ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

VadikV


33
Анатолий Рыбаков: «Неизв
естный солдат»


Анатолий Рыбаков
Неизвестный солдат

Приключения Кроша Ц 3




Аннотация

Герои Анатолия Рыбакова хорош
о знакомы уже нескольким поколениям детей, любителей веселых и опасных п
риключений. Любознательный и честный Крош увлекается расследованием з
агадочных происшествий. Его волнует не только то, что произошло рядом с н
им, но и то, что случилось за много лет до его рождения. Повесть «Неизвестн
ый солдат» рассказывает об уже повзрослевшем Кроше, который, работая на
строительстве новой дороги, обнаруживает могилу неизвестного солдата
и задается целью установить его имя.

Анатолий Рыбаков
НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ

1

В детстве я каждое лето ездил в маленький городок Корюков, к дедушке. Мы хо
дили с ним купаться на Корюковку, неширокую, быструю и глубокую речку в тр
ех километрах от города. Мы раздевались на пригорке, покрытом редкой, жел
той, примятой травой. Из совхозной конюшни доносился терпкий, приятный з
апах лошадей. Слышалось перестукивание копыт по деревянному настилу. Де
душка загонял коня в воду и плыл рядом с ним, ухватившись за гриву. Его кру
пная голова, со слипшимися на лбу мокрыми волосами, с черной цыганской бо
родой, мелькала в белой пене маленького буруна, рядом с дико косящим конс
ким глазом. Так, наверно, переправлялись через реки печенеги.
Я единственный внук, и дедушка меня любит. Я его тоже очень люблю. Он осени
л мое детство добрыми воспоминаниями. Они до сих пор волнуют и трогают ме
ня. Даже сейчас, когда он прикасается ко мне своей широкой, сильной рукой,
у меня щемит сердце.
Я приехал в Корюков двадцатого августа, после заключительного экзамена.
Опять получил четверку. Стало очевидно, что в университет я не поступлю.

Дедушка ожидал меня на перроне. Такой, каким я оставил его пять дет назад,
когда в последний раз был в Корюкове. Его короткая густая борода слегка п
оседела, но широкоскулое Лицо было по-прежнему мраморно-белое, и карие гл
аза такие же живые, как и раньше. Все тот же вытертый темный костюм с брюка
ми, заправленными в сапоги. В сапогах он ходил и зимой и летом. Когда-то он у
чил меня надевать портянки. Ловким движением закручивал портянку, любов
ался своей работой. Патом натягивал сапог, морщась не оттого, что сапог жа
л, а от удовольствия, что он так ладно сидит на ноге.
С ощущением, будто я исполняю комический цирковой номер, я взобрался на с
тарую бричку. Но никто на привокзальной площади не обратил на нас вниман
ия. Дедушка перебрал в руках вожжи. Лошадка, мотнув головой, побежала с мес
та бодрой рысцой.
Мы ехали вдоль новой автомагистрали. При въезде в Корюков асфальт переше
л в знакомую мне выбитую булыжную мостовую. По словам дедушки, улицу долж
ен заасфальтировать сам город, а у города нет средств.
Ч Какие наши доходы? Раньше тракт проходил, торговали, река была судоход
ной Ч обмелела. Остался один конезавод. Есть лошади! Мировые знаменитос
ти есть. Но город от этого мало что имеет.
К моему провалу в университет дедушка отнесся философски:
Ч Поступишь в следующем году, не поступишь в следующем Ч поступишь пос
ле армии. И все дела.
А я был огорчен неудачей. Не повезло! «Роль лирического пейзажа в произве
дениях Салтыкова-Щедрина». Тема! Выслушав мой ответ, экзаменатор устави
лся на меня, ждал продолжения. Продолжать мне было нечего. Я стал развиват
ь собственные мысли о Салтыкове-Щедрине. Экзаменатору они были не интер
есны.
Те же деревянные домики с садами и огородами, базарчик на площади, магази
н райпотребсоюза, столовая «Байкал», школа, те же вековые дубы вдоль улиц
ы.
Новой была лишь автомагистраль, на которую мы опять попали, выехав из гор
ода на конезавод. Здесь она еще только строилась. Дымился горячий асфаль
т; его укладывали загорелые ребята в брезентовых рукавицах. Девушки в ма
йках, в надвинутых на лоб косынках разбрасывали гравий. Бульдозеры блест
ящими ножами срезали грунт. Ковши экскаваторов вгрызались в землю. Могуч
ая техника, грохоча и лязгая, наступала на пространство. На обочине стоял
и жилые вагончики Ч свидетельство походной жизни.
Мы сдали на конезавод бричку и лошадь и пошли обратно берегом Корюковки.
Я помню, как гордился, впервые переплыв ее. Теперь бы я ее пересек одним то
лчком от берега. И деревянный мостик, с которого я когда-то прыгал с замир
ающим от страха сердцем, висел над самой водой.
На тропинке, еще по-летнему твердой, местами потрескавшейся от жары, шурш
али под ногами первые опавшие листья. Желтели снопы в поле, трещал кузнеч
ик, одинокий трактор подымал зябь.
Раньше в это время я уезжал от дедушки, и грусть расставания смешивалась
тогда с радостным ожиданием Москвы. Но сейчас я только приехал, и мне не хо
телось возвращаться.
Я люблю отца и мать, уважаю их. Но что-то сломалось привычное, изменилось в
доме, стало раздражать, даже мелочи. Например, мамино обращение к знакомы
м женщинам в мужском роде: «милый» вместо «милая», «дорогой» вместо «дор
огая». Что-то было в этом неестественное, претенциозное. Как и в том, что св
ои красивые, черные с проседью волосы она покрасила в рыже-бронзовый цве
т. Для чего, для кого?
Утром я просыпался: отец, проходя через столовую, где я сплю, хлопал шлепан
цами Ч туфлями без задников. Он и раньше ими хлопал, но тогда я но просыпа
лся, а теперь просыпался от одного предчувствия этого хлопанья, а потом н
е мог заснуть.
У каждого человека свои привычки, не совсем, может быть, приятные; приходи
тся с ними мириться, надо притираться друг к другу. А я не мог притираться.
Неужели я стал психом?
Мне стали неинтересны разговоры о папиной и маминой работе. О людях, про к
оторых я слышал много лет, но ни разу не видел. О каком-то негодяе Крептюко
ве Ч фамилия, ненавистная мне с детства; я готов был задушить этого Крепт
юкова. Потом оказалось, что Крептюкова душить не следует, наоборот, надо з
ащищать, его место может занять гораздо худший Крептюков. Конфликты на р
аботе неизбежны, глупо все время говорить о них. Я вставал из-за стола и ух
одил. Это обижало стариков. Но я ничего не мог поделать с собой.
Все это было тем более удивительно, что мы были, как говорится, дружной сем
ьей. Ссоры, разлады, скандалы, разводы, суды и тяжбы Ч ничего этого у нас не
было и быть не могло. Я никогда не обманывал родителей и знал, что они не об
манывают меня. То, что они скрывали от меня, считая меня маленьким, я воспр
инимал снисходительно. Это наивное родительское заблуждение лучше сно
бистской откровенности, которую кое-кто считает современным методом во
спитания. Я не ханжа, но в некоторых вещах между детьми и родителями сущес
твует дистанция, есть сфера, в которой следует соблюдать сдержанность; э
то не мешает ни дружбе, ни доверию. Так всегда и было в нашей семье. И вдруг м
не захотелось уйти из дома, забиться в какую-нибудь дыру. Может быть, я уст
ал от экзаменов? Тяжело переживаю неудачу? Старики ни в чем меня не упрека
ли, но я подвел, обманул их ожидание. Восемнадцать лет, а все сижу на их шее.
Мне стало стыдно просить даже на кино. Раньше была перспектива Ч универ
ситет. Но я не смог добиться того, чего добиваются десятки тысяч других ре
бят, ежегодно поступающих в высшие учебные заведения.

2

Старые гнутые венские стулья в маленьком дедушкином доме. Скрипят под но
гами ссохшиеся половицы, краска на них местами облупилась, и видны ее сло
и Ч от темно-коричневого до желтовато-белого. На стенах фотографии: деду
шка в кавалерийской форме держит в поводу коня, дедушка Ч объездчик, ряд
ом с ним два мальчика Ч жокеи, его сыновья, мои дяди, Ч тоже держат в повод
у лошадей, знаменитых рысаков, объезженных дедушкой.
Новым был увеличенный портрет бабушки, умершей три года назад. На портре
те она точно такая, какой я ее помню, Ч седая, представительная, важная, по
хожая на директора школы. Что в свое время соединило ее с простым лошадни
ком, я не знаю. В том далеком, отрывистом, смутном, что мы называем воспомин
аниями детства и что, возможно, есть только наше представление о нем, были
разговоры, будто из-за дедушки сыновья не стали учиться, заделались лоша
дниками, потом кавалеристами и погибли на войне. А получи они образовани
е, как хотела бабушка, их судьба, вероятно, сложилась бы по-другому. С тех ле
т у меня сохранились сочувствие к дедушке, который никак не был виноват в
гибели сыновей, и неприязнь к бабушке, предъявлявшей ему такие несправед
ливые и жестокие обвинения.
На столе бутылка портвейна, белый хлеб, совсем не такой, как в Москве, гора
здо вкуснее, и вареная колбаса неопределенного сорта, тоже вкусная, свеж
ая, и масло со слезой, завернутое в капустный лист. Что-то есть особенное в
этих простых произведениях районной пищевой промышленности.
Ч Пьешь вино? Ч спросил дедушка.
Ч Так, понемногу.
Ч Сильно пьет молодежь, Ч сказал дедушка, Ч в мое время так не пили.
Я сослался на большой объем информации, получаемой современным человек
ом. И на связанную с этим обостренную чувствительность, возбудимость и р
анимость.
Дедушка улыбался, кивал головой, как бы соглашаясь со мной, хотя, скорее вс
его, не соглашался. Но свое несогласие он выражал редко. Внимательно слуш
ал, улыбался, кивал головой, а потом говорил что-нибудь такое, что хотя и де
ликатно, но опровергало собеседника.
Ч Я как-то раз выпил на ярмарке, Ч сказал дедушка, Ч меня мой родитель т
а-ак вожжами отделал.
Он улыбался, добрые морщинки собирались вокруг его глаз.
Ч Я бы не позволил!
Ч Дикость, конечно, Ч охотно согласился дедушка, Ч только раньше отец
был глава семьи.
1 2 3 4 5

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики