ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Можешь звать меня Соня, - разрешила Щепкина, - мы почти одногодки, и я совсем не чванлива, в театрах важен любой винтик, даже такой, как гример. О, театр! Только беззаветно любящий искусство человек способен пожертвовать всем ради мгновений…
- Так что случилось? - весьма нетактично перебила я ее.
- Тина умерла.
- Кто? - отшатнулась я.
- Актриса Бурская, игравшая роль баронессы, - без всякого трепета пояснила Софья, - Валентина ее имечко, но оно Вальке простонародным казалось, велела звать себя Тиной. Все выделывалась, пальцы гнула. Да уж!
- Но почему она скончалась? Пожилая была? Инфаркт?
Софья захихикала.
- Уж не девочка, но о своем возрасте молчала. Боже, она не понимала, что смешна! Мне вот тридцать два, и я смело говорю об этом.
Я покосилась на дряблую шею молодки и, тактично промолчав, задала следующий вопрос:
- Так от чего умерла Бурская?
Софья попыталась было округлить глаза и вздернуть брови, но лоб, обколотый ботоксом, не хотел двигаться, и очи прелестницы просто вылезли из орбит.
- Ее отравила Жанна! Вот маленькая дрянь! Хотя лично я не поддерживала Валентину!
- Жанна? - заорала я. - Не может быть!
- Ты ее знаешь? - склонила набок раскрашенную мордочку Щепкина.
- Да, и абсолютно уверена, она здесь ни при чем!
Софья вытащила новую сигариллу.
- Ха! Все видели. Эта бесталанная мадам приволокла чашку воды.
- На сцену?
- Да, роль у нее такая, поднос носить, - ехидно сказала Софья, - ну очень сложная, философская, напряженная работа, нужно воды подать и уматывать.
А Тина сначала произносит небольшой монолог, потом отпивает из чашки…
Я, оцепенев, слушала болтающую Софью. Голос ее, резкий, визгливый, вонзался в мозг раскаленным железом. Через пару минут ситуация стала мне понятна. Бурская, выпив воды, должна была встать, подойти к шкафу, открыть дверцу, откуда вываливалась любовница ее мужа, ну и так далее.
Но сегодня все пошло наперекосяк, Тина одним глотком осушила чашку, сморщилась, будто уксус глотнула, начала говорить, икнула и лишилась чувств. Зрители решили, что так положено по роли, и сидели тихо, но помреж живо понял: дело неладно, и велел дать занавес. Бурскую унесли за кулисы, людям в зале сообщили о внезапной болезни исполнительницы главной роли и вызвали «Скорую», но, пока та ехала, Валентина умерла. Актеры сначала подумали, что у Бурской инфаркт, но прибывший врач мигом заявил:
- Это очень похоже на отравление, надо сообщить в милицию.
- Жанка ее на тот свет отправила, - подвела итог Щепкина.
- Почему вы подозреваете Кулакову? - прохрипела я.
- А кто еще? - удивилась Софья. - Водичку она принесла и повод имела! Да уж, красотища! Никому Павлик не достанется! Одна на кладбище, вторая в тюрьме. Какой накал страстей, Шекспир отдыхает!
В гримерку вошел толстый парень.
- Где Жанна? - спросил он. - Ее все ищут!
- Сбежала красавица, - взвизгнула Софья, - послушай, Алик…
Воспользовавшись тем, что Щепкина переключила свое внимание на другого человека, я выскользнула в коридор, добежала до вахтерши и увидела Юлия, допрашивавшего бабку.
- Значит, как она приходила, ты видела?
- Точно, - закивала баба Лена, - приволоклася вовремя, волосьями занавесилась и летит.
- А выходила ли она, ты не помнишь?
- Ну…
- Да или нет?
- Э.., э.., э.
- Безобразие, - обозлился Батурин, - чем только на посту занимаешься! Газеты все читаешь!
- Мимо меня и муха не пролетит, - обиженно прогудела бабка, - в туалет я отлучилась, живот схватило, а все потому, что после огурцов молочка попила.
- Сделай милость, - взревел Юлий, - не рассказывай тут о своих кишечных проблемах!
- Вы же спрашиваете!
- Но не о твоем поносе, вопрос звучал: «Уходила ли Кулакова?»
- Вот ща я точно вспомнила, - всплеснула руками бабка, - она дико торопилась, пронеслася молнией, один запах остался, духи у нее шибко вонючие, спасу нет, тошнить начинает, как до носа доберутся!
- Ты куда? - рявкнул Юлий.
Последний вопрос относился ко мне.
- Домой, - пролепетала я, - похоже, вам сейчас не до нового гримера.
- Прибегай завтра к четырем часам, - деловито сказал Батурин, - не опаздывай, ты мне подходишь, люблю не пафосных.
Я кивнула и вылетела на улицу.
Глава 5
В нашей квартире стояла полнейшая тишина, в прихожей не горел свет. Я щелкнула выключателем, разделась и пошла в гостиную. Создавшееся положение, мягко говоря, не радовало. Конечно, я очень даже ловко выручила Жанну, заменила ее во время спектакля, но теперь актрису считают убийцей, нечего сказать, хороша ситуация. И как поступить несчастной девице? Сказать честно: я не принимала участия в спектакле, заболела и послала вместо себя другую бабу? Ох, боюсь, главный режиссер, услышав такое оправдание, мгновенно выгонит Жанну вон, навряд ли господину Арнольскому понравится поступок Кулаковой. А еще он вполне может заявить ей:
- Раз с твоей ролью способна справиться первая встречная, то ступай на биржу труда, лучше я приглашу в коллектив студентку на подобные выходы. Ученице можно особо и не платить, за «спасибо» прыгать будет.
Может, мне следовало честно признаться в подмене? Дождаться милиции и сказать оперативникам правду? А я лишь усугубила ситуацию, рассказав о том, сколь спешно Жанна удрала из театра. Слабым оправданием моего поведения служит то, что я не знала о смерти Бурской и хотела убедить Юлия Батурина в присутствии Кулаковой на службе. Да уж, затея удалась на все сто процентов. Никто теперь не сомневается, что именно Жанна отравила Тину, торжественно, драматично, абсолютно по-актерски лишила Бурскую жизни на глазах у зрительного зала. Отчего никому в голову не пришло простое рассуждение: с какой стати Жанне убивать при доброй сотне свидетелей? Что, нельзя было обстряпать дело по-тихому, в гримерке?
Впрочем, похоже, у Кулаковой имелся веский повод расправиться с Тиной. Юная старушка Софья трещала о некоем Павлике, который теперь никому не достанется…
Потерев ладонями виски, я распахнула дверь гостиной и крикнула в темноту:
- Жанна, вставай.
Сейчас расскажу Кулаковой о происшествии, и мы вместе отправимся в милицию.
- Жанна, просыпайся!
Из мрака не донеслось ни звука. Я постояла пару мгновений на пороге, потом щелкнула выключателем.
Конечно, не следует будить больную Жанну, ей и так сегодня досталось, одна история с красным зайцем любого уложила бы в кровать, но альтернативы-то нет!
Яркий свет многорожковой люстры осветил гостиную. Я прислонилась к косяку: никого. В комнате царил идеальный порядок, плед на диване был аккуратно сложен, подушечки взбиты, в раскрытую форточку дул ледяной ветер, от Жанны не осталось даже запаха духов.
Решив, что она мирно пьет чай на кухне, я кинулась туда и снова обнаружила безлюдное пространство, никаких следов Кулаковой не было и в помине.
Растерянно выкрикивая на все лады: «Жанна, Жанночка, Жанна…» - я заглянула в ванную, туалет, спальни детей и Кати.
Но Кулакова испарилась без следа, на вешалке не было ее одежды, в галошнице тосковали лишь мои зимние сапожки.
Плохо понимая, как поступить, я вернулась на кухню, машинально поставила чайник на газ и услышала стук входной двери, потом голоса Юли, Сережки, Лизы и Кирюши. Члены семьи явились домой вместе, небось столкнулись у подъезда.
- Лампа, - завопил Кирюша, - я есть хочу! Чего у нас на ужин?
- Надеюсь, макароны с мясом, - вступила Лизавета.
- Тебе только мучное и есть, - заржал мальчик.
- Сам дурак! - обиделась Лиза.
- Чего обзываешься?
- Ты первый начал.
- А ну цыц, - прогремел Сережка.
- Ой, ты наступил на мою сумку, - возмутилась Юля.
- Не фиг ее на пол бросать, - парировал ее муж.
- Так у нас макароны? - влетела на кухню Лиза.
- Мне лучше салат, - заявила входящая следом Юля, - без заправки.
- Мяса хочу, мяса, котлет! - завел Кирюшка.
- И супу! Борща, - подхватил Сережка.
Я вынула пачку пельменей.
- Через пять минут сварятся.
- Фу, гадость!
- Не хочу тесто с жилами!
- Ваще отстой!
- Лампа, ты чем занималась?
- Дома сидела, - соврала я, ставя на огонь кастрюлю.
- И не сварила щи!!!
- Ну.., не успела!
- Почему? - гневно воскликнул Кирюшка.
Я не нашлась, что ответить, но тут меня выручила Юлечка.
- Ой, - закричала Сережкина жена, - какая прелесть? Откуда она у нас?
Я обернулась и уронила шумовку, посреди кухни сидела Ириска и чесалась изо всех сил.
- Жутко прикольная! - взвизгнула Лиза.
- Это кошка? - спросил Кирюша.
- Ты чего, - захихикала Лизавета, - так Рейчел и потерпит дома киску, это собака.
- Маленькая какая!
- Порода называется йоркширский терьер, - осторожно сообщила я.
Может, Жанна где-то в доме? Ириска ведь здесь!
Наверное, ее хозяйка пошла покурить на лестницу.
Хотя маловероятно, когда я пришла, дверь была закрыта. Может, Жанночка отправилась подымить и захлопнулась? Девушка небось потопталась на площадке, замерзла и попросилась временно к соседям! Ага, а куда подевались ее сапожки и куртка?
- Лампудель, - сурово спросил Сережка, - немедленно отвечай, откуда у нас сие блохастое существо?
- У Ириски блох нет, - возмутилась я, - маленьким йоркам положено чесаться!
- Вот так, почти до крови? - прозвучал сзади голос Костина.
- И ты тут? - подпрыгнула я.
- Если не ко двору, могу уйти, - не преминул изобразить из себя обиженного майор.
- Блохи нам ни к чему, - задумчиво протянула Юля.
- Она без паразитов, - стала злиться я, - нежное, крохотное создание. Чем оно вам мешает?
- Приходит Ваня домой из армии, - вдруг заявил Костин.
- Ваня - это кто? - изумилась Лиза.
- Прийти из армии нельзя, - ехидно перебила ее Юля, - можно демобилизоваться.
- Зануда, - сказал Кирюша.
- К нам еще и Ваня явился? - воскликнул Сережка.
- Что вы за люди! - возмутился майор. - Я анекдот рассказываю! Пришел Ваня из армии, а у его Тани трое ребят на лавке. Муж давай орать: «Ты, такая-сякая, изменяла мне!» А жена в ответ: «Вовсе нет, милый! Вон первый, Паша, сидит, - это ты в отпуск приезжал. Вон второй, Коля, - это ты опять в отпуск приезжал».
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики