науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 

ПЬЕР ОГЮСТЕН КАРОН де БОМАРШЕ
ПРЕСТУПНАЯ МАТЬ, ИЛИ ВТОРОЙ ТАРТЮФ
Нравоучительная драма
в пяти действиях
Перевод Н.М. Любимова
Изгнать из семьи негодяя --
это великое счастье.
Заключительные слова пьесы
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Г р а ф А л ь м а в и в а, испанский вельможа, благородно
гордый, но не надменный.
Г р а ф и н я А л ь м а в и в а, женщина глубоко несчастная и
притом ангельской кротости.
К а в а л е р Л е о н, их сын, молодой человек,
свободолюбивый, как и все пылкие души нового времени.
Ф л о р е с т и н а, воспитанница и крестница графа Альмавивы;
в высшей степени чувствительная молодая девушка.
Г о с п о д и н Б е ж е а р с, ирландец, майор испанской
пехоты, исполнявший обязанности секретаря при графе, когда тот
был послом; весьма низкой души человек, великий интриган,
искусно сеющий раздоры.
Ф и г а р о, камердинер, лекарь и доверенное лицо графа;
человек, обладающий большим жизненным опытом.
С ю з а н н а, первая камеристка графини, жена Фигаро;
прекрасная женщина, преданная своей госпоже, свободная от
заблуждений молодости.
Г о с п о д и н Ф а л ь, нотариус, человек верный и глубоко
порядочный.
В и л ь г е л ь м, немец, слуга майора Бежеарса, слишком
большой простак для такого господина.
Действие происходит в Париже, в доме, который занимает граф со
своей семьей, в конце 1790 года.
* ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ *
Богато убранная гостиная.
ЯВЛЕНИЕ I
С ю з а н н а одна, составляет букет из цветов.
Теперь графиня может просыпаться и звонить -- печальный мой
труд окончен. (В изнеможении садится.) Еще и девяти нет, а я
уже так устала... Последнее ее распоряжение перед сном отравило
мне всю ночь... "Завтра чуть свет, Сюзанна, вели принести
побольше цветов и укрась мои комнаты". Привратнику: "Весь день
никого ко мне не впускайте". "Сделай мне букет из черных и
темнокрасных цветов с одной белой гвоздикой посредине..." Вот и
букет. Бедная графиня! Как она плакала! Для кого все эти
приготовления? Ах, да, живи мы в Испании, сегодня были бы
именины ее сына Леона... (таинственно) и еще одного человека,
которого уже нет на свете! (Рассматривает букет.) Цвета крови и
траура! (Вздыхает.) Раны на ее сердце не затянутся никогда!
Перевяжем букет черным крепом, раз уж такова печальная ее
причуда. (Перевязывает букет.)
ЯВЛЕНИЕ II
С ю з а н н а, Ф и г а р о заглядывает с таинственным видом.
Вся эта сцена должна идти с подъемом.
С ю з а н н а. Входи же, Фигаро! У тебя вид счастливого
любовника твоей жены.
Ф и г а р о. Можно говорить не стесняясь?
С ю з а н н а. Да, если не затворять дверь.
Ф и г а р о. А к чему такая предосторожность?
С ю з а н н а. Дело в том, что известный тебе человек может
войти с минуты на минуту.
Ф и г а р о (с расстановкой). Оноре-Тартюф / Honore-Тartuffe--
почтенный лицемер (франц.)/ Бежеарс?
С ю з а н н а. Да, наша встреча была назначена заранее.
Послушай, отвыкай ты прибавлять к его имени разные определения:
это может до него дойти и помешать нашим замыслам.
Ф и г а р о. Его же зовут Оноре!
С ю з а н н а. Но не Тартюф.
Ф и г а р о. А, да ну его к черту!
С ю з а н н а. Ты как будто чем-то удручен?
Ф и г а р о. Я взбешен.
Сюзанна встает.
Где же наш с тобой уговор? Помогаешь ли ты мне, Сюзанна, верой
и правдой предотвратить большую неприятность? Неужели ты
позволишь этому злобному существу еще раз обвести себя вокруг
пальца?
С ю з а н н а. Нет, но у меня такое впечатление, что я вышла у
него из доверия: он ничего больше мне не сообщает. Право, я
боюсь, как бы он не подумал, что мы с тобой помирились.
Ф и г а р о. Будем по-прежнему делать вид, что мы в ссоре.
С ю з а н н а. Но почему же ты так расстроен? Узнал что-нибудь
новое?
Ф и г а р о. Сначала припомним самое главное. С тех пор как мы
переехали в Париж и с тех пор как господин Альмавива...
Поневоле приходится называть его по фамилии, раз он
строго-настрого запретил называть его ваше сиятельство...
С ю з а н н а (с досадой). Прелестно! А графиня выезжает без
ливрейных лакеев. Мы теперь, совсем как простые смертные!
Ф и г а р о. Словом, ты знаешь сама, что с тех пор как
беспутный старший сын графа погиб, поссорившись из-за карт, все
у нас в доме совершенно переменилось! Каким хмурым, каким
угрюмым стал за последнее время граф!
С ю з а н н а. Ну, положим, и ты глядишь букой!
Ф и г а р о. Как ненавидит он теперь второго сына!
С ю з а н н а. Ужас!
Ф и г а р о. Как несчастна графиня!
С ю з а н н а. Это великий грех на его душе.
Ф и г а р о. Как возросла его нежность к воспитаннице
Флорестине! А главное, как спешит он произвести обмен своих
владений !
С ю з а н н а. Знаешь, мой милый Фигаро, ведь это пустая
болтовня. Мне же все известно, так зачем ты со мной об этом
толкуешь?
Ф и г а р о. Не мешает лишний раз все привести в ясность --
для большей уверенности, что мы понимаем друг друга. Разве для
нас с тобой может быть еще какое-то сомнение, что бич этой
семьи, коварный ирландец, который состоял при графе секретарем
в нескольких посольствах, овладел всеми семейными тайнами? Что
мерзкий этот интриган сумел заманить графа Альмавиву из тихой и
мирной Испании в эту страну, где все перевернуто вверх дном, --
сумел заманить в надежде, что здесь ему легче будет,
воспользовавшись неладами между мужем и женой, разлучить их,
жениться на воспитаннице и прибрать к рукам состояние
распадающейся семьи?
С ю з а н н а. Ну, а я-то чем могу быть здесь полезна?
Ф и г а р о. Ни на секунду не выпускай его из поля зрения,
уведомляй меня обо всех его предприятиях...
С ю з а н н а. Да я и так передаю тебе все, что он говорит.
Ф и г а р о. Гм! Все, что он говорит... это лишь то, что он
находит нужным сказать! Нет, надо ловить каждое слово, которое
у него невзначай срывается с языка, малейшее его движение,
выражение лица, -- вот где сквозит тайна души! Он обделывает
здесь какое-то темное дело. В успехе он, по-видимому, уверен,
так как, на мой взгляд, он стал еще... еще лживей, вероломней,
наглей, -- так нагло держат себя все здешние дураки, которые
торжествуют, еще ничего не достигнув. Так вот, не можешь ли ты
быть столь же вероломна, как он? Задабривать его, ласкать
надеждой? Ни в чем ему не отказывать?
С ю з а н н а. Не слишком ли это?
Ф и г а р о. Все будет хорошо, и все пойдет на лад, если
только меня своевременно извещать.
С ю з а н н а. И если только я извещу графиню?
Ф и г а р о. Еще рано. Он их всех поработил, -- тебе все равно
никто не поверит. Ты и нас погубишь и их не спасешь. Следуй
всюду за ним, как тень... а я подсматриваю за ним вне дома...
С ю з а н н а. Друг мой, я же тебе сказала, что он мне не
доверяет, и если он еще застанет нас вместе... Вот он
спускается!.. А ну-ка. Сделаем вид, что у нас крупная ссора.
(Кладет букет на стол.)
Ф и г а р о (громко). Я этого не потерплю! В другой раз
поймаю...
С ю з а н н а (громко). Вот еще!.. Боюсь я тебя, как же!
Ф и г а р о (делает вид, что дает ей пощечину). А, ты не
боишься!.. Так вот же тебе, дерзкая!
С ю з а н н а (делает вид, что получила пощечину). Бить
меня... в комнате графини!
ЯВЛЕНИЕ III
Б е ж е а р с, Ф и г а р о, С ю з a н н а.
Б е ж е а р с (в военной форме, с черной перевязью на рукаве).
Что за шум? Ко мне уже целый час доносятся громкие голоса...
Ф и г а р о (в сторону). Целый час!
Б е ж е а р с. Я вхожу, вижу заплаканную женщину...
С ю з а н н а (с притворным плачем). Злодей поднял на меня
руку!
Б е ж е а р с. Ах, это отвратительно, господин Фигаро!
Позволит ли себе благовоспитанный человек ударить существо
другого пола?
Ф и г а р о (резко). К черту! Милостивый государь, оставьте
нас в покое! Я человек вовсе не благовоспитанный, а эта женщина
-- не существо другого пола: она просто моя жена, наглая особа,
интриганка, полагающая, что может со мной не считаться, так как
здесь у нее нашлись покровители. Ну, да уж я за нее примусь...
Б е ж е а р с. Как вам не стыдно быть таким грубым!
Ф и г а р о. Милостивый государь, если мне понадобится
третейский судья для разбора моих отношений с женой, то я
позову кого угодно, только не вас, и вы сами прекрасно знаете,
почему.
Б е ж е а р с. Милостивый государь, вы меня оскорбляете, я
пожалуюсь вашему господину.
Ф и г а р о (насмешливо). Я вас оскорбляю? Да разве можно вас
оскорбить? (Уходит.)
ЯВЛЕНИЕ IV
Б е ж е а р с, С ю з а н н а.
Б е ж е а р с. Дитя мое, я все еще не могу опомниться. Из-за
чего он так вспылил?
С ю з а н н а. Он нарочно пришел сюда, чтобы со мной
поссориться, наговорил мне про вас всяких мерзостей. Запретил
мне встречаться с вами, да говорить. Я за вас заступилась,
вспыхнула ссора и окончилась пощечиной... Правда, это он
впервые, но все-таки я хочу с ним расстаться. Вы сами видели...
Б е ж е а р с. Оставим это. Одно время легкое облачко омрачило
мое к тебе доверие, но после этого крупного разговора оно
рассеялось.
С ю з а н н а. Так вы этим-то меня утешаете?
Б е ж е а р с. Не беспокойся, я за тебя отомщу! Мне давно пора
отплатить тебе услугой за услугу, милая моя Сюзанна! Прежде
всего сообщаю тебе великую тайну... Однако хорошо ли заперта
дверь?
Сюзанна идет проверить.
1 2 3
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики