наше войско, так сказать.
– А сколько у вас платить будут? Королю сейчас солдаты тоже нужны, он не поскупится.
– Может, и не поскупится, ваше сиятельство, да только у нашего герцога нужда поважнее, он цену больше даст! – бойко затараторил дядюшка. Спасая жизнь, он стал изобретательнее.
– Уж перекупит так перекупит, ваше сиятельство, это уж как пить дать! – не к месту вмешался Сибилл.
Дядя строго на него зыркнул, но сотник не обиделся. Он сидел, нахмурив брови, и прикидывал свою выгоду.
Война будет неизбежно, это рейтары, как шакалы поживу, за сто миль чуяли. У короля солдат много, куда больше, чем у герцога, а стало быть, герцог предложит больше. Для рейтара важно не продешевить.
– Где ваши лошади? – спросил очнувшийся от дум рейтарский сотник.
– Дык в балке, ваше… – Дядя запнулся, поняв что исчерпал все наивысшие из известных ему титулов. – В балке они, у осинки.
– Хорошо, берите их, мы идем за вами к герцогу. Как называется его замок?
– Ангулем, ваша светлость! Ангулем!
– Мы идем в Ангулем. Горбек, строй весь саул, нам тут ходу не больше полутора суток, думаю, не прогадаем…

2

Через тридцать часов непрерывной тряски по короткому, выбранному рейтарами пути растянувшаяся колонна наемников выехала на дорогу к замку со стороны бывшей дистанцерии Маркуса, а ныне – Левкоса, по имени правившего там старшего сына Маркуса.
Еще издали – мили за три – колонну приметил сторожевой разъезд гизгальдцев, которых привез с собой герцог-чужеземец. Они вовремя сообщили об угрозе в замок, и на подходе к ставке герцога Ангулемского Бриана Туггорта дюр Лемуана рейтаров встретили два ощетинившихся пиками каре из двух сотен солдат в каждом. Со стен замка на пришельцев смотрели пять сотен арбалетчиков и лучников, а с башен угрожали восемь заряженных гранитным щебнем метательных машин.
– А хорошо тут все устроено, – заметил ехавший первым сотник Трауб. – Должно быть, они тебя не узнали, а, рекрутер?
– Сейчас все разрешится, ваше сиятельство. – У стен замка старый конюшенный понизил титул сотника с герцогского до графского.
– Стой! – громко скомандовал сотник, вскидывая руку, и колонна рейтаров встала на дороге, однако тащившееся за ними облако пыли продолжило движение, накрывая лошадей и самих рейтаров.
– Поехали, табачник! – усмехнулся Трауб, толкая конюшенного в спину. – Расскажи им, кто ты такой, авось они тебя вспомнят!
– Вспомнят – как не вспомнить? – с готовностью закивал дядюшка и, пришпорив свою лошадку, поехал впереди сотника, стараясь не смотреть в сторону застывших над целями арбалетчиков.
– Хорошие солдаты, – отметил сотник, поглядывая на ощетинившиеся рядами пик каре гвардейцев.
– Так точно, ваше сиятельство, с прежних времен остались, от герцога Фердинанда.
– А стрелки, стало быть, с других краев привезенные? – спросил сотник, кивая на замерших на стене стрелков. Их серые мундиры и широкополые шляпы никак не вязались с серебром и пурпуром гвардейцев.
– Гизгальдцы, принесла их нелегкая, – негромко ответил конюшенный. Его негромкие переговоры с сотником становились все откровеннее.
– Что это за петух ливенский над воротами стоит?
– Майор Штепплер, помощник его светлости по военной части. Всем в замке командует.
Конюшенный с сотником подъехали к краю рва и остановились напротив поднятого моста.
– Кто такие? – строго спросил майор из-под опущенного забрала.
– Это я, ваша милость, конюшенный Петелинк! А там, – дядюшка указал в сторону колонны, – племянник мой Сибилл.
– Тебя зачем посылали, Петелинк?
– На дороге смотреть, ваша милость, а заодно и… союзников его светлости высматривать. Вот мы и привели тыщу рейтар, которые хотят встать под знамена нашего герцога, да продлятся годы его правления.
Майор Штепплер немного подумал, потом поднял забрало и ближе подошел к башенным зубцам.
– А ты предводитель рейтар будешь? – спросил он у сотника.
– Да, ваша милость. Меня зовут Трауб.
– Стало быть, вы сейчас без хозяина, Трауб?
– Без хозяина, майор.
– Покажи рукава…
Трауб поднял правую руку и одновременно с ним подняли правые руки все рейтары в колонне. Опустив правую руку, сотник поднял левую и снова его жест повторили все рейтары. Это был общепринятый ритуал демонстрации рейтарами своей нейтральности и готовности встать под знамена нанимателей. После заключения договора они подвязывали на рукава ленты с цветами знамени нового хозяина.
– Хорошо! Я спрошу герцога, как нам поступить… – сказал майор и ушел со стены.
Потянулись минуты ожидания. Лошади потряхивали уздечками, беспокойно били копытами, на дне рва, в илистой жиже, любопытные лягушки пучили глаза, ожидая, чем же все это кончится.
Переговоры с герцогом были недолгими, вскоре майор вернулся.
– Его светлость готов взять вас под свои знамена, – объявил он. – Какого жалованья требуете?
– По полрилли вдень, – сразу поднял цену сотник.
Майор усмехнулся – он был готов к такому поведению рейтаров.
– Мы дадим по четверти рилли на откорме и по полрилли на войне. Десятникам – вдвойне, сотникам – вдесятеро.
– А как платить будете – по вечерам или рано?
– На откорме – по вечерам, на войне – рано.
– Годится! Отворяй ворота!
Войско одобрительно загудело и застучало кулаками в щиты, условия договора им подходили, неизвестно, когда воевать придется, а деньги обещали давать каждый вечер.
Рано, значит, утром предстояло делать выплаты во время военных действий.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики