ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пока этого не произошло. До сих пор гремели лишь незначительные по масштабам взрывы, и жертвы оказывались не столь велики. Если сопоставить цифры, то получится, что от рук никишиных погибло больше людей. Вот почему он беспокоит меня больше, чем атомная бомба у Хусейна или ОВ у солнцевской группировки.
– Напиши письмо в газету, за это тебе вышлют гонорар.
– Смейся, Михаил, смейся… Лично у меня перед глазами не лицо террориста-фанатика с похищенным ОВ, а куда более симпатичный образ: недолечившегося психа. Улавливаешь связь?
– Улавливаю.
– Вот у меня на столе последние данные 4-го управления Главной военной прокуратуры: за неполных полгода около сотни военнослужащих были осуждены, и на каждого, если разбросать трупы, приходится по одному убитому. А на каждую тысячу призывников приходится пятьдесят психов.
– Ты нашел сходный случай?
– Да сколько угодно. – Семенов порылся в бумагах. – Вот, пожалуйста, Тихоокеанский пограничный округ, рядовой Н. закончил боевое дежурство, застрелил двух пришедших ему на смену сержантов, убил своего обидчика, до кучи приговорил офицера, потом убил еще одного солдата, ранил шестерых, в том числе жену и сына начальника заставы – это когда он ворвался в его квартиру. Мальчишка через два дня умер в больнице. Бывает, конечно, когда солдаты просто бегут из части, прихватив оружие, и никого не стреляют. Один такой сбежал из гвардейского полка, его искали несколько дней, а когда задержали – прапорщик с тремя сержантами – и отобрали у него оружие, он голыми руками завалил всю группу захвата и снова скрылся. Думаю, наш Никишин ничем не лучше.
– Или не хуже, – улыбнулся Рябов.
– Или не хуже, – согласился Семенов. Он был серьезен и чуть раздражен. – Никишин – спецназовец, КМС, прошел курс диверсионно-террористической подготовки и так далее. Он – профи. Психованный профи. Что может быть хуже? Поверь мне, Михаил, этот парень доберется до нас. Он ворвется в эту комнату через окно, изобьет нас и снова скроется.
Рябов рассмеялся, глядя на серьезную мину Семенова. Майор не знал, что замдиректора ФСБ Писарев в своем кабинете написал несколько слов на клочке бумаги и дал прочитать Рябову. Тот прочел: «Никишин Антон Николаевич – ликвидировать» и вернул записку шефу. Тот сжег ее в пепельнице.
– Все понятно? – спросил он.
Конечно, Рябов понимал все. Никишин должен быть последним человеком, который знает о хищении со склада сильнейшего боевого ОВ, которое после его применения не оставляет больных – только трупы. В этом деле не должно быть даже свидетелей. Писарев не прав в другом. Если ликвидировать Никишина, оборвется паутинка, ведущая к пауку. Ликвидировать – это, конечно, крайний вариант, Никишина нужно попытаться взять живым, живой он будет более полезен, чем мертвый. Подумав, Рябов пришел к выводу, что загружать себя работой не станет, не будет он и колебаться. Если сбежавший солдат окажется дальше расстояния вытянутой руки, он придержится директивы, если ближе, то возьмет его. Это, конечно, образно говоря.
– Да, шеф, – ответил он Писареву, – все понятно. Только я хотел бы получить письменную директиву.
– Я и дал тебе письменную.
Рябов не двинулся с места. КГБ сейчас называется по-другому, перестал существовать и Исполнительный отдел «В», куда направлялись столь деликатные просьбы, тем более что Рябов лично приговор в исполнение приводить не будет: он только в свое время отдаст команду. Поэтому настоял на своем.
Через несколько минут он имел на руках следующую директиву:

Совершенно секретно
Руководителю следственной группы
подполковнику Рябову М. А.
В одном экземпляре
Только для прочтения
Никишин Антон Николаевич – ликвидировать.
Заместитель директора ФСБ РФ
генерал-майор А. Писарев

Машинописный текст, ни числа, ни подписи, ни номера регистрации.
Писарев смотрел на него мрачно.
– Теперь доволен? – спросил он.
Отвечать «нет» сейчас не было никакого смысла, и Рябов сказал «да».
– Можешь оставить ее себе, – разрешил генерал. – Можешь размножить и расклеить на столбах. Сыщи этого сопляка быстро. Кто бы ни задержал его – МВД, пограничники, сами военные или прочая братия, твой человек должен быть в том месте быстрее, чем он заговорит.
Еще не было никаких материалов о рядовом Никишине и хищении на складе войсковой части 14462, кроме предварительного результата оперативной ревизии, проведенной на складе. Их не было даже у самого Рябова; может быть, что-то раскопал Веригин, которому вскоре предстоит сдать все дела Рябову. Ничего не было, а Писарев уже дал директиву – уничтожить. Ничего не было, но это «ничего» было более чем серьезным.
Вспоминая разговор с Писаревым и сопоставляя его с недавними высказываниями Семенова, Рябов обозвал про себя генерала костоломом. «Поставил диагноз… Но жить будет. Пока». Потом в компанию Писарева он присоединил себя и Семенова. Последний, склонившись над материалами дела, не переставал бубнить: «Он психованный профи. Что может быть хуже?»

3

Антон Никишин вошел в зал билетных касс, когда часы показывали 00.03 Москвы. У окошек народу почти не было, несколько человек стояли у огромной карты России, безучастно глядя на паутину железных дорог.
Антон, вынув из кармана водительское удостоверение Аркадия Разгона, протянул кассиру.
– Один билет на ближайший поезд до Москвы.
Кассирша, рябоватая женщина лет сорока, не мигая, даже не раскрыв удостоверение, лениво уставилась на Антона – симпатичный, лицо волевое, взгляд открытый, над бровью мужественный шрам.
– Билеты продаются только по предъявлении паспорта.
Антон виновато улыбнулся.
– Мой паспорт сейчас на прописке.
Кассирша пожала плечами.
– Только по предъявлении паспорта.
– Но мне нужно срочно уехать.
– А мне нужно долго сидеть здесь.
– Водительское удостоверение тоже документ.
– Я работаю не в ГАИ. Попросите гаишника, может быть, он отвезет вас в Москву.
– А по военному билету можно?
Она, не спуская с Антона глаз, кивнула головой в никуда.
– Пройдите в кассу для военнослужащих.
– Скажите, а с проводником можно договориться?
– Не знаю.
– До Москвы можно добраться на электричках?
– Можно, с учетом бесконечных пересадок.
– А конкретнее не подскажете?
– Обратитесь в справочное бюро.
– А где оно?
– Позади вас.
– Большое спасибо. Я все-таки попробую договориться с проводником. Когда ближайший поезд на Москву?
– Узнайте об этом в справочном бюро.
– Оно позади меня?
– Пошел вон отсюда, – без натуги в голосе сказала кассирша, которой надоела эта перебранка, немного развлекшая ее в отсутствие очереди.
– Еще раз благодарю вас.
Антон вышел из зала в надежде, что кассирша хорошо запомнила его, и взял такси до автовокзала.
– Один билет до Ульяновска.
– Вам придется заплатить за предварительную продажу. Рейс до Ульяновска будет только утром.
– Сколько? – Антон заглядывал в окошко, улыбаясь молодой кассирше.
Она посчитала, и он заплатил за билет.
– А вас как зовут, девушка?
– Аня.
– А меня Антон. Вы не скоро заканчиваете дежурство?
– А что? – спросила она, хорошо зная продолжение.
– Ну, мы могли бы куда-нибудь поехать. У меня «четверка».
– У меня в два раза больше.
– Так когда вы заканчиваете?
– Никогда.
– Спасибо.
На выходе из автовокзала его встретили несколько человек:
– В район, в Тольятти, по цене билета на автобус.
Здесь были и частники, и таксисты, Антон выбрал такси.
– Речной вокзал.
Через двадцать минут он стоял у кассы речного порта.
– Один билет до Волгограда.
– Паспорт, пожалуйста.
– Вот, возьмите, – Антон протянул водительское удостоверение.
– Я просила паспорт.
– К сожалению, я его потерял.
– Тогда я ничем не могу помочь вам.
– Вы пьете шампанское?
– Это последний вопрос?
– Да.
– Нет, не пью.
– А как вас зовут? Меня Антон.
– Молодой человек, отойдите, пожалуйста.
– Но я же просто спросил.
– А я вам ответила. Отойдите, не мешайте работать.
Антон вышел на воздух и убедился, что таксист, который привез его, уехал. Он подошел к свободной машине.
– В аэропорт.
«Если тебе нужно уйти от наблюдения, привлеки к себе повышенное, откровенное внимание, сконцентрируй его грубо, но неожиданно, и тогда решение придет само». Так учил его командир разведроты капитан Дмитрий Романов, занимаясь с Антоном индивидуально в своей квартире. «Только не проболтайся, Антон, а то нам обоим врежут. Я вижу, ты парень правильный, я таких единицы встречал. Теперь они знаешь кто?»
«Профи», – ответил Антон.
Сейчас он уже вернулся в реальность, хотя некоторое время назад ему казалось, что он играет роль в каком-то жутком спектакле: были декорации склада с прожектором-софитом, были его друзья… Все казалось призрачным, но почему-то по-настоящему, сжимая простреленное горло, корчился в судорогах Игорек Полетаев, замертво упал Сашка Пахомов, зияла черная дыра широко открытого рта Мишки Каргина. Его друзья… Нет, это все ненастоящее, нет короткой очереди, после которой навсегда затих Полетаев. А вот прапорщик Шлях, после того как Антон пришел в себя, был настоящим. Антон стрелял в него дважды, и оба раза короткими очередями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики