науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Пончик в испуге машет руками, но Незнайка и другие коротышки вдруг набрасываются на него, связывают верёвками и тащат в космическую ракету.
Ракета стартует, и появляются противные зелёные существа, которые начинают пихать ему в рот сухой репейник. Пончик силится разорвать верёвки и делает несколько судорожных движений, от чего ракета теряет управление и начинает падать.
Тут Пончик закричал и проснулся.
Он лежал на полу, запутавшись в шерстяном одеяле, угол которого забился в рот и противно кололся.
Отплевавшись, Пончик осмотрелся вокруг и ничего не понял. Он увидел тесное помещение с иллюминатором, привинченным к полу столиком и двумя откидными кроватями. В первое мгновение он вообразил, что на самом деле находится в космической ракете. Ощутив, однако, легкое покачивание, он поднялся и выглянул в иллюминатор. Мимо него проплывали незнакомые берега, а за бортом плескалась вода. Пончик бессильно опустился на койку.
– Вот тебе и весь сказ… – пробормотал он, бессмысленно глядя перед собой.
Возможно, некоторые догадались, что всё случившееся с Пончиком было подстроено Незнайкой, который простодушно хотел устроить другу приятный сюрприз. Пока все спали, он разбудил Торопыжку и рассказал ему о своей затее. Но поскольку Пончик был очень тяжёлым, пришлось будить ещё Авоську и Небоську. Крепко взявшись вчетвером за уголки матраса, они благополучно перенесли спящего на «Стрекозу» и уложили на койку в одной из свободных кают.
Из-за того, что мерное покачивание судна и шум двигателя убаюкивали как нельзя лучше, Пончик проснулся только к обеду. А так как он ещё и не завтракал, мысли его приняли совершенно определенное направление – в сторону кухни, или, выражаясь на морском языке, камбуза.
Тем временем путешественники собрались на палубе. Они стояли вдоль перил и с интересом разглядывали незнакомые берега. По ходу движения судна Знайка давал некоторые пояснения:
– Как видите, сейчас судно берет энергию от солнечных батарей. В хорошую погоду энергия будет накапливаться в особых солнечных аккумуляторах.
– А в плохую? – спросил Незнайка. – Без солнца, выходит, на этой штуке далеко не уплывёшь? Тоже мне изобретатели. Чем солнечные батареи изобретать, лучше бы обыкновенный парус изобрели.
– Видно, что ты бездельничал, пока все работали, – терпеливо объяснял Знайка. – Энергии, накопленной аккумулятором только за один час, хватит на целый день пути. И парус на судне тоже имеется. Только по реке под парусом ходить незачем. Вот выйдем в море, там и парус поднимем.
– Скажите, пожалуйста, – поинтересовался Сахарин Сахаринович Сиропчик, – это правда, что вода в море солёная, то есть совершенно непригодная для употребления ни в обычном, ни в газированном виде?
– Совершенная правда, – подтвердил Знайка. – Однако в этом нет ничего опасного. Купаться и плавать в морской воде можно совершенно спокойно, а для опреснения имеется специальная опреснительная установка системы Винтика и Шпунтика. В сущности, это особый фильтр, мембрана которого свободно пропускает молекулы воды, но задерживает посторонние примеси, в том числе и морскую соль.
– Выходит, что воды у нас будет целое море?.. – удовлетворенно отметил Сиропчик.
– А на море будет шторм или девятый вал? – поинтересовался художник Тюбик, который мечтал написать масляными красками морской пейзаж.
Но в это время вахтенный матрос Шпунтик подал сигнал к обеду, и все спустились в кают-компанию. Однако первый обед на судне вышел, как говорится, комом.
Дежурный по кухне Растеряйка, который тоже выходил на палубу на палубу послушать, стоял теперь в дверях камбуза, застыв на месте, словно обнаружив там змею. Из-за его спины коротышки увидели одетого в полосатую пижаму Пончика. Он уже умял почти до дна кастрюлю грибного супа и теперь приканчивал тридцатую порцию блинчиков.
Потеряв от долгого сна ориентацию во времени и сильно проголодавшись, Пончик вообразил, что все пассажиры на судне уже пообедали. И тогда он решил подкрепиться на камбузе без посторонней помощи. Довольно быстро отыскав нужное помещение по запаху, он принялся методично уничтожать суп и блинчики с творогом, пока за этим занятием его не застал дежурный по кухне.
– Ах ты, обжора проклятый! – закричал на него Растеряйка. – И откуда ты только взялся! Чем я теперь кормить буду?
Схватив половник, он замахнулся, чтобы треснуть Пончика по голове. Но тут вмешался Знайка.
– Погоди, – схватил он Растеряйку за руку. – А ты как сюда попал?..
– А вот это я как раз хотел спросить у вас, – с расстановкой произнес Пончик, обретая уверенность в своей правоте. – Вот именно это и спросить, – повысил он голос, – КАК Я СЮДА ПОПАЛ? Кому это пришло в голову, – он постучал себя по голове, – меня сюда притащить, воспользовавшись тем, что больной на некоторое время забылся сном?..
Тут счёл необходимым подать голос доктор Пилюлькин:
– Ну, ты не очень… Никакой ты не больной.
– Ах вот вы как? Уже не больной? – в голосе Пончика появились истерические интонации. – И это я слышу от доктора, призванного как никто другой…
Но ему не дали договорить. С криком: «Так ты будешь больной!» – Растеряйка, изловчившись-таки, треснул Пончика половником по голове.
– А-а-а!!! – завопил Пончик противным голосом, схватившись за голову. – Ай-я-йа-аа!!!
Растеряйка шагнул к нему, чтобы двинуть ещё раз, но его подхватили под руки. Тогда Пончик неожиданно схватил из ящика горсть соли и бросил Растеряйке в лицо. Соль попала в глаза, бедняга завопил и стал вырываться.
– А-а!! Да пустите же, идиоты! Пустите к рукомойнику, ослы несчастные!..
Кое-как все угомонились и расселись в кают-компании. Первый обед на «Стрекозе» состоял из хлеба с маслом и теплого клюквенного киселя, до которого Пончик, по счастью, не успел добраться.
Глава четвёртая
ТАИНСТВЕННОЕ ДУПЛО
Остаток дня путешественники провели благоустраивая свои каюты, каждая из которых, как мы уже знаем, предназначалась для двух пассажиров.
В каюте номер один поселились Винтик и Шпунтик. Вся их каюта была завалена чертежами и инструментами. На месте они почти не сидели, а больше лазали по кораблю, проверяя надежность работы его узлов и механизмов. Винтик лучше разбирался в электронной системе управления, а Шпунтик – в устройстве двигателя.
В каюте номер два поселились Знайка и доктор Пилюлькин. Здесь была чистота и образцовый порядок. Пилюлькин выполнял свои привычные обязанности, а Знайка руководил экспедицией. Он также вёл подробный дневник путешествия, который называл судовым журналом. Регулярно Знайка замерял ширину и глубину реки, исследовал структуру дна и отмечал всё это на карте.
Третью, четвёртую и пятую каюты занимали малышки: Ласточка и Кувшинка, Капелька, Мушка и Кнопочка. Свои каюты они украсили расшитыми салфетками, рукодельными ковриками, подушечками и занавесками. Огромные, до самого потолка, букеты ландышей распространяли аромат леса. У них было очень красиво и уютно.
В каюте художника Тюбика и музыканта Гусли царил, так сказать, творческий беспорядок. Тюбик делал путевые наброски, а Гусля сочинял симфоническую поэму «Навстречу ветру». Повсюду были разбросаны нотные тетради, музыкальные инструменты, краски, альбомы и цветные карандаши. Поскольку Тюбик почти всё время проводил на палубе у мольберта, эти творческие натуры друг другу совсем не мешали.
В других каютах расположились: охотник Пулька и его собачка Булька, Молчун и Ворчун, Торопыжка и Растеряйка, Авоська и Небоська, Незнайка и Пачкуля Пёстренький.
В отдельных каютах, по одному, расположились Сахарин Сахаринович Сиропчик и Пончик. Сиропчик вообще любил устраиваться с двойными, так сказать, удобствами. Большую часть времени он проводил в кают-компании, где всегда можно было попить газированной водички с сиропом.
Что касается Пончика, то он решительно принял позу невинно пострадавшего. Он ни с кем не разговаривал, а встречаясь со Знайкой, тут же начинал требовать, чтобы его вернули домой. Но так как для этого пришлось бы разворачивать обратно «Стрекозу» вместе со всеми пассажирами, Знайка, устав разъяснять Пончику ситуацию, начал в конце концов от него прятаться. Вообще, Пончик добился того, что вокруг него образовалась какая-то тягостная и нелепая атмосфера всеобщей вины.
Таким образом, в тринадцати каютах расположились двадцать два коротышки и собачка Булька. Поскольку кают всего было шестнадцать – по восемь с каждой стороны – то легко подсчитать, что ещё три оставались пустыми.
Вечером, когда солнце скрылось за деревьями, Знайка объявил высадку для ночной стоянки.
Захлопнув солнечные батареи, «Стрекоза» наехала плоским дном на песчаный берег, и Шпунтик закрепил якорь на торчащем из земли корне дуба. Винтик спустил трап, и нагруженные снаряжением путники ступили на незнакомый берег.
То там, то здесь высились огромные камни, а могучие дубы, казалось, достают кронами до раскрашенных закатом редких перистых облаков. Не многие коротышки из Цветочного города видели такие большие деревья.
Знайка выбрал поблизости ровную поляну и велел всем собраться. Обязанности распределились следующим образом.
Винтик и Шпунтик устанавливают четыре шестиместные палатки; Торопыжка, Авоська и Небоська разжигают костёр; малышки собирают и укладывают в палатках сухие листья для мягкого ночлега, а все остальные идут за дровами. Дежурными по кухне были назначены доктор Пилюлькин и Сиропчик. Сам Знайка отправился пилить замеченный им неподалёку белый гриб.
На «Стрекозе» остался только один Пончик. Он сослался на плохое самочувствие и отсутствие верхней одежды. И действительно, он попал на судно в одной пижаме, в ней и разгуливал по «Стрекозе». Когда Сиропчик любезно предложил ему примерить что-нибудь из своего гардероба, оказалось, что вся одежда толстенького Сиропчика, за исключением сандалий, ему мала. Так он раздался вширь за время своей болезни.
Теперь Пончик сидел у окна своей каюты, грыз печенье, запивал его лимонадом и поглядывал на разгоравшийся огонек костра на берегу. «Ничего… – думал он про себя. – Пусть они там… А мне и здесь хорошо. Тепло, светло и мухи не кусают…»
Оказавшись в дубовой роще, малыши, вместо того чтобы собирать сухие ветки для костра, тут же начали бросаться желудями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики