ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это лет пятнадцать-двадцать назад можно было встретить бескорыстного хулигана, гадящего из любви к искусству, но времена переменились. В самом деле, какой смысл, пыхтя и рискуя засыпаться, резать дорогие покрышки, когда их можно продать? И потом, дело ведь не только в машине. Дверь тоже разрисовали, не поленились лезть на пятый этаж-Кому же я так не понравился?"Поднимаясь к себе, он столкнулся на лестнице с новым соседом, направлявшимся, судя по его виду, на работу. Это был невысокий полноватый мужчина с обширной лысиной, прикрытой старомодной шляпой с узкими полями. Черты одутловатого лица показались Иллариону еще более мягкими и невыразительными, чем вчера.Забродов предположил, что вечером, зазывая на новоселье, сосед был уже основательно на взводе, так что сегодняшняя бедность мимики была вполне объяснимой.Одет он был так, как привыкли одеваться мелкие московские чиновники: в удлиненную кожаную куртку, в вырезе которой виднелась белая рубашка с галстуком, темные, тщательно отутюженные брюки и сверкающие туфли. Увидев Иллариона, он вежливо приподнял смешную шляпу и наклонил голову, сверкнув лысиной.Отвечая на приветствие, Забродов подумал, что ему нечасто доводилось видеть более незаметных людей: встреться они не в подъезде, а на улице, Илларион ни за что не узнал бы соседа по лестничной площадке."Надо бы запомнить его как следует, – взбегая по лестнице, подумал он, – а то может выйти неловкость.Не замечу где-нибудь, пройду мимо – глядишь, обидел человека… Черт, стандартный он какой-то, как рублевая купюра, зацепиться не за что… Шляпа? Лысина? Одно слово – гений посредственности. Неужели этот гений все-таки по ночам на дверях пишет? Чепуха, быть этого не может. Взрослый человек… Так есть у него все-таки дети или нет? Надо бы выяснить".Поднявшись к себе, он тщательно побрился, причесался, прихватил на кухне чистую рюмку и решительно направился через площадку. Дверь открыла хозяйка.Илларион внутренне вздохнул: он предпочел бы, чтобы на пороге оказалась не симпатичная женщина средних лет, а нагловатый подросток с перепачканными мелом пальцами – тогда, по крайней мере, не нужно было бы хитрить и разводить дипломатию.– Здравствуйте, соседка, – выдавая самую обворожительную из своих улыбок, сказал он. – Мне ужасно неловко.– Почему же это вам неловко? – тоже улыбаясь, с легким кокетством спросила хозяйка. Лет ей было около сорока, волосы она красила в каштановый цвет и выглядела еще очень даже ничего, особенно когда улыбалась.Улыбка была открытая, очень располагающая, а зубы ровные и белые, как у героини рекламного ролика.– Мне неловко по трем причинам, – с самым серьезным видом ответил Илларион. – Во-первых, из-за того, что я вчера повел себя несколько.., э.., невежливо, отклонив ваше приглашение. Поверьте, мне очень жаль, но я вчера так замотался…– Пустое, – снова улыбнувшись, сказала хозяйка. – Я вас очень хорошо понимаю. Так, бывает, за день натопчешься, что белый свет не мил…– Вот-вот. Еще мне неловко потому, что я только что встретил на лестнице вашего мужа. Может, знаете ли, сложиться превратное впечатление, будто бы я…– Ох, – рассмеялась соседка, – так уж и превратное?– Клянусь, – торжественно сказал Илларион. – В этих делах я всегда выступаю с открытым забралом и атакую замужних женщин исключительно в присутствии мужей.– Странная тактика.– Ну, а третья причина вашей неловкости?– Вот, – сказал Илларион, протягивая пустую рюмку. – Совершенно не умею побираться и, поверьте, сроду этим не грешил, но тут такой случай… Просто стихийное бедствие. Взялся готовить себе завтрак и вдруг обнаружил, что в доме ни крупинки соли. А магазин у черта на куличках…– Да, – согласилась соседка, забирая рюмку, – магазин действительно далеко.– Зато школа в двух кварталах, – как бы между прочим заметил Илларион.– А у вас есть дети? – удивилась она. – Мне почему-то показалось, что вы живете один.– Вам правильно показалось, – смутился Илларион. – Я, собственно, имел в виду ваших…Соседка вздохнула.– Нас двое, – сказала она, – детей нет. Бог не дал…– Извините, – сказал Илларион. – Какой я.., прямо как бегемот.– Пустое, – повторила хозяйка и торопливо ушла на кухню.Вернувшись домой, Забродов почесал в затылке, пожал плечами, высыпал соль в мусорное ведро и принялся звонить по телефону – ему срочно требовалась машина. Глава 2 Сергей Дмитриевич Шинкарев проснулся с трудом.В последнее время такое с ним случалось довольно часто; пробуждение напоминало подъем с невообразимой глубины, тяжелая вода давила со всех сторон, не давая всплыть, утаскивая на дно, сопротивляясь, как живая…Просыпался он по частям. Сначала в беспросветной тьме возникло надоедливое дребезжание, потом там забрезжил неприятный желтоватый свет, и только через некоторое время Сергей Дмитриевич ощутил настойчивые толчки и понял, что наступило утро.Он открыл глаза. В окно заглядывал неторопливый октябрьский рассвет, под потолком горела голая лампочка, висевшая на испачканном побелкой шнуре, будильник заливался злорадным звоном, а жена изо всех сил трясла за плечо.– Подъем, – монотонно повторяла она, – подъем, Сережа, проспишь на работу…– Все, – сказал он, с трудом ворочая огромным шершавым языком, – все, все, я уже проснулся.В доказательство он сел на постели и едва не упал обратно на подушку – так сильно закружилась голова.Состояние было такое, словно он вчера выпил по меньшей мере ведро водки. Конечно, вечером он пил – на то и новоселье, – но все-таки…Чепуха, решил Сергей Дмитриевич, с трусливой старательностью закрывая глаза на очевидное. Обыкновенное похмелье. Надо меньше пить и больше закусывать. Ч-черт, совершенно не помню, как лег спать…Он с опаской взглянул на жену, пытаясь отыскать на ее свежем и все еще очень привлекательном лице следы недовольства.– С-слушай, – нерешительно спросил он, – я вчера.., ничего?– Ты вчера напился, как зонтик, – сообщила ему жена. – Слава богу, никто, кроме меня, этого не заметил.– Вот черт, – огорченно сказал он, – извини. Ничего не помню.– Пустое, – с улыбкой ответила жена. Это было ее любимое словечко – «пустое», и оно означало, что Алла Петровна не усматривала в поведении супруга ничего предосудительного. – Ты устал – переезд, ремонт..Выпил лишнего и отключился. На то и новоселье.– Это точно, – бодрясь, сказал Сергей Дмитриевич и с трудом встал. Его качнуло, и он ухватился за спинку кровати. – На то и новоселье. Умница ты у меня, Петровна.– С тобой все в порядке? – обеспокоенно спросила жена.– В полном, – уверил Сергей Дмитриевич и в доказательство звонко шлепнул себя ладонью по голому выпуклому животу. – Хоть сейчас в космос.– Одевайся, космонавт, – сказала Алла Петровна и взлохматила остатки мужниных волос вокруг лысины. – Завтрак стынет.– Завтрак стынет, рога трубят, – фальшиво пропел Сергей Дмитриевич, со второй попытки попадая ногой в шлепанец и направляясь в ванную. – Великие дела ждут того, кто способен их свершить.Продолжая распевать эту чепуху, он вышел в прихожую и включил свет в туалете. Воровато оглянувшись на дверь спальни, он быстро и бесшумно приоткрыл стенной шкаф и запустил в него руку. Он знал, что так или иначе узнает все и без этой партизанщины, но удержаться просто не мог. Мозг кричал во все горло, призывая закрыть шкаф и хотя бы ненадолго оттянуть неизбежное, но рука действовала словно бы сама по себе, раздвигая, ощупывая.., убеждаясь.«Что же это было? – думал Сергей Дмитриевич, так ожесточенно двигая зубной щеткой, словно намеревался разорвать рот. – Что же было на этот раз? И что вообще со мной происходит?»Он посмотрел в укрепленное над раковиной зеркало, как будто отражение могло дать ответ. Отражение молчало, и вид у него был самый что ни на есть дурацкий: круглые щеки – одна больше другой из-за зубной щетки, – перемазанный пастой рот, мешки под заплывшими глазами, длинные пряди вокруг лысины торчат во все стороны, придавая голове сходство с полуоблетевпшм одуванчиком, белесая щетина на подбородке". Да, подумал он. Пожалуй, это чучело ответит.– Ну, чего таращишься?Он подавил в себе желание плюнуть зубной пастой в зеркало и тщательно, по всем правилам, прополоскал рот. Похмелье понемногу отступало, и мозг привычно перебирал предстоящие дела, настраиваясь на рабочий лад и как бы между делом воздвигая непроницаемый защитный барьер вокруг зиявшего в памяти черного провала, в который каким-то не вполне понятным образом ухнул остаток вчерашнего вечера. В последнее время эта операция успела утратить остроту новизны и превратилась в рутинное, раз и навсегда отработанное действо – с памятью Сергея Дмитриевича творились странные вещи, и временами он побаивался, что скоро там вообще не останется ничего, кроме этих огороженных хлипкими заборчиками черных бездонных ям.Но хуже всего были пробуждения, и даже не пробуждения, а то, что следовало за ними. Намыливая щеки, Сергей Дмитриевич выдавил кривоватую улыбку: да уж, по утрам ему приходилось несладко…Память, как бесконечно бегающий по кольцевой линии поезд метро, снова помимо воли вернулась к исходной точке. Механически двигая помазком, Сергей Дмитриевич невидящими глазами смотрелся в отражение в забрызганном зубной пастой зеркале и вспоминал, как все это случилось в самый первый раз. * * * …Дом стоял на самом краю микрорайона, и с двенадцатого этажа Сергей Дмитриевич без труда мог наблюдать за жизнью обитателей обреченной на снос деревушки, в огороды которой шестнадцатиэтажное обиталище вломилось, как ледокол в береговой припай. Вокруг дома расстилалось безбрежное море вздыбленной и исковерканной колесами и гусеницами рыжей глины, кое-где прорезанное жалкими полосками асфальта, проложенными, как водится, совсем не там, где нужно, и потому имевшими заброшенный вид. На рыжей поверхности глиняного моря белел беспризорный мусор, среди которого тихо ржавело забытое строителями железо и потихоньку крошились штабеля бетонных плит.В подъезде одуряюще пахло побелкой, масляной краской и ацетоном. Сквозь все эти запахи пробивался еще один, не слишком сильный, но весьма откровенный запашок, в природе которого Сергей Дмитриевич не сомневался ни минуты: он сам был строителем и отлично знал, что строительные организации, как правило, не утруждают себя возведением на объектах таких архитектурных излишеств, как туалеты для рабочих.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики